Цензура на мертвечину

Министр культуры Владимир Мединский наконец озвучил долгожданную всем непрогрессивным русским народом мысль о том, с чего бы это государство должно платить за фильмы вроде«Сволочей» .

Мединский поставил кино в неудобную позу: выясняется, что государство, как инвестор, теперь будет требовать согласования сценариев, а также секвестирования съемок за рубежом, урезания финансирования невразумительных сериалов и проч.

Доселе государство выделяло деньги творцам и гениям, в надежде получить хоть сколько-нибудь кинолент. Однако то, что оставалось на выходе, после растаскивания бюджетов, зачастую не только нельзя было назвать кинолентой, но было откровенно вражеской пропагандой и мертвечиной. Эту мертвечину перед каким-то международным фестивалем усердно расхваливают ангажированные и сопричастные деятели, после чего картина триумфально проваливается и на Берлинских, и на Венецианских фестивалях, не говоря уж об Оскаре.

Кадр из фильма «Гитлер капут!»

В этом пире духа и распилов давно нужно было навести порядок. И, да, страшное слово, звучи! – цензуру. Потому как, знаете ли, коль скоро налогоплательщик оплачивает кино, то он, налогоплательщик, желает видеть именно кино, на не всплеск психоза режиссера, который у нас почему-то принято называть «авторским» кино. Он, этот глупый обыватель, желает видеть кино с хорошим концом, оптимистичным финалом и динамичным сюжетом. А также чтобы там было место патриотизму и простым, обывательским, радостям, показанным не в ракурсе «фу, какое быдло», а, скорее, с умилением. И чтобы любовь была нормальная, а не бесконечные слюнявые поцелуи и лихорадочный секс под алкоголем.

Советское кино популярно не потому, что оно ностальгическое. Оно популярно потому, что в нем про людей, а не про то, как «творцы» людей ненавидят. И в этом кино зрителя не держали совсем уж за идиота, а писали какой-то относительно пристойный сценарий, качество игры актеров тоже было высокое, а не «между тремя сериалами популярный актер умудрялся снимать в большом кино». Существовал престиж профессии, не потому, что можно потом зарабатывать в рекламе всего и вся, а потому, что было мастерство, его бережно выращивали, ценили.

Кто-нибудь назовет современных актеров, сравнимых по уровню с Евгением Леоновым, Иннокентием Смоктуновским? А современных режиссеров, получивших образование после распада СССР и снимающих хорошее крепкое массовое кино на регулярной основе?

Кинопроизводство, начинающееся и заканчивающееся в кругу «своих», как любое искусство для «своих», обречено на вымирание. Потому что теряется его цель и смысл, начинается банальное вырождение от близкородственных связей.

Поэтому намерение государства начать контролировать этот пир духовидцев и прочей камарильи, которая свою бездарность прикрывает гордым «я так вижу», а гнилостность натуры – «это правда искусства», не может не радовать каждого адекватного гражданина. Равно как и контроль над общими, нашими, деньгами, выделяемыми деятелям киноискусства. Когда внутренней самоцензуры нет как класса, необходимо вводить цензуру внешнюю.

Возможно, процесс деградации киноискусства все еще обратим. По крайней мере, хочется в это верить.

http://www.segodnia.ru/content/121918

Культура, Новости, , , , Permalink

Добавить комментарий