СЕМЕЙНО-РОДОВАЯ КУЛЬТУРА И ЯЗЫК КАК НАЦИОНАЛЬНОЕ ДОСТОЯНИЕ БРАТСКИХ НАРОДОВ (Доклад на VII Международном Форуме русистов Украины 16-18 марта 2007 г.)

А.С. Шуринов

Доклад на VII Международном Форуме русистов Украины «Русистика Украины и проблемы сохранения языков и культур малых народов мира в эпоху глобализации». 16-18 марта 2007 г.

Сегодняшняя ситуация взаимодействия языков в Украине не может не вызывать тревоги за духовно-нравственное и культурное состояние украинского общества. Как известно, культурный потенциал народа определяется его историческим опытом, социально, духовно и экономически значимыми наработками. Лучшие умы и духовные пастыри, общественные деятели и военачальники, народ и властные структуры в течение веков и даже тысячелетий формируют и защищают культурную, духовно-нравственную и имущественную среду общества. Изначальным источником формирования творческого и охранительного потенциала общества был язык народа, с помощью которого развивались и аккумулировались общественные ценности, формировалась культура и экономика.

В этой связи отношение сегодня к русскому языку в Украине более чем странное. Оно совершенно не адекватно той исторически объективной и признанной всеми странами роли русского языка в общественных мировых процессах. Если посмотреть только на выдающиеся достижения русских писателей–философов XIX — начала XX в.в., как-то: Пушкина, Гоголя, Тютчева, Достоевского, Толстого и многих других, размышлявших и выражавших свои мысли на русском языке, мы увидим его громадную животворящую силу и творческий потенциал. Русский язык и русская литература, как квинтэссенция русской культуры, стали благодатной частью культуры всего человечества. И человечество это признаёт. Оно, по мере осмысления, черпает ещё не раскрытый потенциал в русской культуре, развивает свои народы, насыщает мышление своих пастырей, мыслителей, творцов. В этом контексте отношение к русскому языку в Украине нельзя признать адекватным. Если украинское общество стремится к развитию своего народа, к творческому подъёму, к созиданию, русский язык не только не способен помешать этому, но, напротив, своим культурным и нравственным потенциалом поможет развитию страны и каждого его гражданина. Только обладая русским языком и зная русскую литературу, украинский народ сможет многопланово и гармонично развить свою собственную культурную составляющую, свой язык, творчески и объективно осмыслить вековые традиции.

Между тем, отягощённые политической борьбой, власти пытаются противопоставить русский язык и русскую культуру украинской культуре и украинскому языку. Последнее не приведёт ни к чему хорошему, поскольку ценности русской культуры и языка на сегодня несравнимо более велики. Отказ от них приведёт к деградации общественной жизни и культуры населения Украины, как, впрочем, и у других, больших и малых, народов, пытающихся противопоставить свою культуру культуре русского народа. Кстати, рассмотрение побудительных мотивов в отказе от русского языка и русской культуры в Украине подтверждает, что главным у носителей таких идей является низкая собственная культура и недостаточное знание истории.

Напротив, было бы более разумным расширять и развивать русский язык в Украине, формировать на его основе ценности и культуру собственного народа с постепенным и гармоничным развитием и внедрением в общественную жизнь собственного национального языка. Более того, нужно почитать за истинное благо, когда целые регионы Украины формируют духовные и нравственные ценности, а значит, и экономику на основе русского языка и литературы. Этим благодатным обстоятельством было бы полезно воспользоваться властям для изучения русского языка и механизмов его воздействия на общество, создания творческих лабораторий по развитию и внедрению украинского языка, если общество, а не отдельные политиканы и карьеристы, когда-либо осознает и примет эту потребность не как политически или экономически навязанную, а как насущную.

Другой важнейшей частью общей культуры народов Украины и России является семейно-родовая культура, влияние которой на общественные процессы сегодня проявляется достаточно ярко. Миллионы украинцев столетия живут и работают в России. Миллионы русских столетия живут и работают в Украине. Народы-братья и сегодня живут вместе одной семьёй, несмотря на введение границ и таможен.

