Спонсоры

Автор — Юрий Докукин

Найти спонсора – дело практически невозможное в нынешние времена. Для этого необходимо иметь крепкие связи в администрации города и ее прямую заинтересованность. А чем вы можете заинтересовать административный аппарат, если все свои религиозные дела и нужды он решает по телефону с такими же респектабельными, чинными и важными администраторами ведомства патриархии? Только через патриархию, по ее милостивой рекомендации, возможно наладить отношения с властями и получить спонсора, чтобы построить и отреставрировать храм.

Наш батюшка был далек от таких милостей. Он боялся, да и не хотел иметь в патриаршей резиденции лишние контакты. «Подальше от царей – голова будет целей», — говаривал он и скрывался от большинства официальных или неофициальных визитов, насколько это было возможно. Батюшка считал себя приходским, и тяготился всем, что удаляло от прихода, но с любовью занимался тем, что было неотъемлемой частью чисто священнических обязанностей.

Занимался он и спонсорами, благо они у него были: свои, доморощенные. Гордость переполняла сердце священника при воспоминании о них. Спонсоры были выпестованы еще с тех пор, когда только начинали свое коммерческое дело. Он знал всю их семью, сопереживал беды и радости, страдал при невзгодах и проникновенно молился за каждого из спонсорской семьи. «Я, — доверительно делился он с узким кругом знакомых, — являюсь для этой семьи чем-то вроде Распутина, в добром смысле этого прекрасного человека. Они без меня шагу ступить не могут. Только вы не думайте, что я злоупотребляю доверием. Нет, никогда лишней копейки не брал для себя лично, только для нужд храма».

Так и было на самом деле. В случае наличия какой-либо храмовой нужды, батюшка долго подготавливал спонсоров намеками и добивался того, что они сами брали на себя определенные обязательства. Иногда, для пользы дела, он играл и на их греховности, используя страсти тщеславной и честолюбивой спонсорской братии. Проигрывая ситуацию на несколько шагов вперед, как настоящий мудрец, духовный отец принудил своих чад расписаться в обязательствах: довести строительство храма до логического конца. Обязательства были изложены письменно самому Святейшему Патриарху. Таким образом, спонсоры оказывались повязанными своим словом.

Но что касалось каждодневных нужд прихода, то тут было дело «швах». Бросая деньги направо и налево, когда стоял вопрос тщеславия, спонсоры экономили каждую копейку на текущих нуждах храма. Батюшка жил бедно. Можно сказать, еле сводил концы с концами. Наши господа держали своего духовного отца в черном теле. Как ни боролся батюшка со своими мыслями, как ни винил дьявола в искушениях, но материальная реальность утверждала древнюю истину: сытый голодного не разумеет.

Так на самом деле и было. Соберет настоятель сумму: обзвонит всех потенциальных дателей денег, снимет кассу ящика, сбор с кружек, — расплатится с хором, уборщицами и другими труждающимися, а себе остается только палец сосать.

Однажды, в один из подобных моментов, заехали за ним спонсоры с приглашением отобедать у них в честь какого-то юбилея. Батюшку привезли на машине, посадили на самое почетное место в доме. Ему наливают чудного заморского вина, кормят самой изысканной пищей, и ведут интеллигентный разговор о ценах этих напитков:

«Батюшка, отведайте вот это прекрасное красное вино. Оно очень хорошо к мясу. Вы знаете, его трудно достать даже в Лондоне, где мы были месяц назад. Нам его привезли по заказу. Стоимость более 1000 долларов за бутылку».

Батюшка пьет бокал вина и думает:

«Это я свою зарплату пропиваю. Мне одного бокала хватило бы более чем на месяц существования, а может быть и на два».

«Да вы не стесняйтесь, отче. Пейте до дна, если надо мы и вторую достанем. Это вино необходимо хранить при строго определенной температуре и в полной темноте, а если открыли, то положено пить до конца. Как говорится: пей до дна, пей до дна, пей до дна».

«Ну, так: многая вам лета!»

«Многая вам лета!»

И полилось многолетие за здравие всего семейства, друзей, батюшки, прихода, державы Российской и всего человечества.

