Сто дней директора Бородинского музея-заповедника

В июле нынешнего года на должность директора Государственного Бородинского военно-исторического музея-заповедника Министерством культуры Российской Федерации назначен Валерий Ромуальдович Климов. Нам стало интересно узнать, что же это за человек и что он смог сделать за 100 дней своего пребывания в должности?

 Есть полузабытые истины. Как на картине литовского философа, композитора и музыканта Чюрлениса «Истина». На ней человек смотрит на свечу. Половина его лица ясная, светлая, а половина остается в тени. Удивительно этот образ подходит к исканиям поколения людей, которым сейчас 40 лет. Так что же скрывает тень? Хорошо было бы осветить эту сторону. С такими мыслями я шла на встречу с новым директором Бородинского музея.
Мы встретились с ним в просторном кабинете административного корпуса в Спасо-Бородинском монастыре – в течение уже многих десятилетий администрация музея, как и некоторые экспозиции,
располагается именно там.
Беседа оказалась долгой и информативной. Новый директор сразу же отметил, что открыт для общения со СМИ, и ему тем более приятно, что первое большое интервью он дает можайской районной газете.

– Валерий Ромуальдович, с чего началась Ваша дорога на Бородино?

– Как и у многих, мой путь на Бородинское поле идет из детства. Первый раз мы с родителями приехали сюда в 1983 году, когда мне было десять лет, посмотреть театрализованное представление, посвященное Бородинской битве. К тому моменту я уже побывал в разных музеях Москвы, но неизгладимое впечатление оставили «Бородинская панорама» и Музей Советской армии, куда мы ходили с дедом. А после выхода на экраны фильма «Эскадрон гусар летучих» мои интересы определились. Военная история и тема Отечественной войны 1812 года стали приоритетными на всю жизнь.

– А что еще подпитывало Ваш интерес к любимой теме?

– Интерес поддерживали книги (мемуары, стихи), фильмы и «Народный университет» при музее-панораме
«Бородинская битва», куда я пришел в 1985 году. Там я познакомился с основами фалеристики, геральдики, униформологии, значительно глубже, чем в школе, изучил ход военных действий в 1812 году, биографии участников войны, творчество художников-баталистов. Затем, в 15 лет, мне повезло попасть на заседания военно-исторической комиссии при ЦС ВООПиК, которую возглавлял П.Ф.Космолинский – талантливый художник, историк, воссоздатель военно-исторической миниатюры в России. Кстати, коллекция оловянных солдатиков, точнее, миниатюр работы Петра Федоровича сейчас хранится в Бородинском музее и экспонируется на выставках.

– Интересно, а Ваши родители имеют ли какое-то отношение к исторической науке?

– Нет, они не историки, если Вы это имели в виду. Отец – юрист, он и сейчас практикует, мама – мастер спорта по художественной гимнастике, в течение многих лет работала инструктором лечебной физкультуры. Но атмосфера близости истории, преемственности поколений была в нашей семье всегда. Дед по маминой линии, А.Д.Яковлев, в Великую Отечественную войну служил на легендарном тральщике
ТЩ-100 на Балтийском флоте, на Ладоге, участвовал в боях за острова Сухо, Эзель и в охране Дороги жизни блокадного Ленинграда. Его супруга, моя бабушка – дочь Маврикия Слепнева, одного из первых Героев Советского Союза, летчика, участвовавшего в спасении челюскинцев, участника I Мировой и Великой Отечественной войн. Родители отца в годы Великой Отечественной войны воевали плечом к плечу
в одном партизанском отряде Польши, Украины, десантировались в Чехословакию. Дед, Николай Климов, был начальником штаба партизанского соединения, а бабушка, Стелла Новицкая – санинструктором и связной.
У нас принято обязательно отмечать День Победы,день Военно-морского флота, день партизан Великой
Отечественной войны. На семейных торжествах практически всегда обсуждаются исторические темы. Такие у нас традиции. Мне думается, что в такой обстановке невозможно не быть патриотом.

– Значит, в семье поддерживали Ваше увлечение военной историей?

– Да, конечно, поддержка всегда была безусловной. Родители не удивились, когда занятия привели меня к участию в организации военно-исторического похода под эгидой ЦК ВЛКСМ, посвященного 280-летию Полтавской битвы. Это было летом 1989 года. В том же году в составе военно-исторического клуба я впервые принял участие в театрализованном представлении на Бородинском поле.