Следует отметить, что семейно-родовой уклад в жизни любого общества всегда играл и играет сегодня ключевое значение. Тем не менее, его роль долгое время не осознавалась обществом, как мы не осознаём, скажем, роль воздуха в нашем дыхании. Процессы семейно-родового взаимодействия происходят естественно и непрерывно, что, безусловно, мешает их осмыслению и исследованию. Они происходят в любом этносе, народе и государстве, поскольку в любом этносе, народе и государстве стоит потребность непрерывного возобновления его трудовых, социальных и духовных ресурсов. Без развитого института семьи, без семейно-родовой культуры сделать это невозможно. Очевидно, что эти процессы – процессы семейно-родового взаимодействия – происходят и в наших братских странах: России и Украине. Известно, что в Украине более 11 млн. граждан состоят в браке и родственных отношениях с гражданами России. Недооценивать этот фактор семейно-родового взаимодействия народов нельзя. Семейно-родовые отношения развиваются вне зависимости от правительств и их спекулятивных политических платформ и программ. Они связывают наши народы единством конфессиональных и культурных истоков, единством вкусов, культурных интересов и традиций, единством языка и литературы. Развитие этих отношений также способствовало бы духовному, нравственному и экономическому развитию народов как Украины так и России.

Однако, определённая независимость семейно-родовых отношений от политического воздействия или влияния властных структур в отдельной стране не означает независимости семейно-родовой культуры от социального и духовного развития человечества в целом. А в целом оно – это развитие – для института семьи весьма неблагоприятно. Всем хорошо известна демографическая ситуация в России. Но она не менее остра и в Европе и в Америке. Нельзя назвать её благополучной и в Украине. В основном она определяется учёными-экономистами, которые озабочены недостаточными трудовыми ресурсами того или иного государственного образования и его возможностями экономического развития. Широкая и неосмысленная до конца мигрантская политика создаёт новые проблемы, которые ярко проявляют себя, как, скажем, сегодня во Франции. Встают новые вопросы взаимовлияния этносов и народов, столкновения культур и интересов. В этих условиях формируются новые экономические теории, в которые закладываются весьма сомнительные ценностные установки и приоритеты, претендующие на общечеловеческие. Отвечают ли они развитию отдельных наций и, тем более, действительно прогрессивному развитию общества в целом, авторов не беспокоит. Они пытаются свести вопросы развития только к экономике, заглушить или даже снять вопросы национального развития этносов и народов перед провозглашённой ими глобализацией. То есть, по-сути, приоритетного распространения своего экономического влияния на весь мир, финансового или даже военного подавления несогласных с их концепцией в случае необходимости.

В этих условиях влияние экономического механизма взаимодействия на семейно-родовую культуру общества безусловно и неотвратимо. Оно не всегда осмысленно, но всегда активно и даже агрессивно. Истоки его лежат, очевидно, в интенсивном техногенно-промышленном освоении мира и развиваются, например, в России и Украине уже около двух столетий. На Западе эти процессы происходили несколько раньше. Противостоять этой экономической экспансии сам институт семьи может, но только до определённых пределов. Сегодня вопросы духовно-нравственного развития общества, его гражданского становления, формирования государственно-ответственной экономики, в которых семейно-родовая культура играла прежде и играет сейчас важнейшую и определяющую роль, приобретают особое значение. К сожалению, они недооцениваются обществом и не принимаются во внимание институтами законодательной и исполнительной власти как России так и Украины.

Опыт прошедших исторических событий XX века и системный подход к современной жизнедеятельности общества показывают, что экономический механизм взаимодействия далеко не определяет и не исчерпывает всё многообразие социальных процессов. Становится очевидным, что имеются некие иные, может быть даже непознанные нами сегодня (не будем же мы настаивать на знании абсолютной истины!), механизмы, обеспечивающие взаимодействие его членов, непрерывное возобновление и целостность общественной структуры.