Батюшку очень сильно любили, а потому никогда голодным и трезвым не отпускали. Прощаясь, к нему подходило все семейство: родители, жены, дети. Все жаждали духовного наставления и благословения «старца». Отвозили своего «старца» на «чироке», а когда он подъезжал к дому, соседи завистливо выглядывали из окон: «Эвон, наш поп приехал. Опять на новой тачке его возят. Ну и жизнь у него! Красота! А все прибедняется. Я тут у него на бутылку попросил, а он мне: «Друже! Куда тебе? Ты и так пьяненький».

«Да, да! Жмот наш батя. И где только деньги хранит? Грабануть бы его!»

«Что ты! Чур! Это же такой грех! Не отмоешься потом. У попа украсть – все равно, что у Бога. Дороже себе будет, – сразу хворь ужасная поразит».

«Да, знаю. Это я так, к слову. Даже басурмане попов не трогали. А мы чем хуже?»

И действительно, чем они хуже? Нет, наш русский человек намного лучше, чем об этом говорят и пишут в СМИ. Он имел и имеет особое почтение к своему родному духовенству, только часто бывает далек от сознания своих православных корней. В нем проявляются, как наносный слой, заблуждения и языческой, и демократической, и коммунистической, и ныне вовсю искомой новой антихристианской религии. Отсюда зависть и стяжательство. Православие же осуждает эти качества. Оно ведет борьбу с ними.

Вел борьбу с этими качествами народа и со своими дурными помышлениями и батюшка. Он уловил нехорошие мысли в своей возбужденной от принятого алкоголя голове и сразу стал бороться с ними. Батюшка старался, и это ему удавалось, вспоминать все радостные и яркие картины их дружбы. Сколько было всего хорошего! Тут и совместные поездки по монастырям, и купание в святых источниках, и нежнейшая забота всей семьи во время его болезни.

«Да что там говорить: чудные и хорошие они!» – подвел итог размышлениям отец Николай.

На следующий день духовный отец звонил и интересовался здоровьем семьи, заодно непреминуя попросить машину для поездки за паникадилом в Софрино. Машину дали, и самодовольная улыбка растеклась по его лицу.

Так и текла жизнь батюшки, если бы не одно происшествие. Нельзя назвать это даже происшествием. Просто его пригласили на престольный праздник. С большой внутренней неохотой, но с внешней радостью и величайшей благодарностью, батюшка согласился прийти и сослужить службу. Причина такой неохоты была одна: в храм на праздник обещался прибыть патриарх. Батюшка должен был сослужить патриарху. Как ни убегал «от царей» честной отец, мир условностей и формальных обязанностей настигал его. Мало того, что лишний раз под святейшее око попадет его физиономия, но и незнание особенностей сослужения с патриархом, приводило батю в смущение. Конечно, это незнание вещь естественная и патриарх, разъезжающий по приходам часто, настолько привык к нему, что никакого значения этому не придает, даже по-доброму внутренне смеется неловкости приходского духовенства. Но отец Николай был по происхождению казак, а потому страдания за свою честь были неимоверными.

Когда же наступил этот знаменательный день, то все оказалось настолько легко и просто, что в сердце нашего дорогого отца взошла весна. Святейший был добросклонен как никогда, а духовенства приглашенного для сослужения патриарху оказалось такое большое количество, что у престола стояли в несколько рядов. Возгласа батюшке не досталось и казалось, что все произойдет без происшествий. После причащения все сослужащие батюшки подходили под благословение к первоиерарху. Подошел и он. Святейший милостиво благословил его и, как батюшке показалось, особо ласково на него посмотрел. Много ли человеку надо? Добрая ласка хозяина, и пес с несказанной радостью отходит на дальнейшие подвиги своего служения.

Когда стали причащать народ, батюшка стоял в алтаре. Из алтаря он неожиданно для себя увидал своих друзей – спонсоров. Они причащались.

«Вот это да! Что же они мне не сказали, что придут на престол? Да Бог с ними! Это же очень здорово: и я и они вместе причащаемся из рук Святейшего», — подумал отец Николай.

Затем, когда вышли из алтаря на торжественный молебен, батюшка заметил, что его друзья пришли сегодня не просто так. Они стояли недалеко от патриарха, что свидетельствовало, что их сюда специально поставили как почетных гостей.

«М.., да…», — удивлению духовного отца не было предела. Но более всего батюшку обеспокоило то, что они его увидали, и по их лицу разлилась розовая краска с какой-то обеспокоенностью.

«Зачем они сюда пришли, и что их волнует? Чего они боятся и скрывают?»

