Отечественная Война 1812 года и Елец ( Доклад А.С.Шуринова на встрече потомков граждан Ельца 12 августа 2013 года)

 

Дорогие друзья и коллеги, уважаемые потомки!

 Готовясь к нашей встрече, мне пришлось познакомиться со многими историческими материалами, связанными с Ельцом и героическим прошлым России, в интернете. Особенно удивила меня реальность востребования этого прошлого среди ельчан. Так ученик 5А класса МБОУ СОШ №24 Радомир Москвин подготовил прекрасный исследовательский реферат по участию наших земляков в Отечественной войне 1812 года и Заграничном походе Русской армии, завершившимся взятием Парижа и капитуляцией наполеоновской Франции в марте-апреле 1814 года.

Начну с редких слов известного архивиста П.И.Бартенева, которые приводит автор в качестве эпиграфа: «Стоит только прочесть описание Отечественной войны, чтобы не любящему России возлюбить её, а любящему полюбить ещё жарче, ещё искреннее и благодарить Бога, что такова Россия». Таким образом, уже самим эпиграфом снимаются досужие вопросы: зачем и почему мы изучаем героическое прошлое России, проводим конференции и ставим памятники героям.

Конечно, мы понимаем, что в работе над ученическим рефератом приложили свои усилия и родители и учителя. Но, то, что родилось под их творческими руками восхищает, и возрождает надежду видеть наше молодое поколение здоровым, пытливым, а, главное, духовно чистым и пытливым. Радомир рассказал в реферате о судьбе героя 1812 года командире 33-го Елецкого пехотного полка Льве Антиповиче Тургеневе, который после окончания своей военной карьеры поселился в селе Таврово, где и умер в 1828 году на 64-м году жизни. После 1917 года он оказался в числе забытых героев Отечества, а надгробная плита его могилы заросла и даже покрылась мхом. Покою герою не давали только «чёрные копатели», искавшие именное оружие генерал-майора в могиле. Только в 1995 году воронежские казаки приняли давно требовавшиеся меры : «нашли последнее пристанище героя, установили новую ограду, положили плитку». Следует сказать, что исследовательский материал имеет достаточную целостность и патриотическое целеполагание, чтобы служить примером для многих новых и патентованных краеведов. Недаром Радомиру было присвоено 1-ое место на соответствующем конкурсе в Ельце (а возможно, затем и за его пределами).

Нужно сказать, что история Ельца связана с Отечественной войной 1812 года очень плотно и нередко весьма своеобразно, как , впрочем, и у других городов черноземья. Ещё в 1807 году российский император Александр I выразил своё благоволение экономическому развитию города , его культурному состоянию и даже процветанию. Буквально через два года, уже в 1809 году, Елец вновь был отмечен и поощрён императором наряду с другими 5-ю городами. Он объявил городу Ельцу «монаршую благодарность и признательность за великое служение России».

Следует сказать, что сегодняшнее население Ельца хорошо знакомо с этими реалиями прошлого, поскольку данные сведения представлены на городском сайте администрации.

Вместе с тем, наш начинающий краевед Радомир Москвин в своём реферате не останавливается на только известном. Отметив героев 33-го Елецкого пехотного полка, он рассказывает о некоторых героях, прославивших город Елец своими подвигами в других местах службы. Тут он использует современные источники, в том числе заявленные на прошлых встречах потомков граждан Ельца. Он отмечает судьбы Петра Николаевича Шуринова, Ивана Фёдоровича Вадковского, Михаила Николаевича Жемчужникова.

Отметим здесь героическую судьбу Петра Николаевича Шуринова, поскольку он является моим прямым прапрадедом.

Пётр Николаевич Шуринов — герой Прейсиш-Эйлау, Фридланда, Бородино, Кульма и Парижа и многочисленных других сражений родился 21 декабря 1780 / 1 января 1781 г. в родовом поместье в деревне Локтевой Елецкого уезда Орловской (затем Воронежской и даже Тамбовской губерний, а сегодня Задонского района Липецкой области) в семье Николая Андреевича Шуринова, уволенного в отставку в 24 года из лб.-гв. Семёновского полка из-за полученной на службе инвалидности. Пётр начал службу 3 августа 1799 года в Воронежском гарнизонном батальоне унтер-офицером. 14 июня 1802 года он был переведён в Екатеринославский гренадерский полк, в котором прослужил до своей отставки 17 июня 1815 года из-за наступившей инвалидности.

В составе Екатеринославского гренадерского полка, входившего в 6-ую пехотную дивизию под командованием генерала-лейтенанта Дмитрия Сергеевича Дохтурова, он участвовал в походах и сражениях против французов в Европе с 1805 по 1807 г.. В 1807 году он был в должности батальонного адъютанта Екатеринославского гренадерского полка при штабе Дмитрия Сергеевича Дохтурова. В сражении при Фриндланде он был контужен «в правый бок картечью». За отличие был награждён Орденом Св. Анны 3-ей степени. Примечательно, что вместе с ним в полку служили и другие Шуриновы: Шуринов 1-ый и Шуринов 2-ой. Пётр Николаевич был только Шуринов 3-ий. Исследование их судеб ещё не закончено. Но уже очевидно, что они тоже были героическими. С 1808 года упоминается только единственный, остававшийся на военной службе в Екатеринославском гренадерском полку, Шуринов, но уже без порядкового номера. Это был, как показывают исследования документов, представленных в Военное Министерство при отставке в 1815 году и переписке с Военным Министерством об исправлениях и выдаче Указа об отставке, Пётр Николаевич Шуринов.

С 13/25 июня 1812 г. Петр Николаевич Шуринов, будучи в чине капитана, участвовал в походах и сражениях против вторгшихся в Россию армий Наполеона: 6 августа в сражении при селе Лубино; 26 августа/ 7 сентября в генеральном сражении при селе Бородине.