Более 130 лет назад русский мыслитель Николай Яковлевич Данилевский в фундаментальном труде «Россия и Европа» предложил концепцию, где поставил во главу угла общественных взаимосвязей не экономику, опирающуюся на частнособственнический инстинкт индивидуума, а духовность, имеющую вполне осязаемые общинные корни, освящённые конфессиональной культурой народа(1). Выявляя естественную системность в крупных общественных структурах, Н.Я. Данилевский подчеркивал объединяющее влияние духовности в организации каждой отдельной культурной цивилизации, которые он выделил на историческом пути развития человечества. Как сейчас определили бы современные учёные, он указал надуховность как на системообразующий фактор общественной структуры. Развитие культурно-исторического типа, отмечал выдающийся учёный – энциклопедист XIX века, определяется «особенностями духовной культуры народов». Именно в отличиях степени духовных взаимосвязей в общественных структурах Европы и России Данилевский находит причины традиционной конфликтности между ними. Отнеся Россию с её православными устоями народной жизни, традициями быта, культуры и славянским менталитетом, к своеобразному культурно-историческому типу, отличающемуся от европейского, Данилевский показал и особенные духовно-нравственные качества русского народа. Безусловно, определяющую роль в устоях народной жизни русского общества играла традиционная семейно-родовая культура. Чтобы понять её фактическую роль в процессах жизнедеятельности, следует найти и исследовать фактическую системность общественного развития и роль института семьи в нём. Наверное, этот подход можно считать продолжением развития метода естественной системности самого Данилевского (см. там же, с.44-45). Во всяком случае, имеет смысл обратиться к достаточно новой, современной концептуальной методологии научного подхода к сверхсложным системным объектам, к которым, безусловно, следует относить человеческое общество с его институтами, к синергетике. Последняя рассматривает саморегулирующиеся и самовозобновляющиеся системы, а также механизмы взаимодействия отдельных структур-элементов внутри иерархичной системной структуры (2).

Если подходить к исследованию человеческого сообщества с позиции системности и особой сложности объекта, обойтись без признания исключительной важности института семьи нельзя. Дело в том, что семья играет не только определяющую роль в создании трудовых ресурсов для общества или является достаточно простой экономической ячейкой потребления общества, о чём твердят многие современные исследователи. Человеческая семья – это сложнейший механизм возобновления общества, который был сформирован в течение десятков, если не сотен, тысячелетий. Во все времена развития человечества он должен был обеспечивать исполнение нескольких задач по непрерывному и последовательному возобновлению жизнедеятельного процесса (общественного развития). К таким задачам или функциям института семьи следует в первую очередь отнести:

-​ функцию биологического возобновления общества;

-​ функцию социального возобновления общества;

-​ функцию духовного возобновления общества.

Функция биологического возобновления общества включает в себя передачу следующему поколению репродуктивного здоровья, включающего не только способность к зачатию, но и таких важных способностей как способность к вынашиванию плода в дородовой период, способность к собственно здоровым родам, способность к материнскому вскармливанию и выхаживанию младенца и многие другие способности. Проявления ущербности в биологическом возобновлении общества сегодня связаны с общим экологическим неблагополучием, о котором непрерывно извещают нас СМИ. Из общеизвестного следует отметить недостаточное внимание основной части наших российских семей к своему репродуктивному здоровью. Важнейшим недостатком является и отсутствие каких-либо рекомендаций по сохранению и преумножению репродуктивного здоровья у детей в семье с раннего возраста. Прежде такого рода опыт и сведения передавались в семье от старших поколений к младшим: от отцов и дедов к сыновьям и внукам, от матерей и бабушек к дочерям и внучкам. В силу военно-политических катаклизмов в России в XX веке и гибели значительной части населения страны такой опыт в значительном числе семей утрачен. Существенное влияние на невозможность передачи или даже принятия такого опыта имеет складывающаяся и развивающаяся разобщённость поколений.

