Беззаконие как приём предателей института семьи

Сегодня всем стала известна история семьи Светланы и Михаила Дель из 13 несовершеннолетних детей (10 детей – приёмные) из города Зеленограда (теперь это не Подмосковье, а район Москвы). Мы решаемся сегодня на публикацию материалов на эту тему, поскольку подобно взрыву открылся конфликт интересов многих государственных и общественных организаций, занимающихся усыновлением детей из Детских Домов. Причём интересы в основном экономические, что подтверждается анализом мотиваций разных сторон и состоявшимся расследованием.

Изъятие 10 детей было произведено одновременно из кружков, школ и факультативов, которые дети посещали и находились на занятиях.

Причиной, якобы, явилось обнаружение синяков на теле одного из ребятишек. Однако, считать это реальной причиной конфликта нельзя, поскольку мотивации сотрудников государственных учреждений далеки от нравственности и задач по защите детей, а опускаются на уровень экономических интересов, заключающихся во вполне возможных откатах и взятках.

Как известно, семьи, принявшие детей из Детских Домов, обеспечиваются государством (его ручными институтами) по завышенной шкале потребления. На каждого ребёнка выделяются в месяц довольно значительные суммы. В целом семья Дель получала дотаций около 500 тыс. в месяц. Естественно, что родные дети никогда так не обеспечивались и обеспечиваться не будут. Принятые в семью из Детских Домов дети «вынуждены» делиться с родными детьми своими финансами и соответствующими возможностями. Конечно, это конфликт интересов, который снимается самими родителями. Семья живёт дружно и ни в чём не нуждается. Родители занимаются уходом и воспитанием. Но обычно отец работает.

Однако, такая безбедная и беспроблемная жизнь не устраивает те семьи, которые выхаживают и воспитывают только родных детей. Их гнетёт постоянная экономическая несостоятельность, безденежье, сознание социальной несправедливости к их семьям и, конечно, обычная в таких случаях зависть. Однако, брать в свою семью из Детских Домов детей не всем удаётся. Брать одного-двух не рентабельно. Уж если брать, решают в таких семьях, то не менее 5-7 детей. Тогда на выделенные деньги можно худо-бедно содержать и своих детей и приёмных. Можно их правильно воспитывать не заморачиваясь работой, водить на платные кружки по интересам и т.д. Если приёмных детей ещё больше, то возможности больше. Видимо, в этих ситуациях что-то остаётся про запас.

Естественно, что сотрудники соответствующих ведомств об этом хорошо осведомлены. И, как принято, считают чужие деньги. Очевидно, они рады если им приносят подарки от таких семей и что-то в конвертах. В этих случаях они закрывают глаза на мелкие нарушения, способствуют увеличению числа приёмных детей в семье, и даже помогают им.

Естественно, что случающийся конфликт интересов в этой ситуации гораздо более откровенный и порочный. Решается этот конфликт только принятием законов защищающих экономику семьи и приравнивающих финансовые дотации на родных и приёмных детей. Однако, сами организаторы этого процесса в том не заинтересованы. При этом они прикрываются тем, что у семей исчезнет тяга к взятию детей из Детских Домов (или других детских учреждений). Таким образом, сами организаторы «законсервировали» данную ситуацию с целями далёкими от нравственности, благородства и любви к детям. Всё определяется выгодой самих участников.

Если же кто-то из семей не понимает условий «откатов» и подарков, то их до поры до времени предупреждают! Пока не случаются такие случаи, как с семьёй Дель. Они, видимо, уверовали в свою безнаказанность! И поплатились!

Неважно, что все 10 детей были изъяты из семьи с вопиющим нарушением законо-дательства! Зато какой урок всем остальным! А вопросы нарушений перенесём на другие плечи, на плечи законодателей, на печальное стечение обстоятельств. Так думают враги!

Однако, всем людям отлично видны все эти манипуляции, попытки прикрыться фиговым листком неправды! Особенно, удручает, что в процесс обеления нарушителей закона вступили некоторые общественные организации. Например, Народный Собор! Их рупор — Ирина Медведева вдруг озаботилась числом приёмных детей в семье. Оказывается их нужно ограничивать! Что проблема в избыточности приёмных детей и трудностях воспитания по этой причине. Спрашивается, почему раньше они этого не видели?

И почему не осуждают нарушения закона при изъятии детей, благодаря чему все дети получили психические травмы, последствия которых могут снизить интеллектуальный потенциал, длиться годами и закончится в психиатрических больницах?

Стоит познакомиться с публикацией знакомой семьи Дель — Ольги Пархомец (которой поделился в Фэйсбуке специалист по семье Павел Парфентьев). Вот она: «Так получилось, что интервью Медведевой стало лично для меня последней каплей того беззакония, которое твориться сейчас вокруг семьи Дель. Почему последней? Потому что когда БЕДА, то меньше всего ждешь удара от тех, кого считал на своей стороне. В этой ситуации особенно больно наблюдать, как люди, называющие себя православными, а Православие – религия МИЛОСЕРДИЯ и ПРОЩЕНИЯ, считают, что для решения каких-то более глобальных целей легко можно пожертвовать судьбой одной семьи. Многодетной семьи. Приемной семьи. А Ирина Яковлевна прекрасно знает, как сильно ЕЁ мнение влияет на большую часть православных, далеких от этой темы, и которые не будут разбираться, а просто поверят на слово уважаемому ими авторитету». Остановимся пока на этой сентенции. Ирина Яковлевна, при всём к ней уважении, является частью системы, которая не столько помогает детям, сколько находит в этой теме работу, гранты и некоторый авторитет защитницы. На самом деле вышеупомянутые приоритеты благополучно делятся между защитниками и угнетателями. Полной победы защитники не хотят, так как лишаться работы! Лучше, когда Ювенальная Юстиция угнетает, давит, насилует своими действиями неухоженные и беспризорные семьи. Тогда возникает необходимость в юристах, которых сейчас полным полно, в экономистах, которых всегда полезно пригласить, и в педагогах, которых непрерывно сокращают из системы образования. Таким образом, считать Ирину Яковлевну патриоткой и не видеть, что вся система выстроена вокруг проблем занятости и заработной платы, поощряемой грантами, было бы слишком наивным. Далее Ольга Пархомец пишет: «Я не буду касаться сейчас незаконного изъятия, потоков лжи и клеветы на семью Дель, обращения с детьми в приюте и больнице, морального давления на семью, разглашения диагнозов и тайны усыновления, вопиющего нарушения законов на каждом шагу и безнаказанности чиновников в этой ситуации, об этом написали многие ДО меня, и написали гораздо грамотнее, чем я смогла бы… Я хочу коснуться непосредственно слов Ирины Яковлевны в данном интервью. Человека, которого я раньше уважала, периодически читала ее статьи, я рада была, что есть такие люди, которые не боятся открыто отстаивать свою позицию и борются против слепого копирования западных семейных технологий (по другому даже и не назвать никак) и против ЮЮ. Я не знаю, в связи с чем Ирина Яковлевна сделала столь скоропалительные выводы касательно нежелания детей вернуться домой. Нет, мы конечно уже знаем из СМИ и заявлений высокопоставленных лиц,, что дети, после недели жесточайшего стресса «называют папу –дядей Мишей» (неизвестно, каким дядей Мишей их пугали в ДД и вообще, что рассказывали о родителях) , мы читали выводы о «задержке развития» — выводы сделанные без знания динамики, без знания того, КАКИМИ эти дети попали в семью. Без информации о куче дополнительных занятий, без информации об их успехах в этих занятиях, а также о том, что дети «не хотят жить в домике» со своими родителями. Так, на всякий случай, я бы тоже не хотела «ЖИТЬ В ДОМИКЕ», я бы хотела вернуться В СЕМЬЮ, к маме и папе. Что мы и видели на примере Полинки, виснущей на маме, после двухнедельной разлуки и уминающей вкусную домашнюю еду, после проживания в «красивом просторном домике, где у них было «Все хорошо, их там развлекают» (С.) и т.п., скажу только, что все это отдает либо НЕпрофессионализмом, либо сознательной ложью. Во имя чего? Я могу только предположить… Например, нашли рычаги воздействия, и человек выдал чужие решения – за свои. Деньги… Хотя это вряд ли. Более вероятным мне кажется , что это – продолжение борьбы с ЮЮ. И как удачно, что семья ПРИЕМНАЯ, Судя по тому, что Ирина Яковлевна пишет дальше и в какие глубины пустилась в своих рассуждениях, ПРИЕМНЫЕ семьи она за НОРМАЛЬНЫЕ не считает». Хорошо! Пусть не считает! Но это вроде того утверждения, что «Хорошо быть здоровым и богатым, чем бедным и больным!»

Куда девать детей из Детских Домов? Они асоциальны, они не приспособлены к частной жизни, к семейной жизни, наконец! Просто инструкциями непрерывность жизни не обеспечишь! Нужна преемственность не только духовного и социального опыта, с чем начинают соглашаться, но и преемственность бытового уклада, гигиены и санитарии, отношений к мужчине и женщине и много чего ещё! Однако, продолжим: « Итак… «Дьявол начинается с пены на губах ангела, борющегося за справедливость»…

Видимо, у Ирины Яковлевны пошел перекос — в своей борьбе против ЮЮ она решила воспользоваться ситуацией и продемонстрировать, какое ЗЛО патронатные семьи. И здесь есть два момента — первый — то, что дети оказались разменной монетой. Подумаешь, мелочь какая — судьба одной семьи, 15 человек — а на другой зато — судьба России…

Второй момент — непрофессионально путать западные патронатные семьи, где дети легко передаются из одной в другую, возможно, с целью не допустить привязанности детей к приемным родителям, с РУССКОЙ приемной семьей, где дети становятся родными вне зависимости от статуса. Где приемные мамы переживают, если в силу каких-то причин не смогли полюбить ребенка как родного. Выходят с этой проблемой на форумы, ходят по психологам, в церковь и т.д. Потому что менталитет у нас такой — все дети должны быть родными, пусть и не кровными.

Так же Ирина Яковлевна в своем интервью, уж не знаю, умышленно или нет, сделала вброс на тему «изымают из кровных семей, чтобы отдать в приемные» (ПАТРОНААААТНЫЕ!!!) . И мне очень хочется, чтобы в этой ситуации люди, читающие ее, отделили мух от котлет.

Итак, на одной стороне — приемные семьи.

Говорю со знанием дела, так как наша семья так же и многодетная, и приемная… Пока у нас шесть детей — двое кровных, двое усыновленных и двое под опекой. Так вот. Большинство моих знакомых приемных семей, и мы в том числе, когда брали первого ребенка, брали его либо ДЛЯ СЕБЯ — потому что не получалось, или рожать больше не хотелось, или — потому что хотели поделиться с кем-то еще своей любовью и помочь кому-то… Многие остановились на одном ребенке. Но для многих, и для нас в том числе, появление первого приемного ребенка разделило мир на «до» и «после»… Потому что, столкнувшись с тем, КАКОВО приходится детям в домах ребенка (ДР) и в ДД, зная, что у тебя есть еще силы и возможности — НЕВОЗМОЖНО продолжать жить как раньше…, как будто ты ничего об этом не знаешь. В нашем случае именно по этой причине у нас появилось, помимо первого приемного, еще трое. Последних двоих мы не планировали брать, не задумывались заранее… просто жизнь нас с ними столкнула, и невозможно было пройти мимо и жить, как ни в чем не бывало, зная, что именно ЭТИХ детей вряд ли кто-то возьмет… И да, мы их взяли под опеку, потому что два взрослых ребенка это большая финансовая нагрузка, и я рада, что государство нам хоть немного в этом помогает (если что, выплаты у нас НЕ московские и инвалидов нет).

И я не понимаю, почему приемные родители должны оправдываться в том, или стыдиться того, что они ЗАКОННО и ОФИЦИАЛЬНО получают пособия от государства. Пособия, которые само же ГОСУДАРСТВО им и назначило. Любой разумный человек понимает, что благодаря этим деньгам он сможет больше дать ребенку. И что благодаря такой поддержке меньше детей останется в детских домах.

Поэтому говорить о том, что большинство приемных родителей берет под опеку и в приемные семьи детей, чтобы обогатиться , так же странно, как говорить о том, что родители рожают второго ребенка ради материнского капитала и пособий. Ведь никто же не показывает пальцем на этих родителей и не кричит «Ага, я так и знал, раз не отказалась от выплат, значит не по-настоящему любишь своего ребенка, из-за денег рожала»…

Это с одной стороны. На другой стороне — наше несовершенное семейное законодательство и непрофессиональные действия органов опеки. Хотя я в своей жизни встречалась и с прекрасными адекватными, невыгоревшими женщинами из опек, но и другие тоже были, после встречи, с которыми руки трясутся и думаешь о том, как их вообще к работе с детьми допустили… Но еще раз уточню — это — человеческий фактор. И непрофессионализм. И — безнаказанность в силу несовершенства законодательства и низкого уровня морали и нравственности в обществе в целом… И бороться надо именно против этого и ЗА то, чтобы принимались правильные законы, чтобы чиновники несли ответственность в случае неправомерных действий. Бороться за то, чтобы политика государства в отношении семей была не карательной, а ПОМОГАЮЩЕЙ. Чтобы матерей в роддомах не отговаривали брать домой больного ребенка, а УГОВАРИВАЛИ, чтобы такие матери знали, что у них будет поддержка – специалистов, психологов, недорогих нянь и т.п…. Чтобы у пьющих семей не изымали детей, а сопровождали их, помогали матери найти работу, законным путем обязывали отца пройти лечение в государственном бесплатном учреждении и т.п….

Если детей ОРГАНЫ ОПЕКИ изымают детей незаконно, причем тут семья Дель, или моя семья, и вообще семьи приемных родителей? Мы берем детей ИЗ ДД, а не «покупаем их на черном рынке»… Мы СПАСАЕМ их, сколько можем…берем больных, изломанных системой, отогреваем и выпускаем в жизнь — ЛЮДЬМИ… Наши дети меняют нас, делают нас лучше, сильнее, собраннее. Многих именно приемные дети привели к Вере, потому что просто человеческими силами невероятно трудно воспитать шесть, десять, тринадцать детей….

Есть такая притча про мальчика, который остался один и был у него только бычок. И чтобы волки не съели бычка, он каждую ночь заносил бычка на крышу своего домика… мальчик рос… бычок рос… Так же и мы, многодетные мамы…растем… Когда я НЕ СПРАВЛЯЛАСЬ с двумя детьми – без нянь, без бабушек, муж все время на работе, мне даже присниться не могло, что я играючи буду справляться с шестью, одному из которых будет полтора года… Чем больше детей – тем больше организованность, структурированнее жизнь… Если большинство на что-то неспособно, это не значит, что нет людей, которые это могут – героев всегда немного, по сравнению с количеством людей в целом, а такие семьи как Светина – они герои. И конечно, у них не все идеально. Но они УЧАТСЯ на своих ошибках и делают этот мир лучше. И ни одно геройство не делается в розовых ленточках и с мимимишных улыбочками… Это всегда МУКИ и БОЛЬ…

И сравнивать нас с фермами по выращиванию скота, это не просто Непрофессионально, это даже НЕ по человечески… А для православного человека, просто НЕДОПУСТИМО… Позволю себе заметить, что именно ДД можно было бы назвать такими фермами – кормят-поят-обувают, побогаче или победнее, в зависимости от бюджета… И КТО выходит потом из стен детских домов? Выпускники ДД в большинстве своем не социализированы и две трети из них пополняют ряды бомжей, алкоголиков, преступников, что отнюдь не делает жизнь общества лучше и безопаснее.

Я полностью согласна, что политика отобрания детей НЕПРАВИЛЬНАЯ. Но пока не изменится ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО, пока не будет грамотной службы сопровождения, нацеленной на сохранение кровной семьи – дети БУДУТ появляться в детских домах. И если не будет приемных семей, через пару десятков лет общество захлебнется этими выпускниками…».

Тут следует добавить, что главным в процессе изменения законодательства и службы сопровождения является ликвидация общей безграмотности в вопросах семейно-родовой культуры, которая должна быть определяющей в вопросах как первичного лишения родительских прав и помещения детей в ДР и ДД, так и в случаях изъятия детей из приёмных семей. Причём речь идёт не о юридических знаниях, а о знаниях культуры: материнства, отцовства, связи поколений, в которых нуждаются специалисты из опекунских органов, родители, бабушки и дедушки. Пока мы не проведём всероссийский всеобуч по этой проблематике, мы не изменим ситуацию с ДР и ДД.

И далее о проведении расследования противозаконного изъятия детей в семье Светланы и Михаила Дель: «Спасибо Елене Альшанской за честность, когда она писала, что на самом деле не было ЭКСПЕРТИЗЫ, а была – экспресс-диагностика. Что на самом деле, времени было катастрофично мало, чтобы сделать однозначные выводы, но рекомендации были – вернуть часть детей сразу, а не «всех детей бьют и все дети не хотят домой».

Про фальшивые диагнозы детей с ВИЧ я даже говорить не могу… В этом случае, бороться надо с направлением медицины и фармацевтами, выпускающими лекарства, а точно не с приемными семьями, которые зная о непопулярности таких диагнозов все равно рискуют и берут таких детей в семью. Эти люди выбирают жизнь «по часам» — так как детям с ВИЧ категорически нельзя нарушать прием терапии. Выбирают жизнь с детьми, которым грозят осложнения из за неправильно подобранной врачами терапии, и из-за большой нагрузки препаратов на внутренние органы… Жизнь, под страхом всеобщего осуждения – а вдруг кто узнает – ведь наше общество толерантно к геям, но нетолерантно к людям с синдромом Дауна и имеющим диагноз ВИЧ.

Многие готовы сжечь на кострах тех, чье сердце шире, а душа щедрее… Или, как минимум, пнуть побольнее, когда слышат о проблемах в таких семьях».

Да, семейный подвиг в приёмных семьях вызывает зависть! Подлое время порождает подлую зависть. Недавно где-то услышал, что даже легендарного Матросова, который бросился на амбразуру, оговорили! Мол, поскользнулся парень. В этом малодушном высказывании сквозит зависть к его духу, к его смелости, к его мужеству, которого лишены клеветники!

И далее: «И уж если речь зашла о семье Светланы, то Ирина Яковлевна могла бы, по крайней мере, перед тем, как делать такие скоропалительные и однозначные выводы, спросить у Светы – А чем Вы руководствовались, когда брали такое количество детей –плюсиков? И получила бы ответ – да потому что плюсики на хрен никому не нужны… И потому что собирались принять закон, по которому в семью, где есть ВИЧ-инфицированные, больше нельзя будет принимать детей. И поэтому я взяла столько, сколько мы могли потянуть. Потянуть хотя бы как-то. Потому что если бы их не взяли – то жизнь бы их была от слова «никак». Я с трудом верю в то, что читаю у уважаемой Ирины Яковлевны – про ОТКАТЫ, которые готовы, оказывается, платить приемные родители за то, чтобы получить ребенка с таким «псевдодиагнозом»…Уж если где и бывают «откаты» — то, как правило, втихую, теми семьями, у которых нет детей, и они хотят «здоровенького младенчика славянской национальности», а уж точно, не многодетные семьи, у которых все на виду……».

О том , что это может быть и отчасти признаётся Медведевой я уже писал выше. Здесь только вновь подчеркну, что систематические спекуляции на семье и детях стали столь широко распространены, что включают в себя обе стороны процесса: и защитников и обличителей. И те и другие заинтересованы в продолжении взаимной борьбы по типу «нанайских мальчиков».

Далее Ольга продолжает «И напоследок. Когда я слышу речи Петросяна и Ко, рассуждающего о «понаехали» или о «зарабатывании на инвалидах», мне горько, что такие люди имеют такую власть. Но принимаю это как данность. Данность, с которой можно бороться или смириться…

Но когда я читаю Медведеву или высказывания нашего прекрасного православного омбудсмена, или вижу, как лихо ее муж – БАТЮШКА, «отшивает неугодных» и трет лишние комментарии на своей страничке и выкладывает порочащие семью статьи, православную семью, замечу… мне БОЛЬНО. Больно до слез смотреть, как именно те люди, которые должны были грудью встать на защиту своей сестры и весь мир поднять в ее защиту– именно эти люди и топят ее…

Я знаю Светлану лично. Не очень близко, но достаточно, чтобы составить свое мнение. Я знаю ее по форуму приемных родителей. Я наблюдала, как растут, меняются и расцветают ее дети. И просто невыносимо смотреть, как растерзали эту красивую, яркую, сильную семью… растерзали на потеху толпе, под крики «Ату их»…».

Здесь уместно заметить и подчеркнуть, что православные общественные организации также включились в войну с Ювенальной Юстицией, в войну за детей и против детей с обеих сторон. Они потакают чиновникам из опекунских организаций так, как будто заинтересованы в собственном поражении. Они недорабатывают, недотягивают, недопомогают ровно настолько, чтобы оставалась узкая щель для грантополучателей и других псевдозащитников. При этом в оставленную щель не проникнут реформаторы со здравыми идеями, педагоги с методическими разработками, историки с опытом развития семейно-родовой культуры и её передачи новым поколениям. Они останутся за бортом их конкурсов, дипломов и наград!

А что касается нашей родной Московской Патриархии, то в заключение хочу сообщить об одном своеобразном казусе на Международных Рождественских образовательных Чтениях в Москве.

По обыкновению я хотел пойти на секции, касающиеся вопросов семьи. Для этого искал направление «Христианская семья — домашняя церковь», но не нашёл. В подарках, которые выдавали в Кремле после Пленарного заседания 25 января, была Программа. Но в ней оказались вопиющие ошибки, 4 направления были утеряны, поскольку был тот самый типографский брак, который является постыдным свидетельством нашей недееспособности или злой воли. В результате, несколько страниц повторяли друг друга, а важная информация для приезжих со всей страны и зарубежных гостей оказалась недоступной.

Но, анализируя последние события и ДЕЛО СЕМЬИ ДЕЛЬ, можно предполагать, что этот брак произошёл не столько случайно, сколько ….

Почему-то направление «Христианская семья — домашняя церковь» оказалось последним, только XVI, что, безусловно, не отвечает её актуальности сегодня. Раньше все предыдущие 24-е Рождественских Чтений она была в первых рядах. Что же случилось в «доме Облонских» ? История, конечно, не вынесет сор из семьи нашего уважаемого Патриархата, но … После окончания Рождественских Чтений меня привлекли материалы Председателя Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерея Димитрия Смирнова, изложенные им на заседании в одной из всего двух секций …. Остальные все его чада разбежались по другим секциям! И в этом тоже имеется свой неприятный смысл.

Дмитрий Смирнов достаточно уважаемый и известный человек. Из Википедии: Димитрий Смирнов — Председатель Синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными учреждениями (2011—2013), председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства (с 2011 года). Проректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, декан факультета православной культуры Военной академии Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого, сопредседатель церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московской патриархии, председатель комиссии Московской патриархии по реализации предметов религиозного содержания в Московском метрополитене.

Основатель и лидер проекта «Отдельный дивизион» — православного движения, занимающегося защитой семейных ценностей, противодействием ювенальной юстиции и борьбой с абортами. Известен своей миссионерской работой и резкими высказываниями в адрес либералов.

Обычно высказывания Димитрия Смирнова очень актуальные, яркие, и их было бы полезным нам всем вместе обсудить. Вот, например, его слова о современных фарисеях: «Все мы очень любим говорить, что мы грешники, некоторые даже любят говорить, что они великие грешники, то есть им трудно согласиться, что они какие-то мелкие грешники. Что если грешник – то уж великий, это как минимум. Как минимум великий грешник! Хорошо, очень поэтично. Поэтому если к тебе подходит такой грешник великий – можешь ему плюнуть в лицо и ударить его по правой щеке. И сразу увидишь, какой он грешник. Ведь если б человек был великий грешник, то конечно, подставил бы другую, потому он никакого другого отношения к себе никак не заслужил. Но так как каждый из нас считает, что он заслуживает лучшей участи, он всё время не согласен. Не согласен с собственными болезнями, он не согласен с тем, как устроено всё в государстве, он не согласен с тем, какую работу ему предлагают, он не согласен, какой у него формы нос (исследователи говорят, большинство людей недовольны формой собственного носа). Всё время есть повод для ропота. То холодно, то излишне жарко, то солнце глаза слепит, то как-то мрачно и всё в тучах, то, видите ли, дождь, то, видите ли, засуха, и так далее. То – дети противные, которых сам родил и сам недовоспитал. И всё не так. Это тоже проявление фарисейства – то, что человек считает, что он заслуживает лучшей участи.А если человек считает себя хуже всякой твари, тогда ему кажется, что те люди, которые его окружают, они просто ангелы. А некоторые – даже архангелы. У него нет повода роптать на других людей, потому что он сравнивает с собой и видит, что по сравнению с ним эти люди действительно образец совершенства. Но видит-то он только грехи этих людей. Отчего это происходит? А оттого, что, как Господь сказал, фарисей слеп. И духовное видение (может быть, слышали такой термин: духовное зрение, духовное видение), оно начинается не с того, что человек видит действительно ангелов, а с того, что он видит собственные грехи. А когда человек возмущён поведением других или обстоятельствами или ещё чем-то, это говорит в нём фарисей. Фарисейство – очень такое тяжёлое заболевание. В чём эта тяжесть? Последователь фарисеев спастись не может. Почему? Потому что у него искажена картина мира, которая заключается в такой формуле, которую впервые высказал апостол Павел, сказав про себя: «Я есть первый грешник». Он при жизни был восхищен – он даже говорил: «Не знаю, в теле я был, не в теле» – до третьего неба. К Престолу Божию был восхищен. И поэтому ему было с чем сравнивать. И когда некоторые из святых говорили о своих грехах и действительно плакали о своих грехах, это не просто некоторое такое присловие вроде «Ангела тебе за трапезой», не что-то, что обычно люди говорят, не какие-то всякие такие ритуальчики. А это действительно настоящее видение человека, что так оно и есть. Вот поэтому нет ничего удивительного, что Господь в одной из притч уделяет этому аспекту такое внимание. И эту притчу мы читаем в преддверии Великого поста во всех храмах, потому что пост для большинства людей, (можно сказать, не для подавляющего большинства, а для абсолютного большинства) – это есть такое вот фарисейское упражнение, которым человек себя тешит, начинает на других поглядывать свысока. Это происходит потому, что он вообще не понимает ни причины, ни метода, ни цели поста. Вот чем так опасно фарисейство: оно всё превращает в свою противоположность. И человек вместо того, чтобы приближаться к Богу, он через фарисейство от Него удаляется. Что бы человек, фарисей, ни делал – всё против спасения его души. Вот – всё! Это вот такая болезнь очень каверзная. И так как фарисейство – это продукт гордости, то обычно человек своего фарисейства в себе не видит. Поэтому обнаруживать фарисейство можно только так: плюнуть в лицо и ударить по физиономии. Вот только тогда фарисейство себя обнаружит. Оно сразу вылезает от всей души, как человек начинает: «Какое ты имеешь право, кто ты такой?» Да никакой, без всякого права. Хрясь – по морде, по фарисейской! И всё сразу становится известным. Необязательно буквально, а любая ситуация, которая сродни, она, может, в нас это обнаружит. Но можно и не напрягаться, не обнаруживать. Это есть абсолютно в каждом. Независимо от сана, образования, состояния, воспитания, возраста, пола – ни от чего. Независимо. Поэтому можно не напрягаться. Это по определению в каждом человеке это присутствует. Мера, степень, разумеется, разные. Поэтому каждый человек должен обязательно за собой следить и стараться так жить, чтобы это не проявлялось. Нужно против фарисейства в себе противостоять, нужно молиться Богу о том, чтобы оно нас навсегда покинуло, и стараться, чтоб на первых порах хотя бы вовне оно никак не проявлялось, потому что фарисейство для Бога отвратительно. Если ты хочешь стать существом, отвратительным для Бога, тогда оставайся фарисеем. А Господь гораздо ласковей относится и к ворам, и к блудницам, и к мытарям, и к еретикам, чем к фарисеям. Фарисейство – это такое мерзкое качество, которое совершенно непереносимо для Бога. Поэтому Господь от таковых удаляется. Поэтому внешне человек может быть благочестивым. И всё внешнее – исполнять. Двукратно поститься, все праздники соблюдать, что положено – читать, но фарисей – он всё равно пустой как барабан. В нём нет благодати Божией. И быть не может. Потому что гордость изгоняет благодать Божию. Сказано в Писании, Бог гордым противится. Противление Божие выражается в том, что Бог уходит от такого человека. Вот и всё проявление. Он оставляет, как Господь сказал народу Израилеву: «Се дом ваш оставляется пуст» (Мф. 23, 38; Лк. 13, 35). Он пустой. Можно там всякие правила очень благочестивые составить, всё это исполнять, но в этом ничего нет, это ничем не наполнено. Протоиерей Димитрий Смирнов».

Эта длинная цитата о фарисеях говорит о том, что Димитрий Смирнов узрел фарисеев вблизи и они, скорее всего, не дают ему работать. А проблемы семьи вопиют!

Не нужно думать, что Димитрий Смирнов, глаголит для всех. Он глаголит для своих, которые его понимают! Но сколько пустой гордыни он обличает в православных фарисеях! И в храм ходят, и читают акафисты, и посты соблюдают, а своих же православных не любят (не говоря уже о других!). При случае им позавидуют, их обманут, украдут у них мысли, идеи, а то и деньги. Таких трудно обличать, себе дороже, они агрессивны, объединены общей низостью, могут оговорить и оплевать невинного, но того, который, как им показалось, только замахнулся на их «МОРДУ», замахнулся на их интересы. Отец Димитрий возглавляет Комиссию по семье в Патриархии и, очевидно, окружен такими фарисеями и, простите, фарисейками. Взять, например, отстаивание ценностей материнства и отцовства. Сколько здесь пустой говорильни! А воз и ныне там! Заявят фарисейки проблему (обычно, украденную о кого-то!), получат грант или наличные от спонсора и с воза долой — кормиться! Иные так поднялись, что уже ездят в Святые места, в иные европейские страны за счёт грантов! Потом подсовывают пустышку отчёта! Питаются от грантов всей семьёй, подругами — а фактически питаются телом Христовым, верой в нравственную и духовную истину. Вот о таких фарисеях говорит Димитрий Смирнов! Ему, конечно, с высоты его духовной жизни видно всё, или почти всё!

Но есть, естественно, фарисеи и с другим уровнем служения и влияния!

И вот ему пытаются закрыть глаза! Или не дают распределять средства более целесообразно! Или …. Жаль, что всё так бездарно!

А ведь неблагополучие с грантами просто вопиющее. Дают деньги своим за откаты, совершенно неграмотным, не имеющим своих разработок, статей, инициатив. Но патриотизм за деньги не купишь. Примазывается разная плесень с крикливыми названиями типа «Любовь, семья, отечество» и стоит с открытыми ртами, готовыми за подачку выполнить любое поручение. А поручения могут быть разные. Не давать слово нелюбимым, опасным, нетолерантным. Не давать распространять свою литературу! Не давать слово пришедшим на огонёк, случайным гостям, желающим сделать свои объявления. Но отметиться как успешно проведшим заседание секции, отмывшим очередные тысячи за аренду и пр.и пр.

Вот они — фарисеи, которые кормятся и хотят, чтобы это не кончалось! А дети и родители их на самом деле не интересуют, поскольку этот интерес даже за деньги не купить. Посмотрите на лицо Димитрия Смирнова! Сколько на нём написано горя!

Александр Шуринов, академик ПАНИ

Живое слово, Интервью, Общество, СемьяPermalink

Добавить комментарий