В Бородинском сражении Екатеринославский гренадерский полк в составе 3-его пехотного корпуса под командованием генерал-лейтенанта Тучкова 1-го (Николая Алексеевича) прикрывал левый фланг 2-й Западной армии князя П.И. Багратиона у деревни Утицы.

clip_image002

Николай Алексеевич Тучков (1765 – 1812)

Полк находился в составе 1-ой гренадерской дивизии генерал-майора (после сражения — генерал-адъютанта) графа Павла Александровича Строганова.

clip_image004

Павел Александрович Строганов (1774 — 1817)

Дивизия состояла из трёх бригад. Екатеринославский полк вместе с прославленным Павловским полком входил в состав 2-ой бригады, которой командовал генерал-майор Александр Иванович Цвиленев.

clip_image006

Александр Иванович Цвиленев (1769 – 1824)

Командиром полка был полковник Егор Константинович Криштафович (1769 — 1829). После его тяжёлого ранения в Бородинской битве полком командовал майор Фёдор Григорьевич Бурого.

За отличие в Бородинском сражении Пётр Николаевич Шуринов был единственный в полку представлен и пожалован Золотой Шпагой с надписью «За храбрость». Указ подписан императором Александром I 19 декабря 1812 года. В представлении к награде указаны героические действия офицеров по защите артиллерийской батареи на Утицком кургане: «При защищении батареи и прогнании неприятеля, ворвавшегося на оную, с отличным мужеством, ободряли нижних чинов и поощряли к поражению оного, которой совершенно был опрокинут и прогнан». В дальнейшем Пётр Николаевич участвовал в сражениях по изгнанию неприятеля из России: 6/18 октября при селе Тарутине; 12/24 октября при Малоярославце; 6/18 ноября при городе Красном. За отличие в сражении при городе Красном получил «Монаршее Благоволение».

clip_image008

В 1813 году в составе Екатеринославского гренадерского полка он 17-18 августа участвует в сражении при Кульме, где «ранен пулею в голову около левого виска». За отличие в сражении награждён Орденом Св. Владимира 4-ой степени с бантом. Затем участвует в Битве народов под Лейпцигом. С 20 декабря 1813 г. участвует в сражениях во Франции: за участие в сражении при Монмирае он награждён Орденом Св. Анны 2-ой степени. 18/30 марта 1814 года участвует в ожесточённых сражениях при взятии Парижа. За участие в «действительных сражениях» при взятии Парижа был награждён Орденом Св. Анны 2-ой степени, украшенным алмазами. 17 июля 1815 г. по Высочайшему Его Императорского Величества положению за полученными тяжёлыми ранениями несовместимыми со службой в армии уволен в отставку подполковником с мундиром и пенсионом полного жалования. В Храме Христа Спасителя в Москве на 43 доске имеется запись о подвиге Петра Николаевича Шуринова в сражении при Кульме и его тяжёлом ранении.

Женился Пётр Николаевич, будучи в чине штабс-капитана, ещё накануне надвигающихся грозных событий в начале 1811 г. на девице из семьи Жабокрицких (помещиков из Подолья — там есть несколько рядом расположенных селений, называемых как и прежде — Жабокричи) — Марии Антоновне. 24 ноября 1815 г. в семье Петра Николаевича родился старший сын, которого он назвал по имени императора Александром. В последующем в семье родились ещё два сына: Николай — 11 марта 1823 г. и Михаил — 8 января 1827 г. ; и дочь Елизавета — в 1833 (?) г. После отставки по ранениям «с мундиром и полным пансионом» Пётр Николаевич с 1815 года проживал в Ельце и 10 лет лечился. После двух обращений в Военное министерство в 1816 и 1817 г.г. он, наконец, получил копию Указа об отставке, который, правда, затем был скорректирован. Благодаря сохранению его переписки с Военным Министерством в Государственном Военно-Историческом Архиве (ГВИА) удалось восстановить многие подробности его биографии. Характерно, что окончательно текст Императорского Указа о присвоении звания подполковника был сформулирован и «…Мы сие Главному Нашему Штабу подписать и Государственною Нашею печатью укрепить повелели» только 11 июля 1821 г.

После выздоровления Пётр Николаевич Шуринов прожил активную и насыщенную деятельностью жизнь. Дважды он назначался городничим в уезды Рязанской губернии: в 1825 году — в Шацкий уезд , а в 1827 году — в Скопинский уезд . В 1834 году он служил управляющим Скопинской военно-коннозаводской волости. Коннозаводческие успехи его родственников Шуриновых отмечены в истории коннозаводства России. «За отличную усердную службу» он 15 апреля 1836 года получил гражданский чин Коллежского советника, что в соответствии с Табелем о рангах для военнослужащих соответствовало званию полковника. Умер Пётр Николаевич 29 декабря 1842 года (10 января 1843 года по н. ст.) в 8 часов вечера по дороге из Воронежа в родовое поместье деревни Локтевой. Подробности биографии героя см. в книге А.С. Шуринова «Служилые Шуриновы. Родословие» ( М.:Лаватера, 2010).

Далее автор Радомир Москвин констатирует: «В соответствии с Указом правительства в Елецком уезде провели три рекрутских набора для кадровых частей. Набирали воинов из расчёта два человека на сто душ населения. К тому же имея развитое железоделательное, кожевенное и обувное производство, занимаясь огромной торговлей хлебом, Елец стал мощной базой снабжения и снаряжения русской армии. За это город был удостоен благодарственной Грамоты Правительства.

Значительную денежную и материальную помощь русской армии и ополчению в 1812 году оказали жители Ельца, бывшего в то время одним из крупных торговых городов Российской империи».

Надо ли говорить, что развитие города проходило под пристальным взором императора Александра I. Он неоднократно бывал в Ельце, что нетрудно обнаружить в архивах. Достаточно заметить, что он участвовал в освящении Христорождественского Собора в Липецке в 1807 году, что отражено на памятной доске, установленной на Соборе. А путь в Липецк обязательно проходил через Елец.

Что касается героев города Ельца и Елецкого уезда, то перечень их можно и нужно значительно расширить. Тут окажутся Арсеньев Н.М., Галафеев А.В., Голицын Н.Б., Машурин Г.А., Муравьёв-Карский Н.Н., и другие. Каждый из представленных фамилий героическими действиями в период с 1812 по 1815 год и в последующей военной и гражданской службе возвышал честь и славу России.