Функция социального возобновления общества заключается в формировании у следующего поколения способности к индивидуальному труду, способности к коллективному труду, способности к разумному и социально ответственному действию, способности к защите семьи, своего дома и Отечества. К сожалению, приходится констатировать сегодня в обществе общее отрицательное отношение к труду как таковому. Особенно отрицательное отношение сформировано в общественном мнении к физическому труду. Последнее не может не вызывать сомнений у педагогов, поскольку именно физический труд явился основой формирования разума у человека. Более того, исследованиями показано, что монотонный физический труд способствует развитию подсознания и, таким образом, развивает творческое мышление индивида. Безусловно, полезным является и совместный труд в семье, который в силу современной оторванности-отчуждённости членов семьи друг от друга (родители на работе, дети играют в детских яслях или в детском саду, учатся в школе) подчас трудно реализуем. Более того, детям в семье подчас прививают нездоровый вкус к праздному образу жизни, отстранив от работы с помощью педагогически неграмотных и неадекватно сердобольных родных и близких. В результате в современной семье дети не могут приобрести навыков работы, не приобщаются к совместному коллективному труду, к общественной деятельности. Как результат, у них не формируется ключевая потребность в своей самооценке, фундаментальная потребность поиска смысла жизни, потребность участия в общественном труде. Отсюда берут начало инфантилизм, страх к принятию решений и соответствующая неспособность к защите и себя, и семьи, и своего Отечества. Завершается разложение личности разными видами наркомании, психическими расстройствами, преступностью. Между тем, традиционным семейно-родовым укладом предполагалось, напротив, совместным трудом в семье формировать в молодом поколении трудовые навыки, уважение к труду, к трудовым способностям каждого члена семьи и рода, ушедших из жизни предков. Предполагалось формировать позитивное отношение у индивидуума к своей собственной трудовой самоценности, к поиску своего места в общественной жизни.

Функция духовно-нравственного возобновления общества заключается в формировании у следующего поколения способности к сопереживанию с другими людьми, способности к творческому осмыслению действительности, способности к творческому труду, способности к духовному объединению с гражданами своей страны, способности самоотверженно служить своему Отечеству. Таким образом, важнейшей функцией семейно-родового уклада является формирование в молодых людях развитых духовно-нравственных качеств. Уже с момента зачатия в будущем ребёнке начинает формироваться душа. Как показывают исследования, он воспринимает и ласку матери, и нежность отца, и их взаимоотношения, и отношения родственников. После рождения эти процессы идут интенсивнее. При соответствующем воспитании в нём формируются потребности любви, сочувствия близким и сострадания их судьбам. Развитые таким образом нравственность и духовность поднимают потребности личности на более высокий уровень. Развиваются творческие способности, способности к наукам и искусствам, способности к бескорыстному и даже жертвенному служению обществу. К сожалению, в современных условиях найти образцы такого формирования личности чрезвычайно сложно. Мы уже привыкли, что наши гении пробиваются «сквозь асфальт», не благодаря воспитанию или влиянию среды, а, зачастую, вопреки бессистемному воспитанию и жестокому влиянию безнравственной среды. Однако, это лишь свидетельствует о нашем незнании механизмов формирования личности и неспособности определить узловые (бифуркационные) моменты её формирования. Между тем, предлагаемый синергетический подход в своём развитии даёт возможности для подобного исследования конкретной личности, конкретного человека, будь то учёный или артист, сельский труженик или депутат парламента.

Формирование высокой духовности в здоровой семье было бы очевидным и каждодневным, если бы не влияние окружающей среды, вмешательство и даже противодействие государственных институтов. Однако, как бы там ни было, и сегодня духовность родившегося человека берёт своё начало и формируется в семье: в любви матери и отца, в их бескорыстии, в энергетической, психоэмоциональной и информационной связи всех членов семьи, где реализуются возможности взаимной любви, сочувствия, сопереживания и сострадания, а затем и воспитания с родительским (а иногда с пастырским конфессиональным!) наставлением и влиянием. По этой причине институт семьи вполне обоснованно следует считать источником, то есть генератором духовности в обществе.

