Вместо памятника Дзержинскому — памятник Грозному

Автор — Владимир Карпец

Сегодня вновь поднят вопрос о возвращении памятника Ф.Э.Дзержинскому на Лубянскую площадь. Сторонников этого можно понять: cнос его в августе 1991 знаменовал разрушение великой державы и начало губительного либерального правления

Однако не менее правы противники: вместе с другими революционерами Дзержинский стоял у истоков геноцида русского народа, «красного террора», был создателем репрессивной системы, однозначно, до середины тридцатых годов, антирусской.

А либеральная демократия 90-х стала лишь одной из фаз этого геноцида,

На самом деле защитники памятника, пусть невольно, повторяют расхожие тезисы либеральной оппозиции о российской власти как якобы «наследнице чекистов» и, вообще, большевиков. Между тем, при любом отношении к нынешней власти России, ее положение в противостоянии «Россия и Революция», описанном еще Ф.И.Тютчевым, принципиально иное, чем в 20-е.

И тогда ответ на вопрос, что, а точнее, кто должен стоять на Лубянской площади как ее «воплощение в камне», проще простого. Конечно же, это царь Иоанн Васильевич Грозный (1530—1584).

За время правления этого государя территория Московской Руси увеличилась с 2,8 млн. км² до 5,4 млн. км², включая Сибирь и часть Северного Кавказа. Одержана великая победа русского воинства — в битве при Молодях (1572г), над войсками крымского хана Девлета I Гирея — сравнимая с Куликовским, Бородинским и Сталинградским сражениями. А затяжная, так называемая Ливонская, война (1558—1583), закончилась неудачей только потому, что русские войска возглавлял тогда тайный сторонник Литвы князь Андрей Курбский.

Прирост населения страны составил от 30 %  до 50 %, ( до 10-12 млн. человек), было построено 155 новых городов и крепостей, полностью заселено северное Черноземье. Создана регулярная армия. Издан Судебник, по которому вводился состязательный процесс. Установлены земское и губное самоуправление со всеобщей выборностью местных властей. Создан летописный Лицевой свод, в Степенной книге царского родословия осмыслена вся мировая и Русская история. Стоглавый собор 1551 г., безупречный с канонической точки зрения (председательствовал на нем сам царь Иоанн), определил церковно-государственные отношения, чины и правила Русской Церкви.

Будучи хранителем и защитником православия, Белый царь также покровительствовал исламу в Поволжье и Буддизму в Сибири. Когда папа Римский и западные короли предлагали ему возглавить антимусульманский поход, он отказывался, говоря: «Государства всей вселенной не хотим». Пределы своего царства он видел как пределы Центральной Евразии.

Затяжные обвинения царю Иоанну оказались или однозначно лживы, или сомнительны. Так, убийство в 1569 году св. Филиппа, митрополита Московского, вменяемое обычно Малюте Скуратову (Бельскому), будто бы действовавшему по приказу Иоанна Грозного, как выяснили историки, было организовано архиепископом Новгородским Пименом, сторонником Литвы, и совершено до прибытия Малюты в Тверской Отрочь монастырь, где находился св. Филипп. Даже Димитрий Ростовский не упоминает о причастности царя к убийству.

«Новгородский поход», предпринятый в связи с переходом Пимена и «знатных граждан» под власть польского короля Сигизмунда, в ходе которого будто бы было убито от 30 тыс. до 70 тыс. чел., вообще не мог иметь место в таких масштабах, поскольку население Новгорода едва ли превышало 20 тыс. Подлинные документы на сей счет «исчезли» в XIX веке. Вместе с ними пропала также Учредительная грамота опричнины. Многие историки указывают в этой связи на двусмысленную роль Н.М. Карамзина, действовавшего в согласовании с антимонархическим масонством.

Совершенно не убедительны и другие легенды о «зверствах» Государя. Так, смерть преподобногоКорнилия Псковского произошла не в 1570 г, как если бы она была принята им от руки Грозного царя, когда тот после новгородских событий прибыл в Псков, а в 1577-м , в крайнем случае (как указывает даже князь Андрей Курбский) — в 1575 г. Так называемому «убийству» царевича Иоанна Иоанновича уже была посвящена недавняя статья

Р. Г. Скрынников называет примерное количество жертв репрессий при Иване Грозном ( в годы опричнины) — около 4200 чел. В это же время герцог Альба за три года казнил около 100 000 голландцев. В Англии за время правления Генриха VIII было повешено 72 000 чел. (около 3% населения), в основном крестьян, согнанных со своих участков. В Париже в одну только Варфоломеевскую ночь (24 августа 1572 г.) было убито от 5 до 30 тысяч. Можно добавить, что все павшие от руки Грозного царя были записаны в его Синодик. Царь Иоанн знал, что, казня преступника, он причиняет ему лишь временное страдание, избавляя от вечных мук, и всех казненных поминал поименно. Само же опричное войско спасло Русь в битве при Молодях и почти все целиком там и полегло.

Без сомнения, установление памятника царю Иоанну Грозному на Лубянке стало бы символом исторической легитимации государства, монументальным провозглашением искомой «новой национальной идеологии» — «Русь новая, крепкая, по старому образцу» (прав. Иоанн Кронштадтский). Профессиональное достоинство русских разведчиков, для которых снос памятника Ф.Э.Дзержинскому в 1991 году был унизителен, также обрело бы достойный символ.

Источник —communitarian.ru

История, Культура, Новости, Общество, , , , , Permalink

3 Responses to Вместо памятника Дзержинскому — памятник Грозному

  1. Александр says:

    Стелла — это фаллический символ, языческий. Солнце тоже. Памятник Иоанну Васильевичу — достойное решение!

  2. Юлия says:

    Не являясь сторонницей сноса каких-либо памятников (чем занимались большевики и чем занимаются «демократы»), все же хочу предложить дополнительную идею о возможной замене памятника Дзержинскому. Если уж так сладывается, и старыйпамятник не хотят возврашать, то одним из вариантом помимо Ивана Грозного могла бы быть стелла ( или другая композиция) увенчанная главным символом славян — ликом солнца. Она же могла бы быть одновременно и «солнечными часами» и центром маленького сквера с фонтаном. Главное, найти действительно хорошего скульптура, которому дано работать с камнем и металлом. Церетелли и других расплодившихся бездарей не подпускать на пушечный выстрел. Памятник должен быть нашей святыней и заряжать людей позитивными эмоциями. Славянское сонце — очень близкий всем образ. Наше вдохновение — благочестие и вольнолюбие предков.

  3. Сподвижник says:

    Замечательное предложение. Его нужно официально предложить Московскому Правительству и ждать решения. Неплохо бы об этом написать Путину и Медведеву. Пусть повышают свою квалификацию.

Добавить комментарий