Никола́й Миха́йлович Арсе́ньев (1764—1830), российский командир эпохи наполеоновских войн, генерал-майор

Из дворян Тульской губернии. Воспитание получил в Сухопутном шляхетном кадетском корпусе, из которого 18 февраля 1785 г. выпущен в армию поручиком.

Военной коллегией «был вытребован к генерал-прокурорским делам», переименован в коллежские асессоры (?) и определён в г. Иркутск обер-прокурором. В 1791 г вновь принят на военную службу с чином майора. В 1794 г был ранен в обе ноги и «за отличие противу польских мятежников» награждён чином подполковника. 3 февраля 1798 г. удостоен производства в полковники, 8 июля 1798 г. был назначен командиром Старобаденского (Козловского) мушкетерского полка. Произведён 29 января 1799 г. в генерал-майоры с назначением шефом Воронежского мушкетерского полка.

15 ноября 1804 г. был отставлен по решению суда «за незнание неистовых поступков подчиненных». Принят на службу с назначением шефом Навагинского мушкетерского полка 24 июля 1805 г. В 1806—1807 гг. сражался с французами под Пултуском и Прейсиш-Эйлау, где был ранен в ногу, участвовал в десанте у Данцига и в обороне Кенигсберга. Награждён орденом Св. Георгия 4-го кл. 20 мая 1808 года «

clip_image009 в воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанных в сражении против французских войск 29 мая при Гейльсберге, где командовал порученною частью с неустрашимостью и искусством. clip_image009[1]

В 1808 г. воевал против шведов, 21 января 1809 г. «за отягчением ран» уволен по собственному прошению.

В 1812 г. сформировал 7-й пехотный полк Московской военной силы и командовал дивизией ополчения в сражениях приБородине, Тарутине, Малоярославце и Красном, затем оставлен в г. Орше «для отправления в армию выздоравливающих».

9 октября 1816 г. принят на службу и 25 ноября 1816 г. определён окружным генералом 4-го (позднее 7-го) округа отдельного корпуса Внутренней стражи. С этой должности уволен 6 января 1825 г. с мундиром и полной пенсией.

Вообще-то Арсеньевы – известный род в Ельце. Как отмечается в интернете Михаил Васильевич Арсеньев (1768–1810), елецкий помещик, капитан л.–гв. Преображенкского полка, предводитель дворянства в Чембарском, –  дед М. Ю. Лермонтова. Своей службой известен более его брат Никита Васильевич Арсеньев. Сам Никита Васильевич Арсеньев (1775–1847), директор Императорского Военно–сиротского дома и училища Мариинского института , c 1806 г. –  полковник, с 1816 г – генерал–майор, в отставке с 1826 г., впоследствии тайный советник (1843 г.), кавалер ордена Св. Георгия IV  степени (1821 г.). От брака с Евдокией Емельяновной Чеблоковой, имевшего двух дочерей (Евфимию — за бароном С. А. Вревским и Елену — за К. К. Шмитом) да сына: полковника Емельяна Никитича (1810—1877), женатого на Ольге Семеновне Пановой, потомство которого неизвестно, с которым был знаком М. Ю. Лермонтов. Е. Н. Арсеньев похоронен в Санкт–Петербурге, на Смоленском православном кладбище.

Известен также их брат Арсеньев Григорий Васильевич (1777—1851),; елецкий помещик, участник военных походов 1805—1810 годов, подполковник.Принимал участие в судьбе М.М.Лермонтовой. Е.А.Арсеньева поддерживала с ним родственные отношения.

==============================================================================================

Аполлон Васильевич Галафеев (17931853) — русский генерал, участник Отечественной войны 1812 года и Кавказской войны, где под его начальством служил Лермонтов.

Происходил из дворян Тамбовской губернии; родился в 1793 г.; получил образование в 1-м кадетском корпусе, из которого 26 декабря 1811 г. выпущен подпоручиком в Тульский пехотный полк.

Во время Отечественной войны 1812 года находился в корпусе графаВитгенштейна и участвовал в сражениях при Сивошине, Свольне, Полоцке (в августе за отличие произведён в поручики и в октябре награжден орденом св. Анны 4-й степени), Чашниках, Смольянке (произведён в штабс-капитаны). В Заграничных кампаниях 1813—1814 годов Галафеев принимал участие в занятии Пиллау и Данцигского форштата (предместья), блокаде Виттенберга, сражениях при Лукау (23 апреля), где произведен в капитаны, и Лейпциге, занятии Амстердама и отражении неприятеля от Бреды, в 1814 г. — в блокаде Юлиха, сражениях при Краоне и Лаоне и занятии Парижа.

В 1831 г. он принимал участие в Польской войне, действуя главным образом против отрядов Дверницкого и Ружицкого, и был награжден орденом св. Владимира 3-й степени и чином генерал-майора (6 декабря), с назначением состоять при главнокомандующем 1-й армией.

19 августа 1833 г. Галафеев получил орден св. Станислава 1-й степени и 26 сентября 1834 г. — св. Анны 1-й степени, а 19 октября 1834 г. назначен начальником штаба отдельного Сибирского корпуса.

С марта по декабрь 1840 г. Галафеев был в экспедиции против горцев, командуя Чеченским отрядом; 11 июля произошёл известный бой при Валерике, участником которого был Лермонтов, воспевший его в стихотворении «Валерик». В октябре 1841 г. Галафеев принимал участие в действиях Чеченского отряда под начальством Граббе и был ранен ружейной пулей в верхнюю часть живота. 7 сентября 1842 г. он был контужен пушечным ядром в правое плечо.

Князь Николай Борисович Голицын ( 8.11.1794 – 22.10.1866) упоминается в списке елецких героев войны 1812 года по-видимому потому, что он обладал деревнями в Елецком уезде. Родился он в селе Богородское Новооскольского уезда Курской губернии. В гражданской жизни известен как выдающийся музыкант (виолончелист).

Из четвёртой ветви княжеского рода Голицыных, правнук генерал-фельдмаршалаМ. М. Голицына. Сын генерал-лейтенанта князя Бориса Андреевича Голицына(1766—1822) и княжны Анны Александровны Багратион-Грузинской (1763—1842) — внучки картлийского царя Бакара III и правнучки А. Д. Меншикова.