Потребовались многие тысячелетия исторического совершенствования общества, чтобы представленные здесь функции семьи стали реально и активно действующими. Сегодня следует говорить уже не об институте семьи, а об институте исторически выработанной обществом семейно-родовой культуры, которая многоплановыми и многозначимыми способами решала поставленные природой и окружающими сообществами задачи, в той или иной мере обеспечивала духовно-нравственные связи в различных слоях общества и построение и взаимодействие общества в целом.

В каждой конкретной семье любовь, духовная взаимосвязь может отличаться и силой, и формами проявления, и глубиной духовного взаимодействия. В то же время способность к любви супружеской и любви родительской, глубина духовного мироощущения и взаимосвязи с другими людьми, во многом определяется семейным укладом предыдущего поколения и его искусством формирования в собственных детях чувств духовно-нравственного содержания. Особое влияние на воспитание нового поколения оказывает среда влияния – семейно-родовая культура. Если эта среда содержит проверенные столетиями традиции воспитания и образования, то воспитательный процесс проходит последовательно и эффективно. Надо сказать, что уже само обращение к традиционной семейно-родовой культуре, изучение семейно-родового уклада в школе приводит к повышению престижа института семьи в сознании учащихся и их родителей, даёт значительный и даже вполне видимый воспитательный эффект. Как мы наблюдаем, учащиеся тянутся к этим знаниям, постепенно осознавая их роль в собственном гражданском становлении и полномасштабной самореализации, в защите своей семьи и семейно-родовых отношений от деструктивного влияния окружающей среды, в собственном духовно-нравственном развитии и осмыслении действительности. В этом плане введение курса «Основы семейно-родовой культуры» в программы дополнительного образования учащихся было бы крайне полезным. В дальнейшем следовало бы подумать и об отдельном предмете в рамках общего образования как России так и Украины.

Надо заметить, что новая парадигма семейно-родовой культуры основывается на достаточно прочном фундаменте русской философской мысли. Одним из известных мыслителей, обративших внимание на глобальность воздействия на общество института семьи, является протопоп Благовещенского собора Московского Кремля Сильвестр, собравший сборник наставлений и рекомендаций по семейно-родовому укладу в XVI веке. Этот сборник известен современной исторической науке как «Домострой». Исследователи сборника отмечают значительное превосходство в нём материалов по духовно-нравственному воспитанию, по духовному наставлению, по исполнению православных обрядов, сопровождавших все, даже, казалось бы, малозначительные события в семье. Вместе с тем в замечательном сборнике трудов безымянных русских мыслителей — священнослужителей, собранных и дополненных Сильвестром, было немало рекомендаций для практической жизни: подготовки жилища к зиме, сбора и хранения съестных припасов, ухода за одеждой, чистотой в доме, приготовлением пищи и т.д. (3). Надо отдать должное, этот сборник наставлений и рекомендаций в семейно-родовых отношениях и русском бытовом укладе жизни сыграл исключительно важную роль в развитии и становлении гражданского общества в строящемся Московском государстве. Вместе с тем, в этом труде таилось и нечто особенное. Семейно-родовые ценности, ценности частной семейной жизни непроизвольно выставлялись на первый план, уступая, быть может, только ценностям Православия, ценностям служения Господу. При этом земные стремления к карьере, участию в службе государю и государству уходили на второй план. Это не могло не вызывать неприятия у царской власти, в тот момент царя «Всея Руси» Иоанна IV. В какой-то мере его преследование Сильвестра можно объяснить этим. Этим же можно объяснить непрекращающуюся борьбу государя с боярами, которые, выпячивая свою родовитость, семейственность, игнорировали интересы государства, общества в целом. Общество нуждалось в неком гармоничном и позитивном соотношении институтов семьи и государственной власти. Однако, ещё долгие столетия эта тема гармоничности общества и власти не будет востребована. Не востребована она, по большому счёту, и сейчас.

Другим известным мыслителем, давшим философскую трактовку семейно-родовой культуры русского общества, следует считать А.С. Пушкина. Его гениальные строки о семейно-родовой культуре :

«… Животворящая святыня !

Земля была б без них мертва.

Без них наш тесный мир — пустыня,

Душа — алтарь без Божества»

— переживут ещё не одно столетие.

