ОТ ОТЦА — «РАЗУМНОЙ КНИГИ» К СЫНУ — «СПАСИТЕЛЮ ОТЕЧЕСТВА»

Автор — Александр Шуринов, академик ПАНИ

Формирование личности и полководческого таланта М.И.Кутузова

Вступление.

Дорогие друзья и коллеги! Говорить о Михаиле Илларионовиче Голенищеве-Кутузове и просто и сложно. Просто потому, что материалов о его жизни: полководческой, дипломатической, педагогической и иной деятельности, более чем достаточно. Трудно потому, что в последние десятилетия его имя подвергалось кощунственному надругательству. Наши псевдоисторики в угоду западным веяниям, обнаглевшей наполеономании, преследуя цель навязывания нам чуждой идеологии, стали отказывать ему в полководческом таланте, в порядочности и честности, в ведении благообразного нравственного образа жизни.

Его память стали чернить даже директора наших музеев, призванных вести патриотическую работу, воспитывать молодое поколение на примерах мужества и героизма участников Отечественной войны 1812 года.

clip_image002

Портрет М.И.Кутузова кисти В.П.Волкова

Характерно, что сегодня нашими военно-историческими музеями не отмечаются даты рождения и смерти великого русского полководца – Светлейшего князя, Главнокомандующего Русскими армиями, генерал-фельдмаршала, получившего за сражение под Смоленском дополнение к фамилии – Смоленский, а за изгнание врага из России и уничтожение его армий звания – Спаситель Отечества.

В 1991 году в издательстве «Московский рабочий» была издана 30-и тысячным тиражом небольшая книжка Вольдемара Николаевича Балязина «Михаил Кутузов», в которой автор простым языком краеведа открывает нам не «бронзового фельдмаршала», а человека «из плоти и крови. Со всеми его слабостями и заботами.

clip_image002[4]

Вольдемар Николаевич Балязин

Он прост и велик одновременно. Прост, когда его обманывают пройдохи-экономы в его имениях, когда в доме расточительно расходуются сотни тысяч рублей; велик, когда виртуозно проводит сложнейшие маневры и выигрывает труднейшие баталии …» (из аннотации к книге).

Год 1991 весьма симптоматичен для публикации такой книги: российские учёные и краеведы в этот период имеют возможности дополнительных архивных исследований, постепенно отстраняются от сугубо классового подхода к историческим событиям. Российская история ещё не становится предметом гнусных спекуляций и откровенной распродажи. Это будет позднее.

Мне довелось читать книгу Балязина несколько раз, и в последнем случае прочтения меня потянуло к комментариям и новому рассмотрению примеров из жизни великого Кутузова. Потянуло проанализировать истоки его характера, истоки гениальности, спасительного Божественного промысла в его судьбе и судьбе России.

1.Родовые традиции и семейные обстоятельства рождения

По заведённой у нас традиции многие даты рождения великих людей России известны весьма приблизительно. После долгих исследований и препирательств историки условились и утвердили дату рождения Михайло Ларионовича Голенищева-Кутузова. Это, якобы, случилось 5/16 сентября 1745 года.

Окинем педагого-исследовательским взглядом обстоятельства рождения и оценим процесс воспитания будущего полководца. Ведь всё начинается с родителей, с семьи. Как отмечал английский учёный-энциклопедист и общественный деятель Фрэнсис Бэкон: «Любовь к Родине начинается с семьи». Эта фраза родилась ещё в начале 17 века, но суть её подтверждалась и подтверждается во многих странах, включая и Россию. В нашей стране об этом говорил легендарный протопоп Благовещенского собора в Кремле Сильвестр ещё в середине 16-го века, составляя православный «Домострой». Как выстроен процесс воспитания в семье, насколько он определяется любовью матери и отца, ближайших родственников, заботой, вниманием, воспитанием сочувствия, сопереживания, сострадания и любви к предкам, настолько эффективным будет и результат.

Александр Сергеевич Пушкин написал гениальные строки, подчёркивающие общие воспитательные корни наших русских традиций и уклада жизни. Он писал в 1831 году во время карантина от холеры в Болдино:

«Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу.

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

На них основано от века

По воле Бога Самого

Самостоянье человека,

Залог величия его.

Животворящая святыня!

Земля была б без них мертва,

Без них наш тесный мир – пустыня.

Душа – алтарь без Божества! ».

Под пепелищем понимался первый, выделенный предку участок земли под строительство дома, который очищался от леса и корневищ обычным выжиганием деревьев, то есть, так называемая, усадьба, поместье, участок земли, деревня, то, что мы называем сегодня малой Родиной.

Предки Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова были из нетитулованных служилых людей. Несли службу исправно, повышались постепенно в чинах, наделялись поместьями. Поместья Голенищевых-Кутузовых располагались в Псковской губернии.