В 1804—1806 годах жил в Вене, начал заниматься музыкой. В детстве лично познакомился с Й. Гайдном. Окончил Пажеский корпус в 1810.

В 1812 году — офицер русской армии (Киевский драгунский полк), участник (вместе с отцом) Отечественной войны 1812 и Заграничного похода 1813—1814. Участвовал в 50 сражениях, включая Бородинское и взятие Парижа. Ординарец П. И. Багратиона (дальнего родственника его матери и друга его отца), сопровождал раненого полководца в имение родителей — Симы Владимирской губернии, где Багратион и скончался. Награждён золотой шпагой с надписью «За храбрость» (хранится в Эрмитаже), орденами Святой Анны и Святого Владимира четвёртой степени. Вышел в отставку с чином капитана (1821), вновь служил во Втором кавказском корпусе (конец 1820-х — 1832, имел чин подполковника).

Как музыкант Голицын стал одним из основателей русской школы виолончелистов (играл соло и в ансамблях). Голицын был одним из первых переводчиков стихотворений Пушкина на французский язык и присылал свои переводы автору, с которым был знаком, возможно, ещё с конца 1810-х годов. За два месяца до гибели на дуэли (ноябрь 1836 года) поэт писал Голицыну в крымское имение его сестры Т. Б. Потёмкиной Артек (подлинник письма по-французски): Тысячу раз благодарю вас, милый князь, за ваш несравненный перевод моего стихотворения, направленного против недругов нашей страны. Я видел уже три перевода, из которых один сделан высокопоставленным лицом из числа моих друзей, но ни один не сто́ит вашего. Отчего вы не перевели этой пьесы в свое время,— я бы …».

=========================================================================

Машурин Георгий Алексеевич (1789 — 25 мая/7 июня 1836) в 1807 году он поступил в Лубенский гусарский полк юнкером. Мать простилась с ним  — навсегда. С производством в корнеты, Георгий переведен был в казанский драгунский полк. В веселом кругу разгульных товарищей он оставался все тем же скромным, тихим и благочестивым, каким был в ту пору, когда находился под руководством незабвенной своей матери. Товарищи не могли не уважать и не любить его, а начальство оказывало особенное внимание к нему, как к отличному офицеру. Но уже в эту пору он чувствовал призвание к высшей духовной деятельности, и, получив чин поручика, стал помышлять об отставке. Скоро желание это усилилось в нем до того, что он решился просить о том высшее начальство, и, к величайшей радости, был уволен от службы с полным мундиром.

После окончания всех военных действий уже в 1818 году, когда Георгию было только 29 лет от роду. Явившись к Епифанию, епископу Воронежскому и изложив пред ним намерение свое вступить в монашество, он назначен был в Задонский монастырь, куда и прибыл 7 сентября 1818 г., и тогда же, сложив с себя мирские одежды, облекся в смиренную ризу послушника. В дальнейшем он известен какправославный подвижник, духовный писатель,  затворник Задонского Богородицкого монастыря под именем Стратоник. Пробыв в затворе 17 лет, Георгий-Стратоник предал праведную душу свою в руки Божьи на 47 году своей жизни. Похоронен в Рождественно-Богородицком монастыре г.Задонска.

========================================================================

Никола́й Никола́евич Муравьёв-Ка́рсский (17941866) — русский военачальник и путешественник из рода Муравьёвых, иркутский (1845) и тульский (1846) губернатор, военный губернатор Кавказской губернии(1854). За взятие Карса во время Крымской войны получил прозвище «Карсский». По окончании войны вышел в отставку в чине генерала от инфантерии.

До начала Отечественной войны Муравьёв увлекался масонством и совместно с Муравьевым-Апостолом, Перовским и другими лицами выработал устав особого общества, члены которого через пять лет должны были основать на Сахалине коммунистическую республику. Война с Наполеоном положила навсегда предел этим мечтам. С марта 1812 г. Муравьёв состоял при Главной квартире под начальством генерал-квартирмейстера  С. А. Мухина, при начале войны был назначен в корпус великого князя Константина Павловича, а при отъезде цесаревича из армии и расформировании его штаба — в главную квартиру под начальство генерала Толя и принял участие в Бородинской битве (за отличие получил 10 сентября орден св. Анны 4-й степени). По очищении французами Москвы Муравьёв поступил в отряд генерала Милорадовича, и, состоя при котором до конца кампании, принимал участие во многих славных делахОтечественной войны, среди которых выделяются сражения при Тарутино и Вязьме. С особенным успехом Муравьёв выполнил поручение по постройке моста через Березину, когда для ободрения пионеров сам таскал и вязал веревками бревна. Болезнь вынудила Муравьёва покинуть армию, когда она была в Вильне; вернулся он к ней лишь в апреле 1813 г. ВЗаграничном походе Муравьёв принял участие во многих делах:

при Лютцене, Бауцене, Дрездене, Кульме (за отличие 15 сентября 1813 г. удостоен ордена св. Владимира 4-й степени с бантом и 26 сентября произведён в подпоручики), Лейпциге (за отличие 4 октября 1813 г. произведён в поручики), при Фер-Шампенуазе (за отличие награждён 28 мая 1814 г. орденом св. Анны 2-й степени) и наконец был при взятии Парижа, состоя в этот период при генерал-майоре Куруте. Затем Муравьёв был назначен обер-квартирмейстером при гвардейской кавалерийской дивизии, а по возвращении в Россию переведён в Гвардейский генеральный штаб.

Произведённый 7 марта 1816 г. в штабс-капитаны Муравьёв 29 июля того же года был прикомандирован к командиру отдельного Грузинского корпуса А. П. Ермолову и был послан для осмотра российско-персидской границы; 30 августа 1816 г. произведён в капитаны. В 1817 г. он отправился в составе чрезвычайного посольства в Персию, а по окончании миссии остался на Кавказе и через три года совершил труднейшую экспедицию к восточным берегам Каспийского моря и в Хиву. Продолжение его замечательной биографии можно найти в интернете.