Надо отметить, что великий русский поэт видел глубинное влияние семейно-родовой культуры на человека, на его духовно-нравственные качества, как сегодня не видит большинство учёных, общественных деятелей и политиков.

«… На них основано от века

По воле Бога самого

Самостоянье человека,-

Залог величия его»

— писал он о значении любви русского человека к «родному пепелищу» и «отеческим гробам» в «болдинскую» осень 1830 года.

Другим, весьма показательным проявлением роли и значения семейно-родовой культуры является обращение к ней и её защита в наиболее напряжённые моменты российской истории. Характерны, например, события, происходившие 400 лет назад в эпоху «смутного времени», когда, избегая насилия и грабежа чужеземных банд, население в глубинке вынуждено было уходить в леса, жить в землянках, испытывать оскорбления православной веры и устоявшегося традиционного семейно-родового уклада (4). Уже в первом ополчении, возглавленном Прокопием Ляпуновым, было немало представителей простого народа, вставшего на защиту своего семейно-родового уклада. Будучи выходцами с окраины Московии, они и их семьи в наибольшей степени подверглись нашествию банд пришлых казаков, черкесов, польско-литовских и шведских отрядов. Они, в массе своей – украинцы, решительно и самоотверженно встали на защиту семейно-родовых ценностей, освящённых Православной Верой, и традиционного государственного порядка, так или иначе, их обеспечивавшего.

О семейно-родовой мотивации сбора второго ополчения – ополчения Минина и Пожарского, известно больше. Во многих источниках указывается на речь Космы (именно так пишется имя героя) Минина перед жителями Нижнего Новгорода, в которой он предлагает купцам сделать взносы на ополчение как своеобразный выкуп за своих жён и дочерей. Речей таких было несколько. Вот слова одной из них, реконструированные по летописям: «Люди нижегородские! Не обессудьте, что в будний день велел звонить в колокола, что созвал вас, да сроки не терпят. Вы видите конечную гибель русских людей. Видите, какой позор несут русскому народу поляки. Не всё ли ими до конца опозорено и обругано? Где бесчисленное множество детей в Ваших городах и сёлах? Не все ли они лютыми и горькими смертями скончались, без милости пострадали и в плен уведены? Враги не пощадили престарелых возрастом… Проникнитесь же сознанием видимой нашей гибели, чтобы нас самих не постигла такая же участь… Без всякого мешканья надо поспешать к Москве… Если нам похотеть помочь государству, то не пожалеем животов наших, да не только животов… дворы свои продадим, жён и детей заложим, чтобы спасти Отечество…». В хронике начала XVII века сказано: «…и дворы свои продавать, и жёны, и дети, и бить челом, кто бы вступился за истинную православную веру христианскую и был бы у нас начальником»(5). Необходимо напомнить, что в речах Минин взывал к купцам с просьбой профинансировать ополчение. В этой среде также как и во всей остальной Руси важнейшим было отношение к детям и престарелым родителям. Предложение выкупа жён и детей было весьма действенным ходом в патриотических речах Минина и купцы отвечали активным сбором средств на обеспечение ополчения.

Неимущая часть населения, главным образом с окраин Московии, также принимала участие в сражениях с иноземцами совместно со 2-ым ополчением. В частности, она была в составе казачьего ополчения под предводительством князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого, признанного также как Минин и Пожарский «Спасителем Отечества», но сегодня почему-то забытого. Эта часть ополчения, называвшаяся «голытьбой», была мотивирована тем же желанием спасения своих семей и православного семейно-родового уклада от поругания, разорения и гибели. Его помощь ополчению Минина и Пожарского и даже в ряде случаев решающее значение в изгнании поляков отмечается многими историками. Они, правда, признают, что князь Дмитрий Михайлович Пожарский опасался классовой непримиримости «голытьбы» к боярам и духовенству, мщению за предательство и очень осторожно привлекал отряды Трубецкого к военным действиям. Тем не менее, самоотверженное участие «голытьбы» в решающих сражениях и общий конечный итог — изгнание иноземцев, наведение порядка в стране, говорят сами за себя. Можно констатировать общее стремление ополченцев к традиционному порядку: возрождению семейно-родового уклада, православной культуры и государственности, вне зависимости от сословного положения и классовых интересов различных групп населения.