Дед Михаила — Матвей Иванович Голенищев-Кутузов — был псковским помещиком. Он женился «на девице из фамилии Бедринских…. У них было четверо сыновей – Андрей, Логин, Илларион и Иван». В одной из родословной книг упоминается сын Михаил. У них же, якобы, был ещё один сын – Василий.

clip_image002[6]

Герб рода Голенищевых-Кутузовых

В мою задачу не входит поиск генеалогической истины или уточнение родственных связей, представленных Балязиным, но представляется важным показать многочисленность этих родственных связей, способность родственников помочь друг другу в сложную минуту жизни, поддержать на тернистом пути к Господу.

2.Разведывательная служба отца. Истоки становления характера.

Отец Михаила — Ларион (точнее: Илларион) Матвеевич родился около 1718 года (опять нет точной даты!). В 15 лет, а точнее, 8 октября 1733 года поступил в Инженерную школу, которую основал ещё Пётр I в 1712 году. После окончания Инженерной школы в 1738 году, он, проявив хорошие способности к рисованию и черчению, был направлен на службу по производству топографической и картографической съёмки в окрестностях Петербурга, поскольку они интенсивно застраивались и укреплялись. Заметим, что это было в период царствования государыни Анны Иоанновны (1730-1740).

Илларион Матвеевич Кутузов прослужил не менее тридцати лет в инженерных войсках. Обладал большими способностями и постоянно совершенствовал свои знания. За ум и способности его несколько позже в период службы сенатором в Москве называли «разумною книгою».

Ещё при правлении императрицы Елизаветы Петровны (1741-1762) он составил проект проведения Екатерининского канала для предотвращения гибельных последствий от разливов реки Невы. Проект этот был приведен в исполнение при Императрице Екатерине Великой (1762-1796), причем Кутузову была пожалована золотая табакерка, осыпанная бриллиантами. Но он был лично известен Императрице Екатерине II гораздо раньше: уже в начале её царствования. 3 февраля 1765 года он получил от государыни орден Св. Анны 1-й степени. Затем участвовал в русско-турецкой войне 1768—1774 годов, под начальством графа Петра Александровича Румянцева, но всегда считался «весьма сведущим, не только в военных делах, но и в гражданских».

3. Участие отца в разведывательных экспедициях и семья.

Ещё в 1742 году, после восхождения на российский престол дочери Петра I Елизаветы Петровны с помощью гвардии Преображенского полка, Ларион был «назначен в ранге подпоручика адъютантом к генерал-аншефу барону Иоганне-Людвиге Люберасу», бывшему президенту Берг-коллегии, а в это время командиру крепости Кронштадт и начальнику тамошнего гарнизона.

Ларион Матвеевич прослужил под началом Любераса 11 лет. И эти годы были для него весьма благотворными. Следуя за Люберасом, приходилось много путешествовать и работать: вычерчивать секретные карты и планы крепостей своих потенциальных противников. Необходимо было изучать языки, многое познавать и даже участвовать в дипломатических переговорах, в частности, со Швецией. По итогам переговоров на конгрессе в Або (Турку — Швеция) и подписания трактата в 1743 году, упрочившего положение России на северо-западных границах, Люберас был награждён императрицей Елизаветой Петровной орденом Святого Владимира (степень ордена в источнике не приведена). Переговоры были сложными и, очевидно, согласовывались с Императрицей. При награждении адъютант также был отмечен — Ларион Матвеевич получил «Большую серебряную медаль». Это была его первая награда.

Большие поездки перемежались заездами домой на Псковщину в Опочецкий уезд (сёла Матюшино, Ступино и др.). Лариону Матвеевичу было уже 25 лет, и он принял решение жениться. Женой его стала Анна Илларионовна Беклешова, уроженка тех же мест. Это предположение краеведа Вольдемара Николаевича Балязина. Но есть и другие предположения. Не будем на них останавливаться сегодня. (Бартенев: «Новые архивные данные, собранные Людмилой Николаевной Макеенко, старшим научным сотрудником псковского Историко-художественного музея говорят о том, что женой Иллариона Матвеевича была Анна Илларионовна Бедринская, 1728 года рождения, дочь псковского, опочецкого и гдовского помещика, отставного капитана Нарвского гарнизонного полка»).

«Дворяне рода Беклешовых проживали в Псковской губернии издавна, — пишет историк и краевед Балязин. И замечает, что «земли Голенищевых-Кутузовых и Беклешовых были в трёх уездах – Островском, Холмском и Торопецком. И они, как водится, были и соседями и часто родственниками».

clip_image002[8]

Неизвестная дама в белом. Предположительно Анна Илларионовна Голенищева-Кутузова

От этого брака у Голенищевых-Кутузовых было четверо детей, среди них и будущий граф и Светлейший князь, Спаситель Отечества Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов.

