Наступление на институт российской семьи

Автор — Александр Шуринов, академик Петровской Академии наук и искусств, председатель общества потомков героев Отечественной войны 1812 года, писатель и журналист, награждён медалью «За верность России».

Общественность России сегодня наблюдает серьёзное наступление западных русофобских технологий на институт российской семьи. Можно констатировать ведение в нашем российском мире очередной по счёту войны.

Войны, если так можно сказать, юридической. Массы юристов, как со стороны Европы, так и в России противостоят друг другу. Под предлогом защиты детей идёт соревнование в юридическом выражении и защите их прав и свобод. Вместе с защитой растут доходы юристов, которые заинтересованы в непрекращающейся войне и опасностях для семьи, родителей и детей.
1. Война юристов результатов не даёт.
Однако, если причины деятельности проводников ювенальной юстиции и её апологетов достаточно ясны: новые способы влияния на население, фактическое обворовывание детей и родителей, подавление инакомыслящих, чьё мнение не устраивает местную и федеральную власть, развитие экономического и юридического рабства, которое приносит дивиденды многочисленным адвокатам, обвинителям, судьям и прочим и прочим, то причина задействования патриотической юриспруденции состоит в осознании опасности для института семьи и основ общества.
Осознание – это, конечно, уже хорошо. Но как всё-таки бороться с этой чужеродной и наглой напастью. Оторвали ювенальщики ребёнка от целого: от семьи, от матери, и стали придумывать юридические способы его «отлучения»-«спасения» от родных. А имели ли право делить неделимое? Не превышение ли это природного права, которое даётся каждому человеку от рождения? Не пора ли судить ювенальщиков, фактически позарившихся на счастливое детство наших детей при наших же живых родителях?
Надо заметить, что состояние современного общества, всё больше зависящего от надуманных юридических правил, законов, положений и их комментариев, беспокоит каждого здравомыслящего человека. Наступили времена, когда общество как бы живёт и ежедневно вынуждено как бы отстаивать свои естественные права: на жизнь, жильё, семью, детей и т.д. Оно уже с трудом отстаивает свои права на смерть, тело, свою кремацию и захоронение. Таким образом, мы наблюдаем фактическую картину того, как общество изворачивается в ежовых рукавицах нашего юридического и экономического права, которые создают все условия для признания населением их необходимости .
И, как итог, обеспечение их безбедной и удобной жизни, которую они называют успешной. Однако, масса всевозможных законов становится критической! Сегодня она такова, что только узкий специалист по отдельному юридическому вопросу способен что-то отслеживать и пытаться защищать граждан.
Безусловно, он сможет защищать только богатых граждан, поскольку его услуги действительно требуют большой специальной подготовки, недюжинной памяти и сноровки и, следовательно, требуют оплаты. Бедные слои населения, а таковых большинство, пользоваться услугами адвокатов и юридических служб не в состоянии.
2. Ювенальная юстиция – геноцид семьи.
В результате, исполнение законов становится необязательным! Ситуация очень тяжёлая. О ней в своё время «печалился» на Пленарном заседании Международных Рождественских чтений генеральный прокурор Дмитрий Устинов. Он с тревогой предупреждал общество о надвигающемся беззаконии и взывал: «Если мы не воссоздадим духовно-нравственного общества, мы погибнем».
Действительно, только массовая духовность и нравственность, формируемые в гражданах с детства, способны сделать общество уважающим и исполняющим права и законы. Если такого воспитания и образования не будет, то общество, пройдя некоторый путь по пути развития правовой юридической бесконечности, которую называть дурной будут все основания, погибнет.
Нужно заметить, что наши доблестные юридические борцы с ювенальной юстицией тоже включились в бесконечный путь противостояния группе ювенальщиков. Они спешно готовят петиции, собирают форумы и комитеты, приближают к себе несчастную, «ювенально отъюстированную» общественность.
Понятное дело, все обещают, что как только ювенальщики будут изгнаны из Общественной палаты и из Государственной Думы, а их места займут наши защитники – господа юристы-семейники, дела пойдут совсем по-другому. Такие обещания имеют право на жизнь, но результат нам проверить не удастся. Для победы необходимы десятки лет. А там «или осёл сдохнет или уйдёт в иной мир падишах», как было у Хаджи Насреддина.
Что же делать нам все эти годы борьбы с издевательским экономическим и юридическим беспределом в части семьи и семейно-родовой культуры?
Первое. И самое главное. Нужно выработать и признать верховенствующими в общественных взаимодействиях духовно-нравственные механизмы. Если, конечно, мы хотим оставаться людьми, а не деформироваться в биороботов или в зомбированных недочеловеков. В данном случае, нужно обществу прислушаться к специалистам: философам и богословам, поэтам и писателям. Юристы могут тут тоже принять участие. Но только в оформлении документов.
Пикеты – одна из форм юридической войны.
Второе. Необходимо обеспечить реальный симбиоз науки и религии. Наука должна признать великую роль традиционного религиозного вероучения и его знания духовно-нравственной жизни общества. Науке же необходимо убрать свои амбиции и направить свои передовые творческие силы на изучение великого опыта традиционных конфессий, который нашим учёным до сегодняшнего дня был далеко не по зубам. А если не по зубам, но, по их мнению, невкусным и даже вредным! Но так ли это на самом деле?
