Отечественная война 1812 года

Её современные фальсификаторы и пожиратели грантов.

Отечественная война 1812 года – прекрасный пример для изучения поведения наших геополитических противников и всевозможных недругов. Те грубые приёмы в фальсификации российской истории, которые они систематически допускают и проводят, с головой выдают их узкополитические и своекорыстные интересы.

Остановимся в данном материале на главной фальсификации. Об остальных искажениях истории Отечественной войны 1812 года будет последовательно изложено автором на сайте.

Наполеону на протяжении 200 лет приписываются удивительные качества и способности, которыми он, якобы, обладал. Да, он обладал исключительной памятью, большими способностями к военной деятельности, способен был формировать новые структуры управления, организовывать толпы людей и делать их своими соратниками.

Однако, при всём том, нельзя не видеть в его личностных качествах непомерной горделивости, пренебрежения к простым людям, солдатам и офицерам, ярой жестокости. Со временем его отрицательные качества умножились и стали подавляющими. При проведении военных действий он, как пишут его генералы, заявлял: «Я имею возможность тратить в день 30 тысяч человек». А главное, он переоценивал экономические механизмы взаимодействия в обществе, «умудрялся» давать денежную оценку своим маршалам и другим лицам, уповал на рынок и рыночные отношения во время похода на Россию. И очень сильно ошибался в придании приоритета в общественной деятельности экономическому фактору. При этом, ничтожесумняшеся, перед войной с Россией напечатал несколько миллионов фальшивых русских рублей и поручил подчинённым генералам покупать на них у крестьян и помещиков фураж для армии.

Дёлёжка мира

Дёлёжка мира

В оценке значения экономического фактора в жизни человеческого общества следует с Наполеоном и его вчерашними и сегодняшними апологетами не согласиться. Да, голодный человек стремится к пище и готов подвергаться даже унижениям при её недостатке и стремлении заработать на достойное существование. Но, по мере насыщения (если он, конечно, не болен экономоманией, то есть, не имеет пределов насыщения, что мы имеем возможность наблюдать сегодня воочию!), его интересы и ценности смещаются в сторону духовных критериев оценки окружающей среды, и он видит собственную убогость и низменность собственных экономических интересов. Его тянет в Горние Дали, к Божественной Истине, к Наивысшим Таинствам Бытия. Если ему в эти Дали проход Воспрещён и Хомут эксплуататора (или ограничителя) крепко натирает шею, он берётся за топор и вилы!

Заметим, что в эти годы Маркс ещё не родился и оценивать так толстотомно, как он умел, капиталистические механизмы эксплуатации было некому. И Манифест изобретать тоже было некому. Только после ряда революционных потрясений в несчастной, но горделивой Франции, и не менее несчастной Германии, удалось-таки найти противоядие буржуазной эксплуатации. Его определили как объединённое противостояние владельцам средств производства, то есть, эксплуататорам рабочего класса. Правда, изобретатели сего противоядия не учли и не ликвидировали основы общественного целеполагания – приоритет экономических интересов над всеми другими интересами и целями в общественной жизни. Практически, общество опускалось до скотского состояния, когда ничто кроме похлёбки (или других благ физического удовлетворения организма) его уже не интересовало. Тому способствовали и соответствующие новые разработки средств эксплуатации, то есть, получения прибыли. Эксплуататор стал умнее и предусмотрительнее. При этом, заметим, что, как показал исторический опыт, победивший пролетариат (или те, кто его возглавлял!) по меркам исторического времени мгновенно опускался до уровня эксплуататоров и проводил ещё более изощрённо политику выжигания вокруг себя духовной жизни и духовных интересов, и, главное, уничтожал их носителей – крестьянское население. Богоборчество было им просто необходимо!

