Материк Провинция. Выбор

Автор — ВАЛЕНТИН КУРБАТОВ
Недавно в Пушкинских Горах члены Учёного совета Пушкинского заповедника обсудили новую концепцию развития заповедника и подготовки к 100-летию знаменитого музея в Михайловском.
Материк Провинция. Выбор - Валентин Курбатов.
Валентин Курбатов.

 

Не знаю, только ли у людей старой школы, имеющих отношение к госучреждениям, ум невольно сопротивляется недавно утвердившемуся и теперь повсеместному во всяком деле слову «концепция», и они невольно вздыхают, что вот слово «план» было как-то понятнее. И всё вроде то же самое, а вот при концепции – как будто и иное, механическое: другой словарь, другие границы, коридоры власти, неизбежное «первое, второе, третье…».

Г. Н. Василевич, директор Пушкинского заповедника. Фото с сайта museum.ru.

Учёные, музейщики, архитекторы Москвы, Петербурга, Павловска, Пскова – члены Учёного совета Пушкинского заповедника собрались в Пушкинских Горах в научно-культурном центре для обсуждения концепции «развития  Заповедника и подготовки к 100-летию музея (2022)». Но вот на этом абзаце холодная информативность и заканчивается, потому что дальше начиналась горячая живая жизнь.

Конечно, было и «первое, второе, третье», потому что концепция представляла много больших конкретных дел – обширное строительство, расширение фондов, хлопоты о включении Пушкинского заповедника в культурное наследие ЮНЕСКО, освоение новых музейных пространств при сопротивлении неизбежной, как природное бедствие, «оптимизации».

И всё это обсуждалось, обо всём говорилось с дельными, жёсткими, точными замечаниями. Но главным, объединяющим участников совета было всё-таки не это, а разговор об общей духовной стратегии, о путях воскрешения русской культуры, о выходе из опасной для этой культуры колеи последних лет. И внешне самые общие вступительные слова концепции о «расширении присутствия пушкинского наследия в мире» и всё острее сознаваемой потребности «сохранения культуры как мощного созидательного ресурса развития творческих сил человека».

Оказалось, пришла пора, когда общие слова стали главным полем сопротивления вызовам мира. Рынок чувствует, какая духовная сила таится в «расширении пушкинского наследия в мире» и в сохранении культуры, и торопится всегда тотчас перебить человека, когда он пытается заговорить о духе, идее, традиции: «Ближе к делу! Конкретнее!» И испуганное сознание смущённо смолкает, сбивается и отступает, чтобы скоро и безнадежно утопить живее дело в «интерактивности, проектах, инвестиционных потоках и инновациях».

Музей-заповедник А.С. Пушкина «Михайловское». Усадьба Петровское. Фото с сайта museum.ru.

А тут заповедник декларирует задачи быть «смыслообразующим центром» не одного своего района, области, но и страны, потому что к этому его побуждает пушкинское имя. Вообще в выступлениях автора концепции, директора заповедника Г. Н. Василевича, доктора философии Т. М. Гудимы, академика А. Н. Кирпичникова,  профессора Петербургского университета В. М. Марковича, архитектора, лауреата Госпремии В. Е. Никитина, доктора истории В. М. Фалина, – да всех, всех участников совета, – в самом их человеческом волнении ясно слышалось, что это говорит само пушкинское сердце в каждом из нас, его тоскующая цельность в разбегающемся мире.

Я вспомнил давнюю мысль В. В. Розанова, что поживи Пушкин подольше, у нас не было бы славянофилов и западников – стыдно было бы его цельности. Но сейчас-то Александр Сергеевич, слава Богу, пожил – ему 215 лет! Нам пора бы устыдиться своей ширящейся разобщённости перед его единством – и лучше слышать созидающую силу его наследия.

И великий, любимый в России заповедник словно поворачивается новой стороной и догадывается о новых формах служения в меняющемся мире – не хранения только, но активного строительного вмешательства в социальную и духовную жизнь страны.

Музейное служение делается сродни Литургии. Как в Литургии музыка, слово, образ, соединённые верующим сердцем, становятся опытом преображения человека, – так в музее (а в Михайловском это очевиднее всего) Сороть, парк, дальние поля, усадебные дома, каждая вещь в них, и обнявшее их Слово, бережно освобождают человека из злых объятий суетного дня и возвращают ему  первоначальную природную естественность и духовную экологию, как звал её Д. С. Лихачёв, напоминая, что мы – дети природы и дети культуры, и только вместе – целое.

Музей-заповедник А.С. Пушкина «Михайловское». Мельница на озере Маленец. Фото с сайта museum.ru.

Заключительные слова концепции можно было бы счесть горькой поэзией, естественной в разговоре о литературном заповеднике, но они есть основа, фундамент, твёрдая база предстоящего делания – «цели труднодостижимы, и ничто не гарантирует абсолютного успеха, но отказ от развития означает отступление, которое возможно только в небытие. Устремление же коллектива Пушкинского Заповедника выражается коротким девизом «Жизнь!»

Что цели труднодостижимы, можно было заключить из обсуждения хотя бы одного пункта концепции о том, что заповедник предполагает диалог с покупателями окрестных крестьянских земель и торопливыми застройщиками, которые заполонили колониальной архитектурой своих коттеджей всю Россию от моря до моря, обезличив её до какого-то общего «загорода».

Музейщики всех заповедников России – Плёса, Радонежа, Бородина, Архангельского – уже настрадались в этой борьбе и готовы были усомниться, дадут ли плоды эти «акты доброй воли». Но заповедник знает, что «другого народа у него не будет», да и верит, что эти Бог весть откуда взявшиеся «новые русские» всё-таки в душе именно русские – и им, когда они чуть придут в себя от опьяняющей безнаказанности, будет не всё равно, на какой земле они живут, и они будут учиться пушкинской прививке – и учиться именно в старинном школьном понимании.

И заповедник готов выйти навстречу, чтобы вместе удерживать пушкинский пейзаж и строить новое умное пространство. Не восстанавливать, а именно строить, ибо нам уже не быть «теми» прекрасными ушедшими, а только радоваться оставленному ими слову и удерживать его. Ведь если и вернутся за Сороть «тучные стада» – они даже «лицом» будут иными, как и «вдали рассыпанные хаты». Уже, кажется, и птицы летят в небесах не «крепостнические», а будто задетые воздухом общей свободы.

Музей-заповедник А.С. Пушкина «Михайловское». Михайловский парк. Фото с сайта museum.ru.

И эти стада, птицы, «нивы полосаты», как и новые насельники, видевшие косу и плуг только в музее, тоже однажды напишут на знамени «Жизнь», потому что их научит этому их высокий «сосед» – Пушкин. А там, Бог даст, явятся на старых землях и «следы довольства и добра», а не один нынешний «невежества губительный позор».

Как хорошо, что Учёный совет испытал это общее чувство прорыва и доказал, что в опасный час общие слова перестают быть «общими». Они возвращаются сами и возвращают нас в то единство, где ни славянофила, ни западника, где «святое дружбы торжество и душ великих божество», где все большие и малые проблемы, все содружества и противостояния вовлечены в нечто упорядоченное, небесно-ясное, что обещано Богом всякому человеку при рождении.

 И это не философия, а только доверяющая миру открытая жизнь.

Псков

http://file-rf.ru/analitics/890

Культура, Новости, , , , , , Permalink

Добавить комментарий