Фолк-певица Инна Бондарь: выжить и победить!

 Автор — Николай Костыркин

Инна Бондарь

    Только что она вернулась с гастролей в Турции. Местная публика, впервые слушавшая ее, очень хорошо приняла гостью из Кишинева. Это первое выступление за последние два месяца. На носу – концерт в Киеве. Оба выступления – вместе со старинными друзьями, группой «Топоркестра». Инна Бондарь, известная в родной Молдове и далеко за ее пределами фолк-исполнительница, три года назад пережила странную автокатастрофу, после которой чудом выжила, чудом встала на ноги. Вот и выходит, что чудо – это невероятное усилие воли, помноженное на любовь и веру.

    Нынешний год стал насыщенным для Инны Бондарь. Потому что нужно творить новое чудо – отбросить костыли и начать ходить только своими ногами. Первое, что помогает – любимое дело, музыка. Второе – друзья, которые отмолили Инну, когда та лежала на операционном столе, когда была погружена в состояние искусственной комы. Которые и теперь при первой же возможности спешат помочь. Третье, конечно же, деньги на дальнейшее лечение. А хлеб музыканта, как признается сама Инна, очень труден.

– Инна, те многие люди в Молдове и других странах, которые любят и ценят твой талант, внимательно следят за твоими выступлениями. Расскажи о том, что в твоей музыкальной деятельности произошло недавно, и какие проекты и гастроли намечены в дальнейшем?

– Этой весной мне удалось уговорить своих друзей-музыкантов из Канады, приехать в гости. С ними я познакомилась несколько лет назад в Молдове. Теперь вместе мы собрали группу «Ethnospirit International». Мы сделали концертную программу и несколько раз выступили в Кишинёве и других населенных пунктах страны. В следующем году мы планируем снова встретиться в Европе и поучаствовать в разных фестивалях. А совсем недавно я снова стала работать вместе с замечательной киевско-кишинёвско-одесской группой, или, как их называют балкан-балаган-гурто-мрией «Топоркестра». С этими ребятами мы тоже сделали новую программу «Дорогами цыган» и в августе выступили с нею на замечательном этно-балканском фестивале в историко-культурном комплексе «Ватра». В дальнейшем я хочу собрать и кишиневский состав музыкантов, чтобы иметь возможность, когда я в Молдове, постоянно вместе репетировать и выступать.

– Какие творческие тандемы оставили в тебе наиболее заметный след, дали ценный опыт и вдохновили на новые идеи? 

Самый первый творческий тандем – группа «Анн’Саннат», сотворчество с идейным вдохновителем и лидером этого коллектива Ализбаром (Эдуард Сухарь, известный далеко за пределами Молдовы мультиинструменталист, работающий преимущественно в «кельтской» стилистике – ред.), который очень многому меня научил, и на многое вдохновил. Вместе мы создавали композиции на основе ирландской, молдавской, польской, венгерской народной музыки, а также авторскую сказочную музыку. Затем был московский балканский арт-фолк-проект «Дробинска», с музыкантами которого я продолжаю играть и в других проектах. А я собрала в Кишиневе группу «Этноспирит». Мы играли народную музыку разных стран Европы.

— С кем из музыкантов тебе легче всего работать и почему? 

Легче всего работать мне с Игорем Лисовым (известный фолк-музыкант из Санкт-Петербурга –ред), потому что это высокопрофессиональный музыкант с огромным опытом игры в разных стилях. Ещё я очень люблю работать с Сергеем Топором (лидер группы «Топоркестра», Киев – ред) – по тем же причинам.

– Какие появились за последние несколько лет в современном фолке новые имена, веяния, тенденции? 

Пожалуй, это совмещение фанк-рока и фолка – арт-фолк. А недавно появилось одно замечательное новшество – прямо-таки выкапывать аутентичных носителей забытого фольклора и выводить их на сцену, создавая с ними и их репертуаром творческие интерпретации неизвестных ранее народных песен.