До эпохи правления Наполеона и его современников — буржуазных апологетов экономические и другие противоречия разносословного, разнообразованного и разноимущественного общества, проживавшего и сосуществовавшего с другими, взаимодействуя на общей территории, разрешались в конфессиональных структурах, то есть в храмах. В этом отношении западноевропейская церковь исторически принимавшая, нарабатывавшийся в течении многих тысячелетий, духовный опыт была безусловным аморитизатором при проведении нового экономического порядка, насаждавшегося Наполеоном. Более того, она была существенным препятствием для проведения его курса на «экономизацию» общественной жизни. Естественно, последовали действия диктатора по унижению и последующему фактическому уничтожению этого института духовной жизни общества. Причины нашлись быстро, поскольку деятельностью религиозных структур, жиреющих при общественной нищете, были недовольны многие. Однако, оздоровление обстановки внутри конфессий не входило в планы Наполеона, хотя было бы логичным. Дело было в другом! Все христианские традиции вкупе мешали развитию экономических интересов и безудержному обогащению. Вполне логично, что церковь была лихо и безапелляционно обвинена в мракобесии, и с ней было официально покончено. Ей было запрещено участвовать в государственной деятельности и в работе представителей власти. Добавили тут в аргументации и многомудрые предшественники – неумеренно и необоснованно возвеличившие человеческий разум до Божественных вершин: уважаемые Вольтер, Дидро и многие-многие другие деятели Века Просвещения. Однако, сегодня мы видим во многом убогость, простите, человеческого разума и тщетность многих человеческих усилий. Тайна многого из окружающего мира и до сих пор «велика есть».

Следует заметить, что основной тезис, который использовал Наполеон при экспансии своей доктрины в Европе, заключался в революционном лозунге: «Свобода. Равенство. Братство». Спекулируя на этом лозунге: на идеях свободы, на идеях равенства, на идеях братства; он проводил свои душеподавляющие реформы, осуществлял агрессивное политическое и военное давление на соседние страны и народы. Надо полагать, поэтому наш великий мыслитель — Пушкин назвал его в своих стихах не только «кровавым губителем» и «тираном», но и «ужасом мира».

Таким образом, основной ошибкой историков в течение прошедших двух столетий следует считать определение направленности деятельности Наполеона. И в этом есть ключ к его пониманию и, если хотите, разоблачению.

Наполеон продвигал идеи революции под лозунгом «Свобода. Равенство. Братство» не потому, что разделял идеологию революционного движения, а потому что видел в них удобный трамплин к приобретению имущества и прочих благ, трамплин к новой форме власти, которую объявили и назвали республиканской. Ему было выгодно революционно романтизировать свою эпоху и получить от этого соответствующую прибыть. Впоследствии, когда он добился и имущества, и привилегий, и власти, он перешёл вновь к монархической-императорской форме правления. В этом возвращении к фактической монархии и есть его полное и откровенное саморазоблачение.

Видели этот экономический трамплин и сотни других его экономически озабоченных сограждан, которые были приближены к королевской власти и стремились участвовать в делёжке и приобретении имущества свергаемых в Европе монархов. Такая, по-сути, авантюристическая и бандитская поступь революционного генерала, а затем первого консула и императора Франции, приветствовалась будущими новыми обладателями национальных богатств своих стран. Они вручали ключи от городов и государств, открывали ворота крепостей и шпионили за собственными королями и правительствами. И даже, можно утверждать, «подставляли» свои армии «победоносному» противнику.

Полагать, что этих тенденций и этих «экономически озабоченных» граждан не было в России, было бы довольно поверхностным предположением. Ещё Пётр Первый открыл в Европу окна и двери. И через эти окна и двери в Россию хлынул поток невостребованных на родине и «экономически озабоченных» граждан из Европы. Из той же Франции и Германии приезжали в богатую Россию тысячи «искателей чинов и должностей». Даже сам Наполеон искал себе работу в России в молодые годы. Россия принимала всех и щедро оплачивала их службу. Службу на благо России! Всё-таки, державность признавалась основным благом государства и гарантией её целостности.

Отношение многочисленного общества, в котором крестьянское население составляло 99%, к Батюшке Царю (или Матушке Царице) как Первосвященнику цементировало общество и гарантировало защиту его культуры, семейно-родовых традиций и православной веры от вторжения любого неприятеля. Основную роль в сохранении существовавших порядков играли институты Русской Православной Церкви, деятельность которых не всегда правильно оценивалась и поддерживалась даже монархами. Не все были, к сожалению, мудры и благоразумны.