– И какие были впечатления?

– Незабываемые! Находиться на святой земле, в форме улана времен 1812 года, показывать зрителям, так сказать, картинки живой истории – все это вызывало необыкновенное воодушевление, чувство сопричастности событиям 1812 года. Казалось, сбылись мои детские мечты – стать кавалерийским офицером Русской армии.

– Так Вы служили в кавалерии?

– Да, и не только в рамках военно-исторического клуба.
Срочную службу в армии я проходил в 11-м Отдельном кавалерийском полку в Голицыно – единственном кавалерийском подразделении российской армии. Создано оно было после съемок киноэпопеи Сергея Бондарчука «Война и мир». Сейчас полк является кавалерийским эскортом Президентского полка и регулярно выступает перед зрителями здесь, в музее-заповеднике, на празднике «Стойкий оловянный солдатик», который проходит ежегодно в последние выходные мая.

– Хорошо держитесь в
седле?

– Надеюсь, что да. Нас очень хорошо учили не просто ездить, а выполнять сложные элементы вольтижировки, причем, на любой лошади. «Практику» мы проходили в кинематографе.Мне довелось принимать участие в съемках фильмов «Тихий Дон» Сергея Бондарчука, «Виват, Гардемарины!» Светланы Дружининой, «Ричард – Львиное сердце» Евгения Герасимова, «Ермаке» Владимира Краснопольского и Валерия Ускова и «Генерале» Игоря Николаева.

—  Не жизнь, а кино! Но Вы, как я понимаю, не стали связывать свою дальнейшую судьбу с
актерством?

– Нет, не стал. Пошел по стопам отца – после службы в армии поступил на юридический. Работа на госслужбе началась с Министерства юстиции Российской Федерации.
Затем было Министерство культуры, куда я пришел уже в чине советника юстиции I класса (в военной классификации это соответствует полковнику).

– Если не секрет, чем занимались в Минкульте?

– Не секрет. Моя деятельность была непосредственно связана с сохранением культурных ценностей, контролем за их вывозом и ввозом в нашу страну, взаимодействием с правоохранительными органами по вопросу оборота культурных ценностей и антикварного оружия. Здесь особенно пригодились все мои
знания по военной истории и вспомогательным дисциплинам. Более того, в процессе работы я получил много новых навыков и знаний и был аттестован Минкультуры России в качестве эксперта по культурным ценностям – антикварному оружию, предметам амуниции, обмундирования, наградам и пр. так называемой «милитарике».
Приходилось заниматься и розыском похищенных культурных ценностей.

– Это в масштабах всей страны? А Бородино при этом не забывали?

– Да, всей. Но Бородино не забывал. Очень рад, что моими трудами в том числе, в Бородинский музей верну
лось похищенное еще в 90-е годы знамя «От Благодарных  Можаичев». К тому же, все эти годы я продолжал регулярно бывать на Бородино и быть в курсе всего происходящего с полем. Иногда получалось и влиять на ситуацию. В этом помогала общественная работа: в течение многих лет я являюсь
заместителем руководителя общественной организации «Московский Корпус» ВИК при ЦС ВООПИиК. Когда вдруг на Бородино, на территории музея-заповедника (!) стали проводить автогонки – «Ралли Бородино», пришлось вмешаться. Тот факт, что по заповедной земле, где покоится прах тысяч воинов двух Отечественных войн, носятся гоночные автомобили, возмутил. Мы написали письмо на имя Президента России и собрали подписи против проведения подобных мероприятий на Бородинском поле. Так же «Московский корпус» не остался в стороне в ситуации коттеджной застройки заповедной территории. В ноябре 2010 года от «Московского корпуса» было составлено письмо на имя Президента
России с просьбой остановить беспредел. Его подписали не только российские, но и украинские историки, общественные деятели и представители СМИ. Резонанс, я думаю, всем известен. К слову сказать, оба письма мы готовили вместе с женой, она историк и журналист.

– Похоже, что Вы с супругой единомышленники?

– Да, это так. Мы друзья с детства. Познакомились 25 лет назад в «Народном университете» при Бородинской панораме. Светлана по образованию историк-архивист, но уже более 13 лет работает
в журналистике, и является членом Союза журналистов России.