Через некоторое время спонсорам уже нечего было скрывать. Молебен заканчивался, и их пригласили на солею. В руках они держали икону. Их подвели к патриарху, который также милостиво, как и благословлял духовенство, принял из их рук образ Божией Матери, пролепетав какие-то слова благодарности. Телекамеры снимали это событие. Свет софитов слепил глаза. Прогремело многолетие.

В то время, когда Святейший давал крест для целования, отец Николай был уже в алтаре. К нему подошел настоятель храма и сказал:

«Батюшка! Я надеюсь увидать вас за трапезой».

«Да я бы с удовольствием, только, дорогой отче, мне надо идти на свой приход. У меня назначена важная встреча. Мне кажется, при таком большом количестве духовенства мое отсутствие будет незамеченным. Да и не люблю я официальное застолье».

«Ну, как знаешь. Была бы честь предложена. Смотри! Не забывай нас: приходи почаще, — мы с тобой в узком кругу расслабимся».

«Непременно отче!»

Закончив беседу трехкратным лобызанием, настоятель направился к другим священникам, а наш батюшка ушел переоблачаться. Он хотел уйти незаметно, потихоньку. Но это ему не удалось. Не удалось по простой причине: его друзья, благотворители, подойдя к кресту, ничего от Святейшего, кроме благодарности, не получили. Их даже не пригласили на трапезу, и они, огорченные, ждали у выхода из храма своего батюшку.

«Батюшка, — благословите! Поздравляем Вас с праздником! Вот не ожидали, что Вы будете служить со Святейшим. А мы поздравили патриарха иконой Матери Божией. На заказ сделали. Вам нравится этот образ? Двенадцать тысяч баксов он нам обошелся!»

Отец Николай не знал, что ответить. Для него такая цифра была фантастической.

«Превосходный образ, — автоматически проговорил он, — патриарх был очень доволен». А в мыслях у батюшки сквозило совсем противоположное:

«Икона стоит двенадцать тысяч баксов. Патриарху постоянно дарят такие. Он ее повесит где-нибудь в подсобных комнатах, а когда надо будет передарит какому-нибудь чинуше. Подарок – «коту под хвост», а ведь небольшая часть этих денег могла меня от многих забот избавить».

Обида была внутри священника, но он сумел скрыть ее проявление своей простотой.

«Батюшка! Поедем, отпразднуем праздник вместе в ресторанчике. За Его Святейшество и за нашу нежданную встречу! Мы знаем одно превосходнейшее местечко с талантливейшим поваром, шикарным выбором напитков и чудесным антуражем».

«Поехали!» – ответил батюшка. Они сели в джип. Батюшка уютно примостился на сиденье и задумался о том, что придет время, и эти люди поймут, что негоже держать священника в черном теле. Уж что-что, а люди, у которых более трехсот подчиненных при зарплатах превышающих батюшкину в несколько раз, а то и порядков раз, могли бы сделать безбедным существование своего духовника и молитвенника. Он никак не мог понять, что народная пословица: «сытый голодного не разумеет», — приложима и к православным христианам. А нам кажется, слишком разумеет; даже так разумеет, что считает всех, кто не зарабатывает на продажах, перепродажах, банковских рисках и так далее, лентяями и нахлебниками. Приходских священников многие хотят видеть бессребрениками и подвижниками. Только никто не хочет блюсти свою купеческую честь без личного интереса и тщеславия. «Хоть в чем-то, хоть в деньгах, но мы будем на высоте», — так подсознательно рассуждают они. Поэтому подобные жертвователи и должны стоять во славе на высотах владычных кафедр. «Иная слава солнцу, иная луне, иная звезд; звезда от звезды разнится во славе», — сказал апостол Павел. Они вполне заслуживают медалей и наград. Каждый что ищет, то и находит. А Церковь спасали и продолжают спасать бедные старушки, считающие за честь отдать свою лепту. Для них нищий батюшка есть оскорбление своего христианского и человеческого достоинства. Потому и дороги духовенству эти платочки, выстаивающие все службы, посвященные Богу. Угадайте, кто из них богаче? Я вам отвечу: тот, кто собирает сокровище на небесах, кто на свою последнюю лепту утверждает достоинство Церкви Христовой. Честь и Слава таким людям во веки, ибо они служили Христу во все времена!

ЛитератураPermalink

Добавить комментарий