Русское общество накануне войны 1812 года

Автор — Сергей Цветков

Новый, 1812 год — год високосный — русское общество встретило весело и шумно. Балы и эрмитажи при дворе, увеселительные собрания у министров и послов следовали беспрерывно одни за другими. По словам современника, «всё плясало, кружилось и веселилось, между тем как военные приготовления делались по всей России» (Ф.Я. Миркович, конногвардеец).

Провинция не отставала от столиц. «Всю осень и всю зиму мы провели очень весело, — вспоминает И.Р. Дрейлинг, прапорщик Малороссийского кирасирского полка. — Во всех дворянских семьях наперерыв давались рауты, за ними следовали вечера и балы, на которых мы старались превзойти друг друга в мазурке».

И все же в этом всеобщем веселье явственно сквозила наигранность и нарочитость. Ни для кого не было секретом, что истекают последние мирные дни. Будущее страшило и завораживало одновременно, порождая у армейской молодежи исступлённые восторги («воинственный энтузиазм доходил до высшей степени», —свидетельствует Ф.Я. Миркович), а у людей опытных — «надежду на успех, на возрождение отечественного достоинства и славы имени русского», — по воспоминаниям князя С.Г. Волконского, в то время кавалергардского ротмистра.

Последовавший затем Великий пост и повисшая в небе яркая комета с длинным, поднятым кверху хвостом, сулившая, по общему мнению, всяческие бедствия и чуть ли не конец света, обратили мысли на более серьезный лад. К лету предчувствие близкой военной грозы разлилось в воздухе. А перед грозой воздух душен и дышится тяжело. Князь П.А.Вяземский впоследствии писал, вспоминая те дни: «Наполеон… был равно страшен и царям, и народам. Кто не жил в эту эпоху, тот знать не может, догадаться не может, как душно было жить в это время. Судьба каждого государства, почти каждого лица более или менее, так или иначе, не сегодня, так завтра зависела от прихотей тюильрийского кабинета*, или от боевых распоряжений наполеоновской главной квартиры. Все были как под страхом землетрясения или извержения огнедышащей горы. Вся Европа задыхалась от этого страха. Никто не мог ни действовать, ни дышать свободно».

* Тюильри — резиденция Наполеона в Париже.

О том же — и едва ли не теми же словами — писали и другие современники. Читая их, так и видишь — с запада, по пояс в грозовых тучах, зажав в кулаке пучок молний, на Россию надвигается могучий исполин. «Кто не жил во времена Наполеона, тот не может вообразить себе степени его нравственного могущества, действовавшего на умы современников. Имя его было известно каждому и заключало в себя какое-то безотчетное понятие о силе без всяких границ» (А.И. Михайловский-Данилевский, адъютант М.И. Кутузова, военный историк). Генерал П.X. Граббе даже спустя полвека, на закате жизни, отчетливо помнил тревожные предчувствия тех дней: «Припоминая себе это время, я нахожу в собственных и в чужих впечатлениях что-то похожее на ощущения, предшествующие разрушительному урагану. Воздух казался душен. Тучи собирались на разных точках Европы <…>. Чувство неясное непрочности всего существующего наполняло сердца».

Итак, в 1812 году судьбы мира находились в руках одного человека, чье имя вызывало у людей мысли о роке или провидении, вселяя в сердца почти священный ужас, зачастую смешанный с неистовым обожанием.

Впрочем, имен у него к тому времени было много: Божий посланник, новый Мессия, великий человек, освободитель народов и их же поработитель, сын Революции, маленький капрал, Робеспьер на коне, разбойник, корсиканский людоед, враг рода человеческого, апокалипсический зверь из бездны, антихрист, Аполлион-Губитель*, узурпатор, тиран…

*Толкователи тайных смыслов сближали имя Наполеон с греческим глаголом apollyien — «губить».