Подобное отношение к семейно-родовой культуре и побудительные причины защиты семейно-родового уклада объединением всех сил общества против врага мы можем найти в целом ряде случаев защиты от внешней агрессии против России. Именно поэтому карлы, фридрихи и наполеоны, по замечательному высказыванию Николая Яковлевича Данилевского, были несщадно биты. К этому его перечню через 100 лет можно было бы добавить Гитлера, с его расистской идеологией, военно-глобалистической экспансией, предельной жестокостью и, в конечном счёте, опасностью для глубинных культурных основ всего многообразного человечества.

Сегодня, после без малого 4-х столетий, мы вновь впали в эпоху «смутного времени», когда рухнула концептуально несостоятельная идеология и под угрозой распада вновь оказался институт семьи и семейно-родовая культура. Бандиты и многоликое жульё растаскивают по кошелькам и заграницам общенародное достояние доселе братских народов, обрекают на поругание и уничтожение их духовные ценности, семейно-родовую культуру. Открытая проституция, сексуальные приоритеты, свободное сожительство и многое другое показывают снижение духовно-нравственных ценностей семьи и несут опасность важнейшему социальному институту. Привнесённая извне, рыночная идеология губит русский и братский украинский народ, поскольку не обладает той духовностью, которую ищет каждый русский человек в себе и вокруг себя. Воспитанный в семейно-родовой традиции прошлой культуры, он почти генетически обладает той склонностью к сочувствию, сопереживанию и состраданию «ближнему» и «дальнему», которые не предусмотрены экономическим «истеблишментом», навязываемым нам Западом. Пора правящим кругам задуматься об источнике жизни – семейно-родовой культуре народа и защитить её от поругания всякого рода отщепенцами и недалёкими политиками. Иначе, неминуема гибель того, что философ и геополитик Николай Яковлевич Данилевский называл «русской цивилизацией», под которой он имел, безусловно, и украинский народ.

Надо заметить, что мыслящая часть российского общества уже давно была обеспокоена этой проблемой. В.В. Розанов, Н.А. Бердяев, П.А. Флоренский, И.И. Ильин и многие другие русские и украинские мыслители обращались к проблеме семейных ценностей и сохранения семейно-родовой культуры. Ещё в начале XX века значение семейно-родовой культуры было отмечено созданием Историко-Родословного Общества в Москве при активном участии известного в историософских кругах России генеалога Леонида Михайловича Савёлова(6). Последний осознавал исключительную полезность исследования механизмов передачи духовного опыта в семье и, в частности, семейного опыта преемственности гражданских качеств служения Отечеству. Сразу после окончания торжеств по празднованию 100-летнего юбилея победы в Отечественной войне 1812 года Л.М. Савёлов добивается от императора Николая II разрешения на организацию Общества потомков участников Отечественной войны 1812 года(7). С января 1913 года Общество проводит работу, издаёт воспоминания участников Отечественной войны 1812 года и их потомков. Однако революционные события прервали нарождающийся процесс осмысления «животворения» вековых семейно-родовых традиций и механизма передачи духовного опыта следующим поколениям. Более того, они – события и, порождённое ими, большевистское тоталитарное государственное устройство препятствовали естественной передаче этого опыта через институт традиционной семьи. Государственная машина всячески преследовала граждан за приверженность традиционному семейно-родовому укладу и вероисповеданию, разрушала семейно-родовые связи и память о предках в угоду классовой идеологии и идеологии советской семьи, которая не выдержала, как мы видим, испытания временем. Наступивший кризис нравственного содержания общественной жизни в Советском Союзе и в, так называемом, постсоветском пространстве, который продолжается уже около столетия (кстати, на Западе он начался гораздо раньше!), сегодня отягощён критической демографической ситуацией и безнравственностью формируемой экономики в России, Украине и других странах бывшего Советского Союза.