Третье. Необходимо признать, что институт семьи является духовным генератором общества. Русская Православная Церковь утверждает, что семья является «малой церковью», повторяя слова апостола Павла и Святителя Иоанна Златоуста. Необходимо этот факт признать и нашей науке, в лице РАН. Необходимо признать и нашей власти в лице Президента и государственных структур. Тогда программы воспитания и образования получат твёрдую основу для своего содержания и принципов. И Минпросвещения России, в лице госпожи Ольги Юрьевне Васильевой, не придётся плодить программы духовно-нравственного воспитания, пытаясь устроить и тех, и других, и третьих.
Четвёртое. Принятые от РПЦ и осмысленные наукой ценности института семьи должны быть обеспечены правовой защитой на всех уровнях. От села до столицы, от молодой семьи до семьи пенсионеров, от семьи нищей до семьи современных нуворишей, от малого народа до самого многочисленного. Сохранность семьи должна стремиться к абсолютной. Этому фактору должны отдать свои профессиональные силы юристы всех мастей. Этому фактору должно отдаваться и экономическое предпочтение не меньшее, чем системам безопасности государства.
Пятое. Наши граждане должны быть подготовлены к созданию семьи и ведению семейной жизни не в меньшей мере, чем наши экономически подкованные граждане, когда готовятся к ведению бизнеса.
Более того, все наши учебные заведения должны преподавать курс семейно-родовой культуры в высших учебных заведениях. Представьте, как изменилась бы наша жизнь от преподавания этих знаний в МГУ или в некоем Экономическом университете. А ещё лучше, в многочисленных необходимых сегодня Семейно-родовых университетах.
Безусловно, программу преподавания в школе дополнил бы крайне необходимый курс: «Основы семейно-родовой культуры».
Каждая молодая семья и её взрослые члены должны будут пройти курс всеобуча основам традиционной семейно-родовой культуры. Многодетность и многопоколенность должны будут считаться основой благополучия страны.
Шестое. Принципы приоритета духовно-нравственного развития и приоритета прав института семьи и семейно-родовой культуры населения должны быть включены как обязательные, обеспечивающие безопасность страны, повсеместно в уставы государственных и частных структур и производств. И конечно, они должны будут стать определяющими для создания концепций здравоохранения, воспитания и образования.
Необходимо будет обеспечить контроль за соблюдением этих прав со стороны профсоюзов и соответствующей государственной семейно-родовой инспекции.
Конечно, эти наши предложения и предположения заработают, когда здравомыслие придёт в головы наших руководителей, в головы наших научных деятелей, деятелей искусств и наших многоуважаемых священнослужителей, которые с ещё неизжитой покорностью только намекают и намекают: см. «Семья – малая церковь», «Семья – последняя крепость» и т.д. и т.п. Любой окрик со стороны чиновников, что церковь вне государства, останавливает доброе и вечное перед лицом зла. Такое не должно происходить в государстве, которое желает добра, свободы (ограниченной осознанной необходимостью!) и счастья своим гражданам.
Если мы сумеем добиться предложенного выше, то Россия будет спасена. Этих государственных «прививок» и их правовой защиты будет достаточно, чтобы противостоять любым поползновениям ювенальщиков и их апологетов. Тогда нашим антиювенальщикам будет меньше той «дурной» работы, которая грозит поглотить всех и вся в молохе неизбывной войны юридических сил, способностей, связей и влияний авторитетов и административных ресурсов сегодня.
Основная причина нашего бедственного положения в вопросах семьи – плохое образование в вопросах семьи и семейно-родовой культуры (усугублённое разрывом поколений). Вернее, его полное отсутствие.
При сегодняшней всеобщей неграмотности в вопросах семьи (все наши юристы, как правило, матери и отцы, но это мало помогает делу, хотя они уверены, что всё знают!) решить проблемы противостояния ювенальной юстиции очень сложно. Фактически нашим хорошим юристам нужно второе хорошее образование в области традиционной семейно-родовой культуры и института семьи. При этом, безусловно, требуется поддержка не только со стороны Русской Православной Церкви, но и государства в лице властных структур и, конечно, самого Президента!
Теперь несколько слов о научной основе утверждений о необходимости приоритета института семьи и семейно-родовой культуры в человеческом сообществе в подтверждение указанного выше.
Мир окружающей природы и человеческого общества устроен так, что в нём постоянно и непрерывно требуется возобновление. Это связано не только с ограниченными сроками человеческой жизни, но и с ограниченными сроками всех предметов материальной и духовной культуры общества. Нам хорошо известны необходимые процессы возобновления в техногенных структурах. Например, в коммунальной сфере хорошо известна проблема восстановления и перманентного ремонта теплотрасс. Если ежегодного возобновления не производить, мы замёрзнем. В социальной сфере также требуется возобновление.

About Шуринов Александр Сергеевич

Действительный член (академик) Петровской Академии наук и искусств (ПАНИ) Заместитель председателя Московского отделения ПАНИ Руководитель Историко-просветительского Центра семейно-родовой культуры им. Л.М.Савёлова Председатель Общества потомков героев Отечественной войны 1812 года Член Союза писателей России Член Союза журналистов России
Культура, Мнения, Новости, Общество, Патриотическая работа, , , , Permalink

Добавить комментарий