Он готовился присоединить к ним еще одно, последнее — властелин мира. На пути к мировому господству стояло всего одно препятствие — Россия. «Мне надо было победить в Москве», — сокрушался Наполеон впоследствии. — «Без этого пожара (Москвы) я бы достиг всего».

http://sergeytsvetkov.livejournal.com/

История, , , Permalink

3 Responses to Русское общество накануне войны 1812 года

  1. Александр Шуринов says:

    Обратите внимание, что в статье Сергея Цветкова ставятся на историческую доску как бы два противоположных мнения о Наполеоне и показывается как-бы их равнозначность. Это большая ошибка автора, которая имеет основанием всё те же попытки реабилитации международного преступника. Такие ошибки приветствуются и поощряются современными политиканами, фальсификаторами истории и прямыми предателями России. Можно предположить, что такая статья знаменует начало предательской кампании исторической фальсификации итогов войны с Наполеоном в предверии 200-летия взятия Парижа 19/31 марта и капитуляции Франции. Будьте бдительнее и ответственнее, дорогой читатель.

  2. Александр Шуринов says:

    В дополнение к тексту автора следует добавить, что как оказалось впоследствии судьбы мира на самом деле находились в руках нашего российского императора Александра I. Без особого шума он готовил Россию к войне с противником, который завладел умами стран Европы, спекулируя лозунгом революции «Свобода.Равенство.Братство» производил передел земель и имущества, подделывая русские деньги и насильно ставя под ружьё другие народы. Его военно-политическая тирания была категорически осуждена. Как сегодня признаёт историческая наука, Александр I и его великолепные сподвижники, переиграли Наполеона в разведке и дезинформации. Прорываясь к Москве Наполеон не подозревал, что прорывается к своей военной и политической могиле. И, конечно, пожар Москвы был необходимой жертвой в войне за российскую культуру, державность и православную веру. Это понимал Александр I, главнокомандующий Михаил Илларионович Кутузов и другие патриоты Отечества. Сегодняшние попытки реабилитировать Наполеона и сравнить его с русским государем Александром I, названным благодарной Европой в 1814 году Благословенным, смешны и уродливо претенциозны. Сравнение международного преступника, каким был на самом деле Наполеон (что утверждено Венским конгрессом в 1815 году!), со спасителем Европы — Александром I противоречит всем нормам исторической правды и человеческой совести. Очевидно, пренебрежением к исторической правде и отсутствием совести страдают и его аппологеты сегодня. Жаль, если данное исторически верное представление о противниках в 1812 году не войдёт в разрабатываемые сегодня учебники истории в школах и ВУЗах.

  3. Александр Шуринов says:

    Посмотрел в интернете об авторе. Сказано нижеследующее. Автор многочисленных научно-популярных книг и статей; печатался в различных периодических изданиях. Разрабатывает жанр беллетризованной биографии. Среди биографический книг выделяются «Александр Первый», «Александр Суворов», «Дмитрий I, царь Московский», «Иван Грозный», «Карл XII», «Марина Мнишек», «Петр Первый». Несколько книг Цветкова представляют сборники «исторических миниатюр» — небольших рассказов, по какому-либо принципу объединённых под одной обложкой («Великое неизвестное. Magnum Ignotum: Исторические миниатюры», «Эпизоды истории», «Узники Бастилии», «Узники Тауэра»).

    Номинант литературной премии «Александр Невский» за 2006 год. (беллетризованная биография «Александр I»). В 2010 году награждён дипломом журнала «Москва» за цикл стихов «На чётках времени».

    С 2006 по 2010 год создал ряд историко-литературных передач для «Нашего радио»: «Исторический момент», «Русский Пантеон», «Штрихи к портрету», «Слова», «Русские города» и другие.

    Наиболее обширный труд С. Э. Цветкова — многотомная «Русская история». В настоящее время вышли четыре тома (2003, 2004, 2006, 2009), охватывающие период с древнейших времён до начала ХIII века. Последний том под другой обложкой (Древняя Русь. Эпоха междоусобиц). В книгах выступил противником норманизма и создателем оригинальной теории происхождения имени «Русь» и этнических корней русского народа.

Добавить комментарий