Старшей дочерью в семье была Анна Илларионовна, двойная тезка своей матери, тоже Анна Илларионовна. Она вышла замуж за Ушакова и имела детей.

Брат Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова – Семён в Русско-турецкой войне получил ранение. Вероятно, это ранение и привело, впоследствии, к расстройству ума. С 1793 года он находился под опекой. Жил Семен Илларионович в селе Федоровском Великолукского уезда. Он скончался в 1834 году и был похоронен на кладбище Преображенской церкви погоста Влиц (Локня). Ныне от памятника, установленного на его могиле, остался один постамент, на котором высечено: «Семен Илларионович Голенищев-Кутузов, родной брат Светлейшего князя Смоленского», — пишет Балязин.

Младшая сестра фельдмаршала, Дарья Илларионовна, родилась в 1751 году. Замуж не вышла, и всю свою жизнь прожила на Псковщине. Михаил Илларионович впоследствии выхлопотал для Дарьи пожизненную пенсию в 2000 рублей ежегодно. Дарья Илларионовна была человеком глубоко верующим и вносила немалые деньги на церковные нужды. Имя ее, прежде всего, связано с деревней Матюшкино, где она жила долгое время и на свои средства выстроила церковь. На ее же деньги был устроен иконостас в этой церкви и закуплена вся церковная утварь». Известно, как пишет Балязин, что Дарья Илларионовна была крестной матерью сына своего племянника Иллариона Ушакова — Петра. «…Точная дата смерти Дарьи неизвестна, но после 1823 года ее имя в документах не встречается. Можно предположить, что она была похоронена в селе Матюшкино, в котором прожила большую часть своей жизни».

Как произошло знакомство будущих молодожёнов — родителей М.И. Кутузова, какова их романтическая история мы не ведаем. Сегодня можно только фантазировать о том, как проходила свадьба молодых, сколько было родственников и других гостей. Естественно, после свадьбы Ларион Матвеевич перевёз жену в Петербург, по месту своей постоянной службы.

Однако молодому мужу не пришлось долго быть в отпуску.

4.Секретная служба и поездки отца в Швецию

Обстоятельства службы Лариона Матвеевича требовали нахождения его как специалиста в постоянных поездках за границу. В начале 1744 года Люберас (и, соответственно Ларион Матвеевич с ним) по распоряжению императрицы Елизаветы Петровны был отправлен в Стокгольм в качестве российского министра-резидента при шведском королевском дворе, то есть, говоря современным языком, отправлен чрезвычайным и полномочным послом.

Миссия, как принято всегда у посольских служб, наделялась и секретными разведывательными функциями.

В этих обстоятельствах роль Лариона Матвеевича повышалась. Интересен маршрут поездки в Стокгольм, предпринятый российским посольством.

Вот как пишет об их поездке в Стокгольм В.Н. Балязин: «Новоявленный посол и его адъютант отправились в Стокгольм не на корабле (с него ничего не увидишь, выделено автором – А.Ш.), а кружным сухим путём через Кенигсберг, Берлин, Гамбург и Копенгаген. Путешествие заняло по времени чуть ли не год, а за это время Ларион Матвеевич многое узнал и повидал». Хочется добавить, что и нарисовал, и начертил многое из увиденных крепостей и укреплений.

И далее: «В Стокгольме Люберас и Голенищев-Кутузов пробыли около полутора лет (очевидно, пришлось организовывать разведку, многое зарисовывать и фиксировать – А.Ш) и в середине 1746 года возвратились в Россию, приступив к своим прежним делам – строительству канала Петра Великого и усовершенствованию Кронштадта». То есть, применить разведывательные данные и опыт к своей крепости на морском входе в гавань своей столицы.

Автор отмечает, что «во время своего пребывания в Стокгольме Ларион Матвеевич получил письмо, в коем его жена Анна Илларионовна Голенищева-Кутузова сообщала, что у неё родился сын, которого назвали Михаилом».

Конечно, это весьма важное свидетельство даты рождения нашего героя. Действительно, если они с Люберас выехали в Стокгольм в январе 1744 года, то датой его рождения могла быть любая до октября 1744 года. Но не позже, поскольку далее в течение чуть ли ни двух с половиной лет Ларион Матвеевич не встречался со своей молодой супругой. Таким образом, если говорить о дате рождения Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова, то следовало бы её перенести на год назад – сентябрь 1744 года.

Однако, есть и иные предположения.

Первое из них. Из-за определённых разведывательных целей экспедиции Лариону Матвеевичу, очевидно, поручались тайные командировки в Петербург с передачей собранных сведений. Возможны и самостоятельные поездки под чужим именем. Таким образом, супруги могли встречаться, но афишировать свои встречи и фиксировать их официально было нельзя. Поэтому, возможно, мы и не можем найти документов о точной дате рождения их первенца Михаила.