– Дети у Вас есть?

– Да, на воспитании у нас трое детей. Николаю скоро будет 3 года, Ивану 13, Ксении 19 лет.

– Все теперь живете на
Бородино?

– Не все, только мы с младшими детьми. Ксения учится и работает в Москве. Но мы с ней ежедневно общаемся и в курсе всех ее дел.

– Старшие дети разделяют Ваше с супругой увлечение военной историей?

– Да. Они уже неоднократно принимали участие в мемориальных военно-исторических мероприятиях.
А младший с нами всегда и везде. Во время проведения празднования 200-летия Бородинского сражения, когда мне был поручено курировать праздник от Министерства культуры, Коля, которому было 1 год и 8 месяцев, с удовольствием принял участие в торжественной церемонии у главного монумента и даже имел честь познакомиться лично с Президентом России В.В.Путиным. Там же были и наши старшие дети, и мои родители.

– Так это был Ваш сын!? Некоторые СМИ писали, что это была «маленькая беленькая девочка»…

– Да, маленьких детей иногда путают. Но в данном случае журналисты были невнимательны. Коля был одет в красную русскую рубаху. Была бы девочка, была бы в сарафане.

– Получается, что Вы стали директором музея после встречи с Президентом России?

– Получается, что так.

– И с чего же началась Ваша работа в новой должности?

– Пришлось с ходу входить в курс дела и одновременно готовить празднование 201-й годовщины Бородинского сражения. Задача стояла не из легких, учитывая, что уровень проведения мероприятия не должен был быть ниже юбилейного. Нужно было учесть ошибки прошлого года, начиная от разбивки зрительской зоны, заканчивая расстановкой туалетов и организацией движения, что и было успешно сделано. В кратчайшее время был налажен контакт и с районными органами власти, и с правоохранительными органами, которые очень помогли в организации торжеств.

Кроме того, было привнесено новшество в проведение реконструкции сражения. Было решено делать не абстрактную «реконструкцию», а воссоздать настоящие эпизоды Бородинской битвы. Этого раньше никогда не было. В нынешнем году был разыгран эпизод боя за Шевардинский редут, в следующем возьмем за основу другой героический момент баталии. Так, за несколько лет мы сможем показать зрителям и гостям праздника всю битву.

Насколько я понимаю,праздник удался?

– Да, все задуманное получилось. Жаль только, что был дождь, и зрителей было мало, особенно, по сравнению с 2012-м годом. Зато 8 сентября, в День воинской славы России, погода нас не подвела. В этот день музей уже традиционно проводил мемориальное мероприятие. В нынешнем году в нем приняли активное участие представители Русской Православной церкви и Вооруженных Сил.

– Какие еще дела Вы могли бы записать на свой, уже директорский, счет?

– Отдельно хотелось бы отметить, как в этом году 25 сентября был проведен День памяти Петра Ивановича Багратиона, традиционные «Багратионовские чтения». К этому дню было приурочено открытие после длительной реставрации памятника Лейб-гвардии Егерскому полку и матросам Гвардейского экипажа. В этот же день мы открывали и совершенно новый памятный знак. Он был установлен в селе Бородино на месте усадьбы деда знаменитого поэта и партизана Дениса Давыдова. Остатки хозяйственных построек поместья были обнаружены во время археологических раскопок, и музей не мог остаться в стороне от этого события, ведь здесь прошло детство героя Отечественной войны 1812 года, о чем он сам и писал в мемуарах.
13 октября 2013 года за счет средств музея был проведен военно-исторический праздник «Москва за нами.
1941 год». Мероприятие прошло, можно сказать, «по-домашнему». На небольшую реконструкцию боя приехали посмотреть не только обычные зрители, родители с детьми, но и приглашенные ветераны – «полосухинцы», участники боев на Бородинском поле в 1941 году.
В информационном плане музей, так сказать, стал «ближе к народу». У нас теперь есть своя страничка в Фейсбуке, и каждый день у нас там появляются новые читатели.

– Но это все уже сделано, а что же дальше?