ВСЁ ПРОИЗОШЛО ВНЕЗАПНОИнна Бондарь

Инна начала в конце 90-х в Кишиневе в составе кишиневской этно-группы «Ann’Sannat» – с необычным для тогдашней местной аудитории репертуаром. Ребята играли фолк-музыку народов Европы, преимущественно кельтскую, и за очень короткое время стали очень популярны в стране, а позже и за ее пределами. Через несколько лет вокалистка группы Инна продолжила выступать в составе проектов – «Ethno Spirit», «Дробинска» и других.

Она концертировала преимущественно за пределами Молдовы – как в России и других странах СНГ, так и в Европе. Но трагедия, произошедшая три года назад, поставила под угрозу жизнь этого замечательного человека и музыканта.

11 декабря 2011-го Инна выехала на попутной машине из Петербурга в Москву на очередное выступление. В районе города Тосно Ленинградской области автомобиль столкнулся с грузовиком. Водитель машины, в которой ехала Инна, скончался на месте. Около двух часов, пока ехали спасатели, Инна находилась внутри авто, потеряв за это время очень много крови. В тяжелейшем состоянии ее доставили в реанимацию центральной больницы Тосно.

У Инны были обнаружены переломы тазобедренных суставов, рук, грудной клетки, тяжелые травмы внутренних органов в области живота, закрытая черепно-мозговая травма. Ей срочно сделали операцию по удалению селезенки, зафиксировали поврежденное легкое. Но пребывать в сознании при подобных повреждениях не представляет возможности, поэтому врачи ввели ее в состояние искусственной комы. По словам медиков, оперировавших и наблюдавших Инну после аварии, пострадавшие с такой степенью увечий обычно не доживают даже до госпитализации, а погибают прямо на месте.

Затем, через неделю, Инну отключили от аппарата искусственного дыхания. Было очевидно, что путь к ее выздоровлению крайне труден, и, что самое страшное, никто не мог дать гарантию того, что пострадавшая не останется инвалидом. Инну, испытывавшую после наркоза тяжелейшие боли, перевезли в госпиталь Санкт-петербургской Военно-медицинской академии. Друзья постоянно дежурили в больнице и собирали деньги на лечение – благодаря наличию медицинского полиса, пребывание в больнице и лечение было бесплатным, но сразу же остро встал финансовый вопрос: металлоконструкции, которые необходимо было временно вживить в тело, переезды из одной больницы в другую, услуги сиделки, чье присутствие было тогда крайне необходимо.

БОЛЬ ПРИХОДИТ СЛЕДОМ

Инна, продолжая страдать от нестерпимой боли, периодически начинала бредить, в полузабытье звала маму, детей. Ситуацию еще осложнял перерубленный переломанной костью нерв в руке, вероятность восстановления которого была далеко не однозначной, а также – сильные кровотечения, в результате чего больная постоянно нуждалась в донорской крови.

Друзья певицы и коллеги-музыканты в Москве, Петербурге, Кишиневе и других городах все эти три года организовывали всевозможные благотворительные акции, радиомарафоны, но, в первую очередь, конечно же, концерты, вылившиеся в итоге в целый фестиваль, так и названный – ИннаFEST, целью которого стал сбор средств на лечение и реабилитацию Инны.

Ей сделали несколько сложнейших операций на область таза и на руку. На вопросы друзей «Жить будет?» врачи отвечали: «А зачем мы, по-вашему, здесь находимся?! Для чего мы все это делаем, приезжаем в выходные, праздники и оперируем?!». Для питерских медиков случай Инны беспрецедентен: по их словам, они еще ни разу за все годы практики не встречали пациента с таким множеством травм… и с таким сильным желанием жить. И, что волновало больше всего, никаких прогнозов о здоровье Инны никто не брался делать – настолько серьезен и неоднозначен ее случай.