Показательно, что в этих сложных и даже трагических обстоятельствах общество, практически стихийно, пытается вернуться к ценностям семейно-родовой культуры, состраданию судьбам предков, покаянию перед свершившейся исторической несправедливостью. Архивы заполнены страждущими найти свои родовые корни, реальные следы жизни и деятельности предков. Архивисты и генеалоги активно помогают им в составлении родословий, поиске сведений о близких родственниках, родовых традициях. Налицо потребность общества в том, чтобы найти и возродить первоначальные истоки русской цивилизации, которые были выработаны предыдущими тысячелетиями истории – «животворящую» семейно-родовую культуру великого народа, к которой, так или иначе, веками были приобщены и украинцы, и грузины, и многие другие народы и этносы.

Безусловно, русский язык и литературоведение являются замечательным средством пропаганды и изучения семейно-родовой культуры в образовательных учреждениях различного уровня. Новый взгляд на произведения русских классиков даёт и ещё даст в ближайшем будущем богатый материал по изучению семейно-родовой культуры и её «животворящих» духовно-нравственных ценностей.

Сегодня очевидна потребность нового осмысления сильвестровского «Домостроя», ролевых функций женщин и мужчин, детей и родителей, близких и дальних родственников в семье под углом зрения нового, действительно научного понимания семейно-родовой культуры.

В заключение следует сказать, что силами возрождённого в 1964 году Общества потомков участников Отечественной войны 1812 года(8) в Москве создан Историко-просветительский и учебно-методологический Центр возрождения семейно-родовой культуры «Родовая семья», который ведёт концептуальную и широкомасштабную работу в этом направлении (9).

С 2005 года Обществом потомков участников Отечественной войны 1812 года и Центром «Родовая семья» был проведён ряд научно-практических конференций, которые выработали ряд решений о необходимости защиты и возрождения семейно-родовой культуры общества как национального достояния и субъекта права русского, украинского и других народов. В настоящее время работа над данными вопросами переходит в плоскость влияния на государственную политику России, Украины и других государств постсоветского пространства. И не только.

Примечания:

1.​ Данилевский Н.Я. Россия и Европа. С.-Пб.: Глаголъ, 1995.

2.​ Рузавин Г.И. Концепции современного естествознания. М.: 2000. С.229-273.

3.Найдёнова Л.П. Мир русского человека ХYI-XYII вв. (по Домострою и памятникам права). М.: Сретенский монастырь, 2003.

4.Валишевский К. Смутное время. М.: СП «ИКПА», 1989.

5.Князья Пожарские и Нижегородское ополчение.(Авт.-сост. А.Соколов, протоиер.).- Н.Новгород: Саранск, 2005, с.62-63.

6.Наумов О.Н. Историко-Родословное Общество в Москве в контексте русской

генеалогической мысли // Летопись ИРО.2005. Выпуск 10/11 (54/55). С.24-28.

7.Нарышкин А.К. Общество потомков участников Отечественной войны 1812 года // Отечественная война 1812 года. Энциклопедия — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). 2004. С.512-513.

8.Сведения об Обществе представлены на сайте Храма Христа Спасителя: http://www.xxc.ru и сайтах Историко-Родословного Общества в городе Москве: http://iro.newmail.ru , http://iro2003.narod.ru

9. См. Шуринов А.С. Изучение семейно-родового уклада в образовательных учреждениях. Методическое пособие. М.О.: Изд. ООО «Лаватера», 2005;

а также Семейно-родовая культура. Истоки научного подхода. Программы образования. Концепции развития. М.О.: Изд. ООО «Лаватера», 2006.

Руководитель Центра семейно-родовой культуры «Родовая семья» им. Л.М.Савёлова, академик Петровской академии наук и искусств, член Союза писателей России и Союза славянских журналистов, председатель Общества потомков героев Отечественной войны 1812 года, почётный член и сопредседатель многих православных организаций

Шуринов Александр Сергеевич,

История, Культура, Общество, Патриотическая работа, , , , , , , , Permalink

Добавить комментарий