Могила Н.Н. Муравьёва находится рядом с Владимирским собором Рождественно-Богородицкого монастыря в Задонске.

В заключение доклада следует сказать доброе слово о нашем великом Государе — Александре I Благословенном. Воспользуемся для этого фрагментарно материалом нашего коллеги полковника и кандидата философских наук Порохина Сергея Алексеевича, который недавно был опубликован на сайте Военно-исторического Форума.

«Государь Император и Самодержец Всероссийский Александр I правил с 12 марта 1801-го по 19 ноября 1825 года (ст. стиль). … Александр родился 12 декабря (23 декабря нов. ст.) 1777 года от второго брака Великого Князя Павла Петровича (будущего императора Павла I) с Марией Фёдоровной, принцессой Вюртембергской. Его бабушка Екатерина II, наречённая в народе Великой, рано оторвала Александра, а затем и его брата Константина от родителей, (проживавших в основном в Павловске и Гатчине) с тем, чтобы воспитать внуков в соответствии со своим пониманием будущего их державного служения. Воспитывались братья Александр и Константин в Царском Селе – резиденции Императрицы Екатерины II. «Известно, что сама Екатерина была плохой матерью, но оказалась чуткой и заботливой бабушкой…(…) Екатерина усердно занималась воспитанием внука, сама составила для него «Азбуку», в которой не только даны были конкретные указания его воспитателям, но и заложены принципы самого воспитания» — писал историк К. Рыжов. Императрица, заботясь о здоровье внуков, предписывала кормить их простой пищей, одежда у них была как можно проще, и чтобы они больше бывали на воздухе, будь то лето или зима. Весьма полезно, считала она, чтобы дети учились плавать. Зимой, в комнате, где они спали, температура была не выше 16-18 градусов.

«Главное достоинство в воспитании детей, – писала Екатерина, — состоять должно в любви к ближнему, в общем благоговении к роду человеческому, в доброжелательстве ко всем людям, в ласковом и снисходительном отношении со всеми, в добронравии, чистосердечности, в удалении гневной горячности, боязливости и пустого подозрения…». Обман и неправда у внуков не должны быть терпимы, на этот счёт была продумана система педагогических мер.

Когда Александр и Константин немного подросли, то главным наставником их стал полковник Лагарп, швейцарский республиканец, преисполненный неподкупной честности и независимого характера, поклонник французской просветительской философии Локка и Руссо. Учителем русского языка и отечественной истории был назначен Михаил Никитич Муравьёв, общий надзор за поведением и здоровьем был поручен генерал-аншефу Н.И. Салтыкову. Законоучителем и духовником великого князя Александра императрица избрала протоиерея А.А. Самборского, который исполнял свои обязанности с 1884 по 1793 г. «Но, несмотря на это, «христианский закон» изучал Александр в детстве формально, так как его наставник Лагарп был неверующим и отрицал религию».(5) Александр рос умным и понятливым ребёнком, но не слишком усидчивым и трудолюбивым. Екатерина в 1790 г. характеризует внука: «Он жив и основателен, скор и рассудителен, мысль его глубока, и он с необыкновенной лёгкостью делает всякое дело… Мальчик… соединяет в себе множество противоположностей…».

Екатерина желала чтобы Александр как можно скорее попал в положение взрослого человека: ей хотелось, чтобы все привыкли смотреть на её любимца, как на будущего императора «Зная по опыту, как добродетель, даже подмороженная философией, легко тает под палящими лучами страстей, императрица Екатерина, поспешила застраховать от них сердце своего внука и женила его в 1793 году, когда ему не было 16 лет». Жене Александра Павловича, Луизе, дочери баденского короля, получившей в России имя Елизаветы Алексеевны, было тогда от роду всего только 14 лет. Екатерина торопилась, она намеревалась закрепить свою императорскую власть на внуке, минуя наследника – своего сына Павла Петровича. У Александра и Елизаветы из детей были только дочери, умершие в младенчестве: Мария (1799-1800) и Елизавета (1806-1808).

Екатерина в 1793-94 гг. всерьёз рассматривала вопрос об отстранении сына Павла на престолонаследие. И отец и сын были осведомлены об этом. Известно, также, что Александр написал отцу письмо, в котором заранее безоговорочно отказался от короны в его пользу. В течение многих лет Александр должен был жить между двух дворов, мало между собою похожих.

По вступлении Павла I на престол, Александр был назначен шефом лейб-гвардейского Семёновского полка, также исполнял должности Петербургского военного губернатора, инспектора по кавалерии и пехоте в Петербургской и Финляндской дивизиях и председателя военного департамента. Кроме того, Александр числился членом Государственного Совета и Сената. …. О предательстве придворного окружения накануне убийства Павла I здесь мы не говорим: многое в отношении сыновей и отца было ими умышленно спровоцировано.

Александр I начал своё царствование целым рядом либеральных и гуманных мероприятий, таких, как амнистия беглецам, укрывавшихся за границей, в армии отмена ношения буклей, дозволение на открытие частных типографий, разрешён ввоз иностранных книг и др. Интересно высказывание Сперанского: «Александр был слишком сильным, чтобы им управляли, но слишком слабым, чтобы управлять самому». (Из этого парадокса Сперанского следует единственный вывод – Александр умел управлять так, чтобы не было заметно его личного влияния, а были видны решения принимаемые обществом, комитетами и советами, которые он направлял соответствующим образом).

Первый период царствования Александра I (1801-1810) назывался «эпохой преобразований» В 1802 г. было учреждено 8 министерств, в том числе 2 министерства обороны: Военных сухопутных сил и морских сил. В 1803 г. последовал указ о вольных землепашцах – первый шаг крестьянской освободительной реформы. Учреждением Государственного Совета закончился первый период царствования Александра I.

После безуспешных попыток России помочь Австрии в её войне против Наполеона и победы Наполеона над Германией в 1806 г. состоялось свидание императора Александра с Наполеоном и был заключён Тильзитский договор. В царствование Александра в 1809 г. в результате победоносной войны со Швецией к России была присоединена Финляндия, которая вместе с Выборгской губернией стала наименоваться Великим княжеством Финляндским.