– До конца года планируем запустить в эксплуатацию здание нового хранилища музея. Затем на очереди –
открытие Императорского дворца и экспозиции в нем, организация выставок, новых экскурсионных маршрутов.
В 2014 году Бородинский музей-заповедник отметит свое 175-летие, и многие нововведения будут приурочены к этой дате. Так же в следующем году планируется воссоздание Шевардинского парка, завершение реставрации дома Герасимова, издание атласа Бородинского поля, фото-путеводителя и многое другое.
Уже сейчас готовится новая концепция развития музея, где важное место займет применение на практике самых современных музейных технологий – интерактивных и цифровых, развитие инфраструктуры.
Кроме того, планируется и расширение временных рамок деятельности музея.
Сейчас специалисты изучают исторический материал, относящийся к событиям, происходившим на Бородинском поле во времена Смутного времени. В связи с этим есть планы проведения различных художественных акций и, возможно, историческая реконструкция событий XV-XVII веков.

– Что Вы считаете главным в своей работе?

– Своими главными задачами на посту директора Бородинского музея-заповедника я считаю, во-первых, сохранение территории поля боя, его ландшафта и памятников для будущих поколений, и, во-вторых, – создание на базе музея крупного науного, культурного и образовательного центра, который станет «точкой притяжения» для многих граждан России и туристов из-за рубежа.

– Спасибо, Валерий Ромуальдович! Удачи Вам в реализации задуманного!

Мария БЕРЕСТОВА

«Новая жизнь» http://ia-mozh.mosoblonline.ru/userdata/archive/1383891561.pdf
№ 86 (13117)
9 ноября 2013 года

 

Бородинское поле, Интервью, Мемориальный памятник эпохи 1812 года, , , , Permalink

One Response to Сто дней директора Бородинского музея-заповедника

  1. Александр Шуринов says:

    Спасибо Марии Берестовой за данное интервью. Всё-таки узнать о работе в музее-заповеднике не так то просто, а тут сам руководитель свидетельствует.Первый вопрос, который следовало бы задать Валерию Ромуальдовичу, вопрос о «воссоздании Шевардинского парка». Что это за воссоздание, был ли когда-то там парк и есть ли смысл его восстанавливать? По нашим сведениям в этом «парке» планируется открыть аллею героев, где в силу нашей предательской толерантности сегодня могут оказаться фигуры наших недругов — агрессоров. Гораздо патриотичнее было бы разбить парк на месте командного пункта М.И.Кутузова, где установить памятники только нашим героям. Памятники героям противника пусть устанавливают их преемники в Европе. Кстати, это будет весьма поучительным для нынешней Европы и справедливым исторически.Второй вопрос. Поскольку все эти десятки лет Валерий Ромуальдович так или иначе «проработал» на Бородинском поле, не несёт ли он ответственность (хотя бы косвенно!) за те безобразия, которые на нём происходили? Нас, простых посетителей, возмущало, например, проведение ярмарок у Главного Монумента на Батарее Раевского. Или строительство коттеджей. Оно ведь проходило десятилетия! Построено более 1500 коттеджей и разного рода дач незаконно. И пока их не собираются сносить! Так, кое-что сделали, чтобы прикрыть срамоту. Но задача переноса дач за пределы охранной зоны музея-заповедника осталась! О ней стараются забыть, чтобы сохранить чьё-то лицо, прикрыть интересы спекулянтов и других посредников. Уволен директор музея-заповедника Черепашенец! Уволен глава района Беланович! А ведь их и многих других снизу до верху нужно было бы судить!   По сути, необходимое обществу решение  по очищению Бородинского поля от незаконных построек не принято! Валерий Ромуальдович тянет одеяло на себя, что якобы они стали инициаторами, препятствующими застройке Бородинского поля коттеджами. Сомнительно! Очень сомнительно! Третий вопрос. Признаюсь, что вопросы задаю в пустоту, но задам. Может быть некоторые добрые люди передадут директору. Зачем заниматься реконструкцией событий Смутного времени на Бородинском поле? На этом поле совершён выдающийся духовный подвиг наших предков — изучайте и прославляйте его! Научитесь правильно и эффективно проводить экскурсии по полю! Между тем, смешение эпох и событий принизит и Святость Бородинского Поля и Святость подвига наших предков. Очевидно, это кому-то очень нужно! А Смутным временем пусть активно займутся в другом месте и в другом музее! Или Валерия Ромуальдовича держат ……?     

Добавить комментарий