В ожидании чуда или История святочного рассказа

Автор — Наталья Лясковская     

Эти истории, пробуждающие самые лучшие наши чувства, так нужны нам! Ведь именно в дни Святок каждому человеку особенно хочется, чтобы с родившимся Христом вновь добро восторжествовало в мире.

   Со времен принятия христианства на Руси святочные рассказы бытовали в виде устного жанра — народных быличек. В дни Святок люди собирались на посиделки и пересказывали, как умели, евангельские притчи и жития святых, в которых звучали темы Рождества: искупительная жертва, прощение, примирение, раскаяние, возвращение блудного сына, прозрение слепых и исцеление немощных, внезапное спасение семьи от позора тайной рукой святого и т. д.

     Главное в этих рассказах — чудо, происходящее в день Рождества: неожиданное спасение, перерождение злого в доброе, примирение врагов, забвение обид, вовремя пришедшая помощь или щедрый дар. 

   Чудо это совсем не обязательно связано с событиями сверхъестественного порядка — посещением ангелов или Христа (хотя бывает и так), гораздо чаще это чудо — вроде бы просто удачное стечение обстоятельств, счастливая случайность. Однако для верующего человека нет ничего случайного: во всём промысел Божий и Его милостивое небесное водительство.

     После публикаций в 1840 г. перевода «Рождественской песни в прозе» Ч. Диккенса, которого Ф. М. Достоевский назвал «христианнейшим из писателей», Россию накрыл бум святочных рассказов. Людям, как оказалось, очень нужно напоминание: в этот день Спаситель пришёл в мир, чтобы помочь «труждающимся и обремененным», посему следует проявить заботу о ближних, подарить праздник голодным и обездоленным — Д. Григорович «Зимний вечер», Н. Поздняков «Без елки», Н. Телешов «Ёлка Митрича», Л. Андреев «Ангелочек»; примириться с врагами — Н. Лесков «Зверь», «Христос в гостях у мужика», «Жемчужное ожерелье», Н. Вагнер «Телепень»; и ощутить причастность к чуду — А. Куприн «Тапер», «Чудесный доктор».

    В России первые святочные рассказы появились на страницах уникального журнала XVIII в. «И то и сио» издателя М. Д. Чулкова. Также он помещал самые разнообразные материалы по этнографии: песни, пословицы, поговорки, подблюдные песни и святочные былички.

       Святочные истории повлияли и на русский быт. «Ёлочные» повести Э. Т. А. Гофмана «Щелкунчик» и «Повелитель блох», а также рождественские сказки Х. К. Андерсена «Ёлка», «Колокол», «Красные башмаки», «Девочка, наступившая на хлеб», «Последний сон старого дуба», выходившие к Рождеству отдельными изданиями на рубеже 40-х гг., очень поспособствовали распространению обычая ставить в домах рождественские ёлки.

   «Наш русский Диккенс» — великий русский писатель Н. С. Лесков. Выход в январском номере «Русского вестника» за 1873 г. его «Запечатленного ангела» побудил взяться за перо многих русских литераторов! «Запечатленный ангел» в точности соответствовал святочным канонам: путники на постоялом дворе рассказывают друг другу истории во в Васильев вечер, в самую что ни на есть рождественскую погоду с жестокой метелью, собравшую самых разных людей вместе в мужичьей избе. Напряжённо развиваются необычайные события, являются необычные, яркие характеры, происходят чудеса и… финал: после испытаний Ангел, Божий посланник, приводит  раскольников в лоно Церкви. Лесков написал 25 святочных рассказов и повестей. «Запечатленный ангел», «На краю света», «Белый орёл», «Христос в гостях у мужика», «Зверь», «Жемчужное ожерелье», «Грабёж», «Пустоплясы» до сих пор остаются шедеврами в своем роде. В 1886 г. писатель дополнил переиздаваемый сборник рассказами «Дух госпожи Жанлис», «Маленькая ошибка», «Старый гений», «Жидовская кувырколлегия», «Обман», «Отборное зерно». Иногда «рождественская» природа произведений Лескова видна уже в заглавии: «Рождественский вечер у ипохондрика», «Рождественская ночь в вагоне или Путешествие с нигилистом», «Под Рождество обидели» (кстати, все они опубликованы 25 декабря), в других случаях — «святочная идея» намеренно сокрыта.

     Лесков считал: «От святочного рассказа непременно требуется, чтобы он был приурочен к событиям святочного вечера — от Рождества до Крещенья, чтобы он был сколько-нибудь фантастичен, имел какую-нибудь мораль, хоть вроде опровержения вредного предрассудка, и, наконец — чтобы он оканчивался непременно весело». «Штопальщик» начинается так: «Преглупое это пожелание сулить каждому в новом году новое счастие, а ведь иногда что-то подобное приходит. Позвольте мне рассказать вам на эту тему небольшое событьице, имеющее совсем святочный характер». А вот зачин «Маланьиной свадьбы»: «Я расскажу вам, достопочтенные читатели, небольшую историйку, сложившуюся по всем правилам рождественского рассказа: в ней есть очень грустное начало, довольно запутанная интрига и совершенно неожиданный веселый конец».

     Но русские не были бы русскими, если бы смирились с этой благостной формулой, и появились баллада Ф. Рюккерта «Ёлка сироты», рассказ Ф. М. Достоевского «Мальчик у Христа на ёлке», заканчивавшиеся трагически. Такой финал был своеобразным криком о помощи: вот что случается, люди, когда вы не следуете заветам Того, Кто пришел когда-то в мир в первую рождественскую ночь!

   Сегодня жанр святочного рассказа возрождается не только в православных изданиях, но и в светских. И это здорово. Ведь всем хочется верить в чудо! Тем более, что они действительно случаются…

Живое слово, Культура, Православие, , , , Permalink

Добавить комментарий