12 (24) июня 1812 г. произошло вторжение в Россию многотысячной армии Наполеона, включавшей в свой состав солдат многих стран Европы, покорённых французским императором. Историк Жилин писал: «Отечественная война 1812 года возникла, как считали современники, в необычайно сложных и противоречивых условиях. Одни из них утверждали, что война началась потому, что не выдали замуж за Наполеона сестру Александра I Анну Павловну. Другие считали, что причина войны в том, что Наполеон отобрал земли у принца Ольденбургского, дяди Александра I. Третьи считали, что причиной войны является создание Наполеоном континентальной блокады Великобритании, в конечном итоге разорявшей всю Европу. А Россия, несмотря на предписанную европейским державам блокаду, продолжала торговать с Англией.

Рок вёл Наполеона, он стремился в Европе установить новый буржуазный порядок и совершенно утратил чувство реальности, столь свойственное ему в прежние годы. И война началась. Численность Великой армии была доведена до 606000 человек при 1700 орудиях. …. На европейском континенте Наполеону противостояла русская армия, которая насчитывала в то время 480000 человек, хотя и далеко не все из них могли быть употреблены в дело.

В первый месяц император Александр I находился при Русской армии. Номинально он считался верховным главнокомандующим. … Накануне войны за основу всей кампании был принят план Пфуля, суть которого заключалась в том, чтобы стянуть русские армии к возводимым на излучине реки Дрисса фортификационным укреплениям. … По сути, Дрисский лагерь представлял собой скорей всего мышеловку для русских войск. Но предвидеть такое роковое развитие событий среди командования русской армии поначалу могли немногие. … К счастью, этот план с самого начала стал проваливаться. А генерал Пфуль не стал настаивать на его осуществлении, так как избегал ответственности. Другой план был и очень существенно отличался от плана Пфуля. Это был план военного министра Михаила Богдановича Барклай-де-Толли и самого императора Александра I, заключающийся в последовательном отступлении в глубь России и истощении сил неприятеля. Очень немногие были посвящены в этот план. Сегодня историки имеют ряд подтверждающих эти сведения фактов и общее доказательство, что разведка России выиграла информационную войну у Наполеона и дезинформировала во многом противника. ….. Генерал Барклай-де-Толли, временно исполняющий обязанности главнокомандующего, сумел правильно оценить обстановку и принял единственно верное, но непопулярное в армии решение – отступать вглубь страны.

Наполеон, понимая невыгодность своего марша в глубь российской территории, спешил разбить 1-ю и 2-ю русские армии ещё до того как они соединятся. Так активным манёвром он помешал русским армиям соединиться под Витебском. Однако и русское армии также вынуждены были выделять значительные силы на прикрытие стратегических направлений. Так, генерал Барклай вывел 25-тысячный корпус под командованием генерала Витгенштейна для прикрытия дорог на Петербург. Следует тут отметить, что Александр I считал наступление врага на Петербург весьма вероятным и потому направил на организацию обороны столицы самого успешного генерала того времени, заставившего турок пойти на мировое соглашение непосредственно перед войной с Наполеоном. 4 (16) мая 1812 года в Бухаресте Кутузов после ярких побед Молдавской армии в 1811 году, заключил необходимый мир с Турцией. Заметим, что когда направление Наполеона на Москву проявилось более чётко, он через Государственный Совет направил Кутузова как Главнокомандующего Русской армией именно на то направление. Русские войска отступали организованно, оказывали стойкость и упорство в арьергардных боях, и отбрасывали наиболее зарвавшиеся части французской армии. Засада, устроенная казачьим атаманом генералом Платовым у местечка Мир 10 июля привела к блестящим результатам. 21 июля под Могилёвым генерал Багратион крепко потрепал французов. 26 июля в Кобрине генерал Тормасов захватил в плен бригаду Кленгеля. 31 июля под Клястицами генерал Витгенштейн отбросил с большими потерями для него авангардные части французских войск, устремившихся было в направлении к Петербургу. Успех этой блестящей операции омрачился известием, о гибели славного воина суворовской школы генерала Кульнева. Об этом офицере-гусаре и храбром рубаке по всей армии ходили легенды. …

К чести генерала Барклая-де-Толли он сумел, то и дело давая арьергардные бои, провести обе русских армии разными маршрутами к Смоленску, где они, наконец, и соединились. Ни один из полков русской армии не попал в окружение, «…ни одна (войсковая) часть не была отрезана». За всё отступление было потеряно только 20 орудий. Блестяще был проведён стратегический отход! Подобная операция, осуществляемая в непосредственном соприкосновении с войсками превосходящего по силам противника, как известно, – сложнейший из видов боевых действий! Заметим, что такой искусный отход осуществлялся в те времена, когда в военном деле преобладала именно манёвренная, а не позиционная тактика, когда фронты воюющих сторон не простирались от моря и до моря. И при этом противником был сам Наполеон. ….

Сражение за Смоленск было одним из самых кровопролитных в числе сражений 1812 года, и Русская армия показала в нём всё своё воинское мастерство, мужество и честь, свойственные русскому офицеру и солдату. Стоит отметить здесь, что командующим в обороне Смоленска был бывший шеф Елецкого пехотного полка Дмитрий Сергеевич Дохтуров.

А тем временем Манифестами и Указами императора Александра I по России шёл сбор ополчения на подмогу армии. «В первую голову было велено собрать ополчение в 6 губерниях Тверской и Ярославской – (по 12 тысяч), во Владимирской, Рязанской, Калужской и Тульской – (по 15 тысяч), а Московская губерния выставила 32 тысячи. Итак, собралось ополчение в 116 тысяч.» …. 12 июля Александр I прибыл в Москву и уже в Московском Кремле обратился к народу России с призывом «встать всем за одно» против новоявленной европейской агрессии….