Заметим, что в государственной правящей верхушке и придворной камарилье таких приглашённых и «обрусевших» деятелей, которые приехали за чинами, было довольно много и их влияние на государственность и державность России из десятилетия в десятилетие увеличивалась. В отдельные периоды российской истории процессы миграции «защитников Отечества» из Европы сдерживались. В частности, например, сдерживались дочерью Петра Великого Елизаветой Петровной и даже действительно обрусевшей немкой — Екатериной Великой. И та и другая понимали ущербность и гибельность для России потери национальных традиций, языка и культуры в слое придворной аристократии и в армии. Показательны исторически доказанные моменты выискивания и поощрения этими императрицами национальных талантов, продвижения их по службе и награждения за подвиги. Именно благодаря Елизавете Петровне стало возможным открытие в России первых университетов и театров, стала возможной деятельность в Петербургском университете русского гения М.В. Ломоносова, затмившего своими трудами самого Леонардо Да Винчи. А полководческая деятельность Суворова, Потёмкина, Румянцева, а затем и полководцев следующего поколения Голенищева-Кутузова, Дохтурова и многих других, героически участвовавших в Отечественной войне 1812 года и обеспечивших победу в войне с обезумевшей Европой, была пролонгирована и поощрена Великой Екатериной. Всё это было обеспечено глубоким пониманием русской культуры и народной жизни самодержавными верховными правителями.

Однако, жизнь и деятельность этих правителей была далеко не безоблачной. Достаточно напомнить о печальной судьбе и гибели российского императора Павла I. Придворная камарилья оболгала, истрепала нервы и уничтожила прогрессивно действующего монарха, имевшего целью навести порядок и отстранить от власти многих бездельничающих царедворцев, занимающихся только грабежами государства и эксплуатацией крестьянского населения обширной страны. Общепризнанный герой Отечественной войны 1812 года генерал А.П. Ермолов из пяти царств, которые ему за долгие годы удалось видеть, относил пальму первенства времени правления Павла I.

Ко времени войны 1812 года деятельность Александра I тоже складывалась своеобразно и должна быть досконально изучена нашими учёными. Однако, можно заключить уже сейчас, что он понимал буржуазное живодёрство реформ, проводимых во Франции и других европейских странах. И понимал, что рано или поздно эти, якобы, прогрессивные европейские тенденции придут в Россию, если не через двери, то через распахнутые окна. По его распоряжению Михаил Михайлович Сперанский стал разрабатывать перед войной вариант государственного устройства в России с конституционной монархией. Однако, новый проект не выдерживал монаршей критики: везде торчал тот же экономический вариант развития общества и совершенно недооценивалась традиционная культура и верховенствующее состояние православной веры в русском обществе. Принять такой проект было убийственным для России, но и не принимать ничего было также губительным и вредным.

Скажем здесь несколько слов о российском императоре. Александр I родился 12/23 декабря(н.ст.) 1777 года и в этом году исполняется 240 лет со дня его рождения. Удивительно, но к этому государю у наших историков меньше всего внимания, на площадях и скверах ему нет памятников (кроме, своеобразного памятника–Александрийского столпа в центре Дворцовой площади в Санкт-Петербурге, где лик венчающего его ангела напоминает лицо императора), его редко упоминают, когда говорят об итогах Отечественной войны 1812 года. А ведь он более чем кто-то заслуживает нашего почтения и благодарной памяти.

Вырисовывается странная картина, со всеми своими коллегами, оказывается, он был в конфликте (М.И.Голенищев-Кутузовым, А.С. Шишковым, М.М.Сперанским и др.), никого не ценил, всех унижал, а если кого-то любил, то с корыстными целями, изменял и предавал. Сегодня, когда мы видим явный обман и неприкрытую фальсификацию российской истории, возникает мысль, что руководили этими оговорами наши исторические недруги, наши геополитические противники, и в не последнюю очередь сам Наполеон.

Таким образом, сегодня ставится задача нового неангажированного исследования биографии и государственной деятельности российского императора Александра I. Пора прекратить огульное обвинение его в смерти родного отца, которое было на руку противникам России, спекулирующим на этом выдуманном ими событии на политической арене, что на самом деле показывает только уровень их низости и интриганства. Пора показать реальные творческие отношения императора с М. И. Голенищевым-Кутузовым, подвигам которого была отдана дань и императором и всем русским народом. Пора показать всё благородство его натуры и желание вести равный честный разговор с европейскими странами.

На период царствования Александра I выпали большие испытания, но ему удалось их преодолеть, не отделяясь от общества и не выделяя себя из него. Ему удалось объединить цели и интересы российского общества, разделённого по имущественному, юридическому и сословному праву, вокруг задачи защиты своей культуры, своего дома, своего Отечества. А ведь этому различающемуся обществу пришлось противостоять весьма искушённому и многочисленному врагу, объединившему всю Европу в походе против России, имеющему свою живодёрную экономическую идеологию, презирающему наши религиозные святыни и желавшего на самом деле только грабить и покорять, унижать и властвовать.