Балязин отмечает: «Возвратившись домой, в Петербург, Ларион Матвеевич встречен был ликующими домочадцами и впервые увидел и взял на руки своего первенца – Мишеньку». Мишеньке, судя по всему, было уже около двух лет.

Что касается места рождения «Михайло Ларионыча», то тут могли быть родные места Псковщины! Заметим, отца торжественно встречали жена и все домочадцы в 1746 году в Петербурге. Здесь, правда, есть одна неточность. Дело в том, что сам Балязин указывает на день рождения дочери Анны – 20 августа 1746 года. Следовательно, Ларион Матвеевич фактически вернулся домой (или был в очередном отъезде из посольства в Петербург!) не далее, чем в декабре 1745 года. Такие элементарные факты необходимо принимать во внимание.

Кроме того, следует иметь в виду, что традиционно будущие роженицы отправлялись для родов в родовую усадьбу, на свежий воздух, под опеку заботливых и предупредительных родственников. Очевидно, сестра Анна, брат Семён и сестра Дарья родились на Псковщине, крещены, скорее всего, в родовом храме, но зарегистрированы могли быть и в Петербурге. Заметим, при последующих в 1751 году родах на Псковщине мать Анна Илларионовна (и возможно следующий ребёнок) умерли и все дети остались сиротами. Есть предположение, что последним и всё-таки выжившим ребёнком была Дарья. «Илларион Матвеевич был в ту пору на службе в отдалённых сторонах государства», — пишет Балязин. То есть, он был в очередной разведывательной поездке! Однако родственники помогли с похоронами умершей матери и заботой поддержали детей. «Тело умершей Анны Илларионовны отвезли в село Ступино Торопецкого уезда и погребли в церкви Христова Воскресения Теребенского прихода, которую успел выстроить к тому времени Ларион Матвеевич. Сам он будет упокоен там же почти сорок лет спустя»,- пишет Балязин.

Здесь нужно заметить, что Голенищевы-Кутузовы: и отец Ларион и сын Михаил никогда не порывали связей со своими родными местами.

В периоды отпусков и особенно отставок, которые неоднократно случались в их судьбах, они проживали и налаживали сельскую жизнь и крестьянскую работу в своих деревнях и сёлах, вели усадебное хозяйство. Научный сотрудник Псковского государственного объединённого историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Л.Н. Кипунова писала В.Н. Балязину на его запрос: «Представители рода Голенищевых-Кутузовых на протяжении нескольких поколений проживали в Псковской губернии. Отец знаменитого полководца Ларион Матвеевич Голенищев-Кутузов, имея земли в Опочецком уезде (в том числе Матюшино, Ступино), в 1777 году был избран предводителем дворянства Псковского наместничества. Сам Михайла Ларионович, будучи в чине подполковника, занесён также в списки псковского дворянства…. ».

Хотя точная дата смерти матери Михаила неизвестна (стыдно даже говорить об этом!), но можно предполагать, что Михаилу было в тот печальный момент около 6 лет. Это очень существенно, поскольку, как известно, основное формирование ребёнок получает от матери в начальный период жизни.

Сегодня доказано, что формирование психики ребёнка, духовно-образного мышления, интеллекта и творческого потенциала происходит в дородовой (с момента зачатия) и послеродовой периоды. Так что в этом смысле, Мише повезло. Он воспитывался в этот важнейший период здоровой матерью, бабушкой и доброжелательными родственниками. Следует учитывать и то, что он был первенцем, а, значит, принял всю материнскую горячность первой родительской любви и заботы. Его сёстрам и брату повезло меньше: ранняя смерть матери прервала естественный процесс их гармоничного воспитания и развития.

Роль бабушки в воспитании Михаила Кутузова

Все заботы о детях после смерти матери приняла на себя бабушка Михаила – мать Лариона Матвеевича – Бедринская. К сожалению, сегодня известно только её отчество — Семёновна. Принято было тогда называть уважаемых родительниц только по отчеству. Это и запомнилось! Напомню читателю, что Семёновна была матерью упомянутых в родословной книге: Андрея, Логина, Иллариона, Ивана, Михаила, а, возможно, и Василия. Девицы в родословные книги не вписывались, но, надо полагать, их было числом не менее. Так что опыта выхаживания младенцев, воспитания и образования детей ей было не занимать. Несмотря на наши малые знания об этой замечательной особе, ей следует отдать должное. Она развила тот задел, который сформировала мать, и воспитала гениального внука: духовно богатого и нравственно чистого, честного, высоко интеллектуально и духовно развитого, будущего Спасителя России и всей Европы.