5 августа в Петербурге состоялся комитет, составленный по повелению Александра I, на котором был назван главнокомандующим армиями генерал от инфантерии Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов. Его перед тем, в июле, дворяне уже избрали начальником петербургского ополчения. «Между тем все в один голос кричали, что место его не здесь, что начальствовать он должен не мужиками петербургской губернии, но армией…». «Я должен был остановить свой выбор на том, на кого указывал общий голос» – писал сестре Александр I. Полагают, тут проявилась своеобразная мудрость императора, который свои решения объяснял народным «общим голосом»….

Михаилу Илларионовичу Кутузову было уже 67 лет. В генералы он вышел ещё при Румянцеве и Суворове. Два раза он был тяжело ранен. Правый глаз у него пострадал из-за смертельного ранения в левый висок турецкой пулей в сражении с турецким десантом под Алуштой в Крыму, когда ему было 29 лет и он был всего лишь командиром гренадерского батальона. Суворов при штурме Измаила называл его своей правой рукой и назначил комендантом взятой крепости. И вот 17 (29) августа Кутузов прибыл в расположение штаба Русской армии. Встреча с войсками состоялась в Царёвом Займище, расположенном на Смоленской дороге в одном переходе от Гжатска. ….

К тому времени, так называемая, «Великая армия» великого полководца заметно поредела. Если при вторжении в Россию в корпусах Даву, Нея, Богарне, Понятовского, Жюно и императорской гвардии, т.е. в войсках, которые действовали на московском направлении, насчитывалось около 280 тыс. человек, то перед Смоленском их было только 200 тыс., а спустя две недели – всего 135 тыс. человек. За два с половиной месяца французская армия уменьшилась вдвое. Накануне битвы князь Кутузов велел пронести вдоль всего строя русских войск чудотворную икону Смоленской Божьей Матери, спасённую усердием русских воинов из обгорелых развалин Смоленска. Тысячи благочестивых воинов падали перед иконой на колени, творя крестное знамение и молясь с горячим усердием. Помолившись, солдаты стали тихо готовиться к бою: надевали чистое бельё и чистили оружие. Все делалось спокойно и в глубоком молчании, и когда перед ужином солдат стали созывать к обычной чарке водки, многие из них отвечали: «Благодарствуем. Не к тому готовимся. Не такой завтра день!»

На другой день произошла Бородинская битва, самая кровопролитная за всю мировую историю человечества. Целые полки ложились под огнём неприятеля. В иных полках оставалось по несколько десятков солдат. В других – все старшие офицеры были перебиты, так что полками командовали капитаны и даже поручики. В то время как на середине поля кипела такая ожесточённая борьба, на левой стороне русской армии французы стали одолевать русских, не мужеством, но множеством. Князь Багратион был смертельно ранен, и сдал командование генералу Дохтурову. Этот генерал сел на барабан под пулями и ядрами, так же спокойно, как у себя в палатке, и кричал солдатам: «Умирать всем! Ни шагу назад!». И солдаты умирали за царя и за Русь православную. Какое нужно было иметь мужество, чтобы по своей доброй воле, осознанно, размеренным строевым шагом идти под картечь! Какая сила Духа! Какое подвижничество! …

Бородинская битва обескровила «Непобедимую армию», которая до этого «ходила пешком по Европе».

Последующее отступление Русской армии и оставление ею Москвы сослужило неприятелю самую скверную службу: армия французов разлагалась и деградировала на глазах. Последовавшие затем поджоги столицы с разных сторон и бушевавшие пожары, принудили Наполеона выехать из Кремля в путевой Петровский дворец, а затем и вовсе оставить Москву и направить свою армию на юг России. Следует заметить, что при уходе из Москвы Наполеон дал команду взорвать Русскую святыню – Московский Кремль, что и было частично сделано. Кроме того, были нещадно ограблены храмы и другие постройки Московского Кремля. Однако безнаказанно сбежать врагу не удалось. Выверенной стратегией и сражениями Кутузову и Александру I удалось вынудить врага вернуться на уже ограбленную им Смоленскую дорогу, где она лишалась фуража и повсеместно наталкивалась на казачьи и партизанскими отряды, препятствовавшие грабежам и лихоимству отступающих. В ситуации, когда Наполеон искал мира и пытался достойно выйти из трагической для себя ситуации, Александр I проявил наглядный образец тактической мудрости и выдержки. В результате все мирные инициативы убегающего врага остались без ответа.

После изгнания остатков войск французов с территории России (вышли из России только около 25 тыс. чел.), Александр I принял решение продолжения войны, поскольку понимал, что неугомонный противник будет вновь искать пути к военному противостоянию и истощению всей Европы от непрекращающихся кровопролитных военных действий тирана. Русский император активно участвовал в походе русской армии по освобождению Европы с января 1813 года. В частности, он находился при армии во время сражения с войсками Наполеона под Бауценом 6 мая 1813 года. Заметим, что к этому времени, 16 апреля 1813 года, умер главнокомандующий Русской армией и примкнувшими союзными войсками М.И. Голенищев-Кутузов и император принял всё командование на себя! Участник сражения офицер Фёдор Глинка писал тогда: «Во всё это время государь император не оставлял прежней высоты. (С которой наблюдал сражение – С.П.) Когда начали падать ядра, он приказал свите удалиться, а сам остался! Народ русский! Как содрогнуться сердца твои, когда ты узнаешь, что государь, надежда твоя, столь великим опасностям подвергает жизнь свою!».

18 марта 1814 г. русская армия была уже под Парижем, где тоже произошло большое сражение. С русской стороны погибшими и ранеными пало около 7 тысяч воинов. 19 (31) марта русские и их союзники торжественно вступили в Париж. Военный историк А. Керсновский писал: «Император Александр прибыл вовремя, чтобы спасти Париж от дикой ярости тевтонцев. Слово императора Всероссийского в те дни являлось законом для Европы…». 25 марта/6 апреля Наполеон отрёкся от престола и был сослан на остров Эльбу. Современный историк Л. Бежин писал об Императоре Александре: «Одним подвигом твёрдости – не мириться с завоевателем – завоеватель был изгнан с позором, с потерею всего войска; другим подвигом твёрдости – докончить борьбу низложением Наполеона – освобождена была Европа, и русский государь получил небывалую в истории славу». Именно тогда Александр I получил прибавление к своему имени – Благословенный.