Как уже отмечалось выше, в промежутке между наполеоновскими агрессиями (после Тильзитского мира) Александр I пытается найти противодействие тем новациям, которые привносились в Россию из Европы. Данная тема была поручена М.М. Сперанскому, но найти противоядие буржуазному экономическому беспределу, стремительно развивавшемуся в Европе не удавалось. Тому, что называлось европейской революционной свободой, а на самом деле было свободой буржуазного спекулятивного экономического подавления и уничижения, могло противостоять только общество с глубоко нравственными установками, принципами, традициями взаимоуважения и культуры. Была ли такой Россия в то время? Наверное, нет.

Но сложившиеся обстоятельства и агрессия противника заставили общество таковым стать на период противостояния неприятелю и изгнания остатков его армии с родной земли. Совесть, нравственность, бескорыстие, честь семьи и рода, самопожертвование были руководящими принципами этого времени. И православные священники были в авангарде всего, что способствовало будущей победе.

Когда досужие историки ставят вопросы о православной вере самого государя, они лукавят, поскольку эти признаки православия налицо, в каждом указе и каждом его манифесте, в каждом его действии.

Более того, сохраняя и развивая православие в России, Александр I пытается создавать защиту от новых экономических рыночных тенденций в Европе. Для этого он учреждает в России Библейское общество, пытается наладить личное общение и влиять на квакеров и иезуитов. Представляется, что в мистицизме он также пытается найти пути выхода из тупиков и границ экономического произвола. Задача стоит одна – найти духовное средство противостояния бездуховной экспансии рыночной идеологии Запада. Тут идут примерки протестантской религии, разрабатываются идеи интерконфессиональности даже с некоторым ущемлением православия и т.д. и т.п. Поиски шли долгие. И нет тут смысла сомневаться в истинной религиозности государя. Один из наших исследователей приводит следующее рассуждение: «У Ивана Сергеевича Шмелева в произведении «Старый Валаам» монах показывает паломникам некую старую келью: «Келья маленькая, аршина два-три. Старая сосна над нею. «Вот, и тесна, и грязна, и низковата… у вас в Питере, собашники, небось, лучше ставят, а сюда сам Государь изволил входить, склонившись, со старцем беседовать изволил, не погнушался… вот что-с. Александр Первый… слыхали-с про него? Вот то-то и есть. А какой Государь-то был, самого первого воина на свете покорил, грозного Аполеона-французского… А вот не погнушался, преклонился… дверка-то низенькая, а он, сказывали, высокого постава был, солидный… и преклонился, так уж, значит, ему н а д о было, преклониться-то, перед Смиренным батюшкой Николаем… и даже трапезовал репкой у него. Батюшка Николай-то наш простой был, и не в страх было…». Так в нашей литературе запечатлелась сохраняемая подвижниками Валаама память об Императоре Александре, о его посещении острова. Государь произвел большое впечатление на насельников Валаама своим смирением, благочестием, знанием богослужебных и иных уставных правил и неленностным их соблюдением, вниманием к делам обители, ее подвижников. На Валааме сохранялись воспоминания о посещении Александром I обители и его слова в беседах с монахами. В частности, и такие: «В разговоре, при случае, Государь сказал: Я часто замечал, что священники благословляют спеша и не знаменуют креста как следует, это знак великого невнимания. Как благословляющему, так и принимающему благословение надлежит опасаться не лишиться Благодатной силы благословения. Не раз, когда я подходил к сельским священникам, которые, в простоте, вздохнув от сердца, благословляли меня, ограждая настоящим знамением креста, как благословляют и крестьян, — всегда я чувствовал нечто особенное!».

Таким образом, сомневаться в силе и глубине православного вероисповедания Александра I нет никаких оснований. Как нет оснований сомневаться и в его старческом жизненном пути, который он избрал после мнимой смерти в 1825 году.

Сегодня научный исторический мир уже не сомневается, что Александр I и томский старец Фёдор Кузьмич — одно и то же лицо. Исследования доктора исторических наук М.М. Громыко с максимально возможной убедительностью доказали это. Причины такого ухода Александра I из политической жизни своеобразны и исключительны: он был глубоко верующим человеком, весьма ответственным и честным перед народами России Государем.

Примером является его Манифест о ведении Россией бескорыстной политики в Европе от 31 августа 1806 года с предложением к европейским странам проявлять взаимопонимание и сдержанность. Однако, его инициативы натолкнулись на непонимание европейских правительств, противостояние и агрессию Наполеона.