3. Университеты будущего героя

Итак. Из интернета: «Одаренный крепким сложением, Кутузов начал ходить и говорить ещё на первом году своего возраста.….Получил первоначальное образование под надзором прародительницы …., женщины, состарившейся в добродетели, благочестивой. В свободное от службы время Илларион Матвеевич также неусыпно занимался воспитанием сына: сам обучал его. С наружной красотой юноша соединял отважность, смелость, предприимчивость; имел нрав веселый, пылкий, необыкновенное любопытство обогащать ум свой разными полезными сведениями и часто вопросами затруднял тех, к кому обращался;… Нередко впадал в задумчивость: черта доброго, чувствительного сердца. Любимым также занятием его, особливо, когда не имел он случая разговаривать, был сон. Странное смешение огненного чувства с беззаботной негою!». Автор не приводит ссылок или доказательств, но … интернет всё терпит!

Способности Михаила стали активно проявляться рано. Пишут, что с 6 лет, но, на наш взгляд, гораздо раньше. Отец их заметил и достаточно рано стал способствовать развитию способностей сына. Для этого удачно сложились и служебные обстоятельства. В 1752 году Ларион Матвеевич получил чин инженер-капитана и был направлен на работу начальником конторы кронштадтских строений. Следует отметить, что это время было активной работы всего общества под руководством государыни императрицы Елизаветы Петровны, которая не только открывала университеты и академии, проводила фестивали и маскарады, но и воздействовала на прусского короля Фридриха II, умеряя его захватнические аппетиты. Свободного времени у Лариона Матвеевича в это время, очевидно, стало больше, и он посвящал его сыну. Нанимал, очевидно, и учителей. Михаил освоил российскую грамматику, начал изучение немецкого и французского языков, в чём сильно преуспел. Отец настраивал сына к поступлению в Инженерную школу, в которой когда-то учился сам. При поступлении туда нужно было сдавать экзамены, и Михаил готовился к ним. Но подготовка к математике, фортификации и началах инженерного дела была довольно основательной и превышала программу. Что касается языков, то успехи в них были весьма впечатляющие. Немецкий и французский языки Михаил знал в совершенстве. Впоследствии он освоил и знал итальянский, латынь, польский, турецкий и татарский языки. Французский он знал настолько хорошо, что это отмечала сама знаменитая французская писательница Жермена де Сталь, которая иронично замечала, что он говорит по-французски лучше императора Франции – Наполеона, который, как все знают, был выходцем с острова Корсика.

Большим подспорьем в учёбе и общем развитии были поездки с отцом по местам его службы. В 1758 году Ларион Матвеевич станет инженер-майором, а в 1759 – инженер-подполковником. Тогда же он будет направлен Ригу и прослужит там до апреля 1759 года. С ним в поездке будет его сын Михаил.

Разведывательная поездка отца с сыном в Ригу.

В это время Россия вела, так называемую, Семилетнюю войну с Пруссией, и Ларион Матвеевич, очевидно, был направлен в Ригу с целью изучения её крепостей и их оценки. «Остзейские крепости пишет Балязин – находились в непосредственной близости от театра военных действий…, и Миша Кутузов впервые почувствовал запах войны. В Риге ему довелось значительно продвинутся в части математики и немецкого языка, но главным было знание и ощущение реально происходивших военных действий».

clip_image002[10]

Отец и сын. Тренировка внимательности.

Для 13-летнего молодого человека это было чрезвычайно важно и полезно. Безусловно, под влиянием отца в нём формировались разведывательные качества: внимательность, скрытность, осторожность, полнота охвата созерцаемого, определённая театральность и пр. и пр..

По результатам командировки в Ригу в апреле 1759 года Ларион Матвеевич получил чин инженер-полковника (значит разведывательная акция с сыном в Риге была успешной и себя оправдала!) и был направлен в Петербург «для прохождения дальнейшей службы в Главную канцелярию артиллерии и фортификации». Перед отъездом из Риги отец организовал сыну строгий официальный экзамен, оформленный должным образом. Такое впечатление, что это было сделано для тренировки Михаила и выработки в нём необходимых волевых качеств. Комиссия под председательством инженер-капитана Шалыгина проверила знания Михайлы Ларионыча и выдала документ, в котором было отмечено: «в арифметике и геометрии довольное знание имеет, в фортификации же — названия главнейших углов, линий и строений изрядно знает».