Император Александр I любил, якобы, путешествовать, но его поездки можно вполне считать инспекторскими проверками. «Вот, к примеру, маршрут лишь одного (его) путешествия: Ижорский завод, Колпино, Шлиссельбург, Ладога, Тихвин, Молога, Рыбинск, Ярославль, Ростов, Переславль, Москва, Серпухов, Тула, Мценск, Орёл, Карачев, Брянск, Рославль, Чернигов, Старый Быхов, Бобруйск, Слоним, Кобрин, Брест-Литовск, Ковель, Луцк, Дубно, Острог, Заславль, Проскуров, Каменец-Подольский, Могилёв, Хотин, Черновцы, Брацлав, Крапивна, Тульчин, Умань, Замостье, Брест, Сураж, Великие Луки. (Август – ноябрь 1823 г.)» …. Русский историк ХХ века А.А. Керсновский в своей книге «История Русской армии» весьма своеобразно подвёл итог военной деятельности этого Императора: «Военные дарования Александра I бесспорны. После Петра I он, конечно, самый одарённый в этом отношении из наших государей. Дарования эти сказались в последующих войнах, но притом в области исключительно стратегической – тактический глазомер его окончательно и бесповоротно испорчен на гатчинском плацу». Таким своеобразным образом историк подчеркнул великие заслуги императора Александра I. Но, следует заметить, в последующем политические и стратегические заслуги императора стали необоснованно умаляться и подвергаться забвению. Таким образом, побеждённая Европа мстила победителю и своему благородному спасителю от тирании Наполеона и его военной машины. В царствование Александра I в состав России вошли Финляндия, Бессарабия, Дагестан, Грузия, Имеретия, Гурия и др..

С именем Александра I часто связывают повествование о старце Феодоре Кузьмиче. По официальной версии, император скоропостижно скончался 19 ноября 1825 г. в Таганроге после краткой болезни. Однако вскоре после его кончины начали ходить всевозможные толки и слухи о том, что император не умер, а вместо него похоронен кто-то другой. Говорили, что император принял имя Фёдора Кузьмича, стал вести жизнь подвижническую, аскетическую, был почитаем в народе за мудрость и праведность, скончался в 1864 г. и похоронен на кладбище Алексеевского монастыря в Томске. Сейчас этой теме посвящено несколько фундаментальных исследований и издано несколько научных трудов, полностью подтвердивших идентичность Александра I и старца Феодора Кузьмича Томского.

Более полно материалы об Александре I Благословенном можно прочитать на сайте: «Россия Имперская», см. http://www.rosimper.ru/istoriya/aleksandr-i-pavlovich-pobeditel-blagoslovennyi.html.

Общественностью и руководством г. Ельца Липецкой области в честь 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года и взятия Парижа 19/31 марта 1814 года решено увековечить память императора-победителя Александра I Благословенного установкой на территории города его памятника-бюста. Это тем более представляется полезным для патриотического воспитания молодёжи, поскольку город, пропитанный православной культурой, получил бы возможность прославления императора как старца, прославленного уже Русской Православной Церковью как сибирского святого. Такой беспримерный духовный подвиг русского императора заслуживает прославления в веках.

Место установки памятника уточняется. Но как всегда возник вопрос финансирования проекта. У города со статусом Города Воинской Славы таких средств нет. А средства в общем-то небольшие. Бетонный памятник, выполненный «под бронзу» с постаментом и пьедесталом с доставкой и установкой обойдётся городу в сумму не более 200 тысяч рублей. Возможно, конечно, потребуются небольшие затраты на благоустройство территории в месте установки.

Проект памятника осуществлен Александром Аполлоновым (Краснодар), заслуженным скульптором Российской Федерации. Аналогичные памятники установлены в Москве (школа №1267 ), в Туле (Кадетское училище имени Александра I) и других местах. Во всех случаях финансирование проекта обеспечивалось местными меценатами. Немаловажно, что сам памятник-бюст будет изготовлен на средства руководителя проекта «Аллея Российской Славы», патриота и мецената, Советника Росвоенцентра Михаила Леонидовича Сердюкова.

Общество потомков участников-героев Отечественной войны 1812 года и Московский Общественный Собор обращаются ко всем гражданам, патриотам, бизнесменам и общественным деятелям города Ельца и других городов с просьбой о поддержке проекта по установке памятника императору Александру I Благословенному в Ельце и других городах частными либо коллективными пожертвованиями.

Из числа жертвователей при Обществе потомков будет создан Попечительский совет, который будет контролировать развитие проекта, поступление и расход финансовых средств. Отчет о поступлении денежных средств и об иной помощи будет публиковаться на сайте Общества потомков участников-героев Отечественной войны 1812 года и сайте Военно-Исторического Форума «Потомки граждан Ельца».

Мы надеемся, что памятник императору – победителю Александру I Благословенному будет открыт к 200-летию взятия Парижа 19/31 марта 1814 года. На данное открытие будут приглашены все жертвователи, меценаты и участники проекта.

В последнее время к нам на сайт приходят письма с просьбой сообщить о предполагаемом месте установки памятника-бюста Александру I Благословенному в городе Ельце. На наш взгляд, было бы уместным поставить памятник-бюст у храма Рождества Христова на бывшей Рождественской улице (сегодня ул. Горького, д. 100). Это бы отвечало Манифесту Александра I об окончании Отечественной войны 1812 года от 25 декабря 1812 года (7 января по новому стилю) и празднованию победы в день Рождества Христова. На постаменте будут высечены слова из этого Манифеста.
На небольшом пустыре у храма можно было бы устроить сквер и установить в нём памятник-бюст императору. Однако, руководство Ельца по месту установки памятника ещё окончательного решения не приняло.

В заключение разрешите привести строки поэта и политического деятеля К.Ф.Рылеева:

«… И что доколь славян потомки

Царя и веру будут чтить,

Дотоль дела их будут громки,

Дотоль их будет Бог хранить»

12 августа 2013 года

А.С.Шуринов

Александр I - русский император и старец, История, Новости, Общество, Патриотическая работа, , , , , Permalink

Добавить комментарий