    Затем начался долгий, длящийся до сих пор, процесс реабилитации – Инна буквально заново начала учиться управлять собственным телом – в первую очередь, двигать ногами. Последовала операция на правой руке, в результате которой Инне удалось сохранить перерубленный нерв.

     Инна БондарьНемногим позже певица, находясь у себя в палате, даже обратилась со словами благодарности ко всем, кто ее поддерживал, по телефону в эфире организованного в ее поддержку радиомарафона. Но, пока шел эфир, Инна вдруг перестала дышать – организм, по словам врачей, так внезапно отреагировал на сильное обезболивающее, введенное ей незадолго до этого.

Певице оказали всю необходимую помощь и перевезли в реанимацию. А в это время один из ее друзей, ставший очевидцем ЧП, уже мчался в редакцию радиостанции-инициатора марафона и в прямом эфире рассказал о том, что произошло и у всех слушателей попросили поддержки – кто как может и как умеет – добрыми словами, молитвой, пожеланием. Примерно через час стало известно, что Инне уже стало лучше. Через некоторое время ее перевезли обратно в палату, где она снова позвонила в студию, где также в прямом эфире сказала: “Поздравляю вас, дорогие мои, со всем, с чем можно поздравить… и – с моим выздоровлением!”

Затем – снова операции, переезды в санаторий и обратно в больницу, постепенное снижение дозы обезболивающих и, как результат, – жуткие боли, так называемая посттравматическая болезнь.

Воля… нет, не к победе – к жизни, – поистине творит чудеса. Уже через полгода после аварии Инна, не мысля свою жизнь без пения и сцены, приступила к репетициям, записям в студии, продюссированию других артистов и выступлениям – вначале сидя, а потом, когда организм начал лучше слушаться – уже и стоя.

Сегодня Инна снова живет в родном Кишиневе, продолжает лечение – восстанавливает один из поврежденных суставов, лечение которого дается, – в первый ли раз?! – с большим трудом. Как и прежде, она увлеченно говорит о музыке, творческих проектах и планах. С этого мы и начали это интервью.

– Сразу после того, как появилась информация о том, что ты попала в ту страшную аварию, наши сограждане внимательно следили за новыми сведениями о твоем лечении и выздоровлении. Сейчас многое уже позади, но финальный этап еще не пройден. Что еще предстоит сделать, чтобы полностью почувствовать себя здоровой? 

Прежде всего, мне очень надо спасти свои суставы и наконец-то избавиться от костылей! И такая возможность появилась, и ни где-нибудь, а в родном Кишиневе – представляете?! Я не хочу делать операцию по замене сустава – насмотрелась на пожилых женщин в больнице. Я нашла замечательного нетрадиционного врача-кинетотерапевта, который теперь работает с моим погибшим суставом, и у него получается! В дополнение к этому лечению будет нужен реабилитационный центр, упражнения в бассейне, ну и деньги на всё это, конечно же.

– Как поменяла тебя авария и весь долгий процесс реабилитации после неё? Изменились ли взгляды, отношение к людям?

Авария меня поменяла очень сильно. Врачи сделали невозможное – собрали меня по кусочкам. И друзья поддержали, и, что удивительно, совершенно незнакомые люди. Мои родители умерли рано, и я выросла с убеждением, что могу полагаться только на себя. А авария всё изменила, я прочувствовала отношения «человек – человеку» по-новому, и мне, как никогда, хочется дарить им свои песни, помощь и любовь.

– Есть ли в твоей жизни то, чего бы ты никогда не повторила, и что бы посоветовала никогда не делать другим? 

Есть. Это наступать на одни и те же грабли. Если человек предал вас однажды, не надо надеяться, что он станет другим – это натура, она неизменима. Если человек не работает над собой и не желает верить вам, когда вы пытаетесь что-либо для него сделать – такому человеку помочь невозможно.

Портреты, , , , , Permalink

Добавить комментарий