О традициях чести при содействии карьерного роста в семье

По прибытии в Петербург Ларион Матвеевич подаёт на имя командующего артиллерией русской армии (генерал-фельдцейхмейстера) графа Петра Ивановича Шувалова рапорт с просьбой о принятии сына Михайлы в Артиллерийский корпус, шефом которого он был. Вот он трудами В.Н. Балязина: «От 17 апреля 1759 года …..Имею я сына Михаила …, а как оный сын мой ревностное желание и охоту имеет служить в Артиллерийском корпусе, того ради Ваше высокографское сиятельство всепокорнейше прошу, дабы повелено было означенного сына моего по желанию определить в Артиллерийский корпус… А сверх грамоты обучился сын мой немецкого языка с основанием, по французски, хотя несовершенно, говорит и переводит и в латинском грамматику оканчивает и переводить зачал, тако ж арифметике, и геометрии, и фортефикации один манер прочертил, несколько рисовать, тако же истории, географии ….». Вскоре последовал приказ о зачислении. Такое последовательное протежирование отца своему сыну не было тогда чем-то исключительным или неприличным. Оно было весьма показательным и характерным для того времени. Тогда, отправляя сына в дальнюю дорогу учиться или служить, отец и мать, как правило, напутствовали: «Не урони чести рода, чести семьи!». Бестолковых и неспособных к учёбе из поместья не выпускали – берегли имя и честь фамилии. Что касается талантливых и способных ребятишек, то их норовили показать «сильным» того мира, начальникам, руководителям ведомств, а то и царственным особам.

Так произошло, например, с Дмитрием Сергеевичем Дохтуровым, которого привёл отец – офицер элитного лейб-гвардии Преображенского полка — на встречу с императрицей Екатериной II. Он представил 8-летнего мальчика, и государыня была удивлена его способностям. В результате, отрок Дмитрий стал первым в созданном затем ею Пажеском корпусе. О роли и значении подвигов Дмитрия Сергеевича Дохтурова в ходе Отечественной войны 1812 года мы расскажем в другом месте, но подчеркнуть значение родителей и интерес государства в продвижении талантливых молодых людей имеет смысл в рассказе о Михаиле Илларионовиче Голенищеве-Кутузове. Тут же укажем, что генерал от инфантерии Дмитрий Сергеевич был одним из сподвижников М.И. Голенищева-Кутузова и оказал значительное влияние на исход многих сражений и общей победы в Отечественной войне 1812 года и в Европейской войне 1813-1815 годов.

Следует сказать, что в 1758-1759 годы Инженерная школа в Санкт-Петербурге претерпевала значительные изменения. С 1758 по 1762 год она называлась Артиллерийской и Инженерной дворянской школой. Её командиром, а затем и директором, был капитан Михаил Иванович Мордвинов.

clip_image002[12]

Портрет Михаила Ивановича Мордвинова (1730-1782)

Он руководил школой 25 лет до 1782 года с перерывом в 7 лет. Позднее она превратилось в Артиллерийский и инженерный шляхетный кадетский корпус. Номинальным главой и шефом Артиллерийской и Инженерной школы был вышеупомянутый Пётр Иванович Шувалов, который проводил многие проекты преобразований в этой сфере через руки и экспертную оценку великого русского учёного Михаила Васильевича Ломоносова.

Михаил Илларионович проучился в этой школе с 1759 по 1762 год, то есть, три года. Как пишет Балязин: «Он усовершенствовался во всех науках, азы которых познал в доме своего отца. К ним добавились — фортификация, история военного искусства, инженерное дело, право, философия и история гражданская, алгебра и механика, архитектура, гидравлика, «география математическая», то есть топография, геодезия и картография в комплексе, «натуральная история», включающая минералогию, ботанику и зоологию, химия, физика, грамматика российская и «политесные дворянские художества», сиречь танцы и галантное обращение….». Следует сказать несколько добрых слов о традициях воспитания и образования внутри дворянской семьи до 8-9-12 лет! Характерно, например, воспитание в семье Суворова или Столыпина (до 12 лет!), которое дало весьма показательные результаты, известные всему цивилизованному сообществу.

Когда Инженерная школа была объединена с Артиллерийской и стала именоваться Артиллерийской и Инженерной школой, соответственно изменилась и учебная программа школы – кадеты стали изучать курс артиллерии и тактики.

«Немалое место занимала и строевая подготовка – «экзерциция», и учебные стрельбы, и тактические учения, проводимые в летних лагерях».

Надо сказать, что в Школу принимались и талантливые ребята из других сословий. Их учёба оплачивалась из государственной казны. Таких, на казённом коште, было более трети из общего числа в 425 человек. Это общение с представителями других сословий тоже развивало.

Михаил был «своекоштным» кадетом, жил в доме отца неподалёку от школы, на 3-й Артиллерийской линии Московской стороны.

Заместитель Петра Ивановича Шувалова по делам школы и её директор капитан Михаил Иванович Мордвинов оказал особое влияние на Михаила. Как отмечает Балязин: «Мордвинов оставил сильный след в душе Миши Кутузова, который впоследствии кое-что заимствовал в манере поведения своего командира».

Мордвинову было 1759 году только 29 лет и он был весьма талантлив. Стоит отметить, что он был ровестником великого русского полководца А.В.Суворова. Его, как отмечает Балязин, следует отнести к редкому числу высокоодарённых граждан, послуживших России на своём месте и своём поприще. Он обучался в той же Инженерной школе с 12 лет (т.е., с 1742 года) и, окончив её в 1747 году, был оставлен в школе прапорщиком для службы и преподавания. Встретиться с таким человеком в момент становления Михаилу Кутузову было большим подарком. Мордвинов сразу разглядел в пареньке большие способности и старался помочь развить и проявить их.

М.И. Мордвинов многие годы являлся бессменным командиром школы. В 1774 году он был произведён в генерал-поручики и назначен генерал-инженер-начальником всей инженерной части и всех путей сообщения России, но и тогда он не снимал с себя обязанностей директора школы, руководя ею до последних дней своей жизни.

Известны и другие замечательные преподаватели корпуса.

Сегодня можно выделить, например, таких, как:

Яков Павлович Козельский – автор учебников арифметики и механики, перевёл учебник по фортификации барона Вольфа «Начальные основания фортификации». Написал книгу: «Философические предложения». Последователь Руссо, Монтескье и Гельвеция. Был одним из наиболее просвещенных и передовых преподавателей корпуса;

Абрам Петрович Ганнибал – генерал-майор, инспектор школы от Главной канцелярии артиллерии и фортификации. Ещё в юности Пётр I разглядел его способности и отправил на учёбу в Париж. Он писал книги по фортификации и придерживался принципа фортификатора Вобана: «Больше пота – меньше крови».

Скорее всего, благодаря М.И. Мордвинову в Инженерной школе Михаил Кутузов быстро прошёл ряд нижних ступеней своего служебного роста:

капрал артиллерии – 10 октября 1759 года;

каптенармус – 20 октября 1759 года «за прилежность к наукам»;

кондуктор 1-го класса – 1 января 1760 года «за особую прилежность и в языках и в математике знание, а паче, что принадлежит для инженера имеет склонность, в поощрение прочим» (стилистика источника).

Звание «кондуктор» в инженерных войсках присваивалось после сдачи экзаменов на чертёжника и художника. Вспомним, что этот путь проходил отец Михаила – Ларион Матвеевич. Обычно после экзамена бывшие кадеты выпускались кондукторами в войска, но Михаила Кутузова оставили в школе «к вспоможению офицерам для обучения прочих». Конечно, этому посодействовал Михаил Иванович Мордвинов. Наблюдая безусловные таланты Михаила, он находил возможности их развить и укрепить.

Итак. За исключительные способности после сдачи выпускных экзаменов Кутузова оставили в школе «к вспоможению офицерам для обучения прочих». Так 14-летний юноша стал преподавать кадетам арифметику и геометрию.

Балязин отмечает способности ряда уникальных талантливых молодых людей в истории отчества и выделяет А.С. Грибоедова, который в 15 лет закончил два факультета Московского Университета. Феномен Кутузова он также считает показательным для русской системы воспитания.

Прослужив ещё год, 1 января 1761 года Михаил получил первый офицерский чин (был произведён в прапорщики).

А через два месяца был отчислен в войска.

Высокопоставленный опекун и родственник

Заканчивая повествование о становлении характера Михаила нельзя не сказать о его редком родственнике – Иване Логгиновиче Голенищеве-Кутузове. Последний приходился Михаилу двоюродным дядей. Он был на 16 лет старше Михаила и в бытность того кадетом был уже капитан-лейтенантом и служил адъютантом командующего Балтийским флотом адмирала Мишукова. Вскоре его перевели преподавателем Морского кадетского корпуса, где он и прослужил до конца своей жизни. Михаил часто бывал у него дома. В Иване Логиновиче его привлекали многие высокие достоинства, из которых сегодня можно выделить прекрасное образование, тонкий вкус, редкие душевные качества (В.Н. Балязин).

На родовом небосводе Голенищевых-Кутузовых, где талантов было предостаточно, Иван Логгинович всё же сверкал звездой первой величины. Достаточно сказать, что с 19 июня 1762 года по 21 августа 1802 года (дня своей смерти!) на протяжении 40 лет он был бессменным директором единственного в России Морского кадетского корпуса. С годами Иван Логгинович будет получать всё новые чины и звания, а 31 октября 1798 года станет президентом Адмиралтейств-коллегии, однако всегда будет оставаться на своей бессменной и ответственной вахте – директора Морского кадетского корпуса.

clip_image002[14]

Иван Логгинович Голенищев-Кутузов (1729-1802)

Прекрасно оценивая его педагогические способности, Екатерина II поручит ему преподавание морского дела своему сыну — Павлу Петровичу, который будет ему всегда признателен и во время короткого царствования не только назначит его президентом Адмиралтейств-коллегии и наградит высшим российским орденом – орденом Андрея Первозванного, но, кроме того, повелит «состоять в первом классе на всех правах и преимуществах генерал-фельдмаршала».

Вместе с исключительными талантами администратора и педагога Иван Логгинович обладал прекрасным писательским талантом, был переводчиком Вольтера и книг по флотскому искусству, был признанным общественным деятелем той эпохи. Несмотря на общественную занятость и необходимость уделять внимание собственным двум сыновьям – Логгину и Павлу, он находит возможным уделять время и внимание Михаилу Кутузову, печётся о раскрытии его безусловных талантов.

Михаил Илларионович всю жизнь почитал моряка вторым отцом и беспрекословно признавал его авторитет.

Другим важнейшим обстоятельством, сближающим их, была женитьба на сёстрах Бибиковых: Евдокии Ильиничны, ставшей женой Ивана Логгиновича, и её младшей на 11 лет сестры Екатерины Ильиничны, которая вышла замуж за Михаила Илларионовича. Но это будет только через 15 лет после окончания учёбы в корпусе — в далёком 1776 году. Этот семейный союз стал примером взаимной любви, прочности и ответственности. Однако об этом и других событиях далее.

В заключение следует отметить замечательные отношения родственников в роду Голенищевых-Кутузовых, где царили приоритеты развития и преумножения талантов, уважение друг к другу и взаимная поддержка.

Как сегодня нам не хватает таких светлых чистых и бескорыстных отношений среди родственников, стремящихся поделиться знаниями и умениями с племянниками и племянницами. Многому нам нужно учиться у наших героических и великодушных предков.

4. Начало службы в армии

1 марта 1762 года Кутузов был назначен флигель-адьютантом Ревельского военного губернатора и выехал в Эстляндию. Военным губернатором был принц Пётр-Август Гольштейн-Бекский – родственник Петра III. Михаил управлял канцелярией и выполнял отдельные поручения – ему было только 17 лет!

После Екатерининского переворота, который произошёл в начале июля 1762 года, уже 21 августа ему был дан приказ направиться в распоряжение другого генерал-фельдмаршала – Кирилла Григорьевича Разумовского. Но затем он был оставлен в Ревеле, после чего был направлен в Санкт-Петербугскую дивизию, стоявшую в Петербурге. По прибытии был определён в Астраханский пехотный полк, командиром которого только что стал 32-летний полковник А.В.Суворов. При расформировании штаба в Ревеле Кутузов был произведён в капитаны, и в Астраханском полку получил под свою команду роту – ему 17 лет.

Сохранилось служебное представление, составленное на Кутузова в феврале 1763 года, когда полком командовал А.В.Суворов: «В должности звания своего прилежен и от службы не отбывает, подкомандных своих содержит, воинской екзерцицы обучает порядочно и к сему тщание имеет, лености ради больным не репортовался и во всём себя ведёт так, как честному обер-офицеру подлежит, и как по чину своему опрятен, так и никаких от него непорядков не происходит … чего ради по усердной его службе к повышению чина быть достоин». Представление готовилось, но осталось никем не подписанным. Суворов в начале 1763 года был переведён из Астраханского в Суздальский полк.

Знакомство с Императрицей

К этому времени относиться первая встреча и знакомство Михаила Кутузова с императрицей Екатериной II. Она увидела способности молодого человека и его желание служить отечеству. На её вопрос: «Желаете ли вы отличиться на поле чести?», Кутузов ответил: — «С большим удовольствием, всемилостивейшая государыня». И скоро Кутузов был отправлен в действующую армию. В 1764 – 1765 годы проходили военные действия в восставшей Польше, в которых Кутузов участвовал. После этих событий Михаил уходит в так называемый Домовой отпуск, который длится 8 месяцев. Сегодня причины этого отпуска ещё не раскрыты исследователями, хотя есть предположение, что это обусловлено ранением или болезнью, полученными на службе. Характерно, что после отпуска Кутузов направляется государыней на статскую службу.

5. Статская служба

С июня 1767 года по апрель 1769 года Михаил Кутузов был привлечён к статской службе. Увидев его большие способности, в том числе, к языкам, Государыня направляет его на работу в «Комиссию по составлению нового Уложения», судя по всему, в качестве секретаря-переводчика. Кутузов к этому моменту уже владел 4-мя языками. Итоговый документ (практически – новая конституция России) должен был содержать основы «просвещённого абсолютизма», образа правления, который Екатерина II считала лучшим из возможных в то время в Европе и пригодным для России.

Комиссия была собрана из выбранных депутатов, направленных со всех территорий и земель России. Многочисленное крепостное крестьянское население представляли их помещики, среди которых были как сторонники отмены крепостного права, так и его рьяные защитники. Комиссия заседала в Москве на постоянной основе. В этой связи, кстати