В последующем России пришлось вести сугубо оборонительную войну против народов Европы, которые были втянуты в неё, не имея сил противостоять агрессивному «ужасу мира» и его вдруг объявившимся союзникам. И, что показательно, Россия победила в этой чрезвычайно тяжёлой войне не без помощи мудрой, тонкой и ответственной политики Государя.

После войны на Александра I свалился весь груз внутригосударственных проблем: претензии участвовавшего в войне дворянства, потребность в реформах и очевидная неприемлемость европейских буржуазных реформ для России, насущная необходимость отмены Крепостного права и т.д. и т.п..

Он чувствовал, что Россию сталкивают на путь буржуазных преобразований по примеру Европы, но не мог этому противостоять. Чувства чести, достоинства и благородства не позволяли ему обратить государственную машину против революционно настроенных кругов в Российской армии, которая совершила подвиг, сломив врага в 1812-1814 годах. И он принял решение уйти из политической жизни, инсценируя свою смерть. Долгие годы пришлось прожить Александру I в образе старца Феодора Кузьмича. Он ушёл из жизни в 1864 году, оставив светлую память и народную благодарность в сердцах красноярцев, томичей и всех других сибиряков, кто так или иначе с ним соприкасался. На иконе «Собор сибирских святых» он в верхнем ряду второй справа.

Несколько лет назад Региональная общественная организация содействия возрождению и сохранению культурного и исторического наследия «Бородино-2012» по инициативе вашего покорного слуги, заместителя и учёного секретаря тогдашнего руководителя организации (имя его не будем указывать, потому что он затем отступился от своих слов и, хотя потом каялся и извинялся, мы его тут рекламировать не будем), обратилась в Министерство культуры Российской Федерации с предложением по установке памятников Александру I Благословенному. Мы предлагали устранить историческую несправедливость в отношении Александра I установкой ему небольших памятников в скверах и парках наших областных и районных центров. …. «Затрат эта патриотическая и культурно-историческая акция государственной казне не принесёт. В России достаточное число патриотично настроенных предпринимателей-меценатов, которые готовы профинансировать изготовление таких памятников», — писали мы. В задачу администрации областных и районных центров входил только вывоз памятников, установка его и торжественное открытие, что может быть профинансировано из местного бюджета.

Эта акция должна была стать прекрасным дополнением к всероссийскому и международному празднованию победы в Отечественной войне 1812 года, которое должно быть приурочено ко времени изгнания остатков армии неприятеля с территории России и выпуску Александром I Высочайшего Манифеста «О принесении господу Богу благодарения за освобождение России от нашествия неприятельского» 25 декабря 1812 года».

По новому стилю эта дата торжественно празднуется ежегодно в день Рождества Христова, то есть 7 января 2013 года.

Заметим здесь, что как только были открыты эти идеи и порядок их реализации через Министерство культуры РФ хлынул поток авантюристов и приспособленцев, желающих заработать на этой акции, получить гранты, приобрети политический и патриотический капитал. Характерно, что на несколько наших писем в Правительство РФ остались без ответа!

Появилось вдруг несколько самостийных инициаторов установки таких памятников. И они были установлены в Туле у Кадетского корпуса им. Александра I, во дворе московской школы №1687 с преподаванием французского языка и в одном из микрорайонов подмосковного посёлка Салтыковка. Однако, нам удалось провести большую работу, собрать средства и без согласования с вышеупомянутым Советом установить памятник в селе Паниковец Задонского района Липецкой области. Однако, «догоняя ушедший поезд», руководители Совета направили митрополиту Никону, который благословил установку этого памятника, особую награду. Вместе с тем, ими были направлены их представители, которые нагло пытались «тянуть одеяло на себя» и выставлять себя равными инициаторами этой акции. Сама идея установки памятника императору Александру I стала последовательно и неумолимо, используя административный ресурс, «приватизироваться» Общественным Советом по празднованию 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года.

В последующем через своих представителей они инициировали несколько наших писем по установке памятника Александру I у Кремлёвской стены в адрес Управляющего Делами Президента Владимиру Игоревичу Кожину. Мы их подготовили и передали в руки их представителю – Ананьиной Галине Васильевне. Что с ними потом произошло, нам неизвестно! Очевидно, наше письмо было затем подменено, поскольку на открытие памятника нас не пригласили и о нашем участии в этой работе постарались забыть. Замечу, что грантов и прочего вспомоществования в этой работе мы не использовали, хотя многое говорит о том, что их было роздано по этой теме немало.

Александр Шуринов, академик ПАНИ

Без рубрикиPermalink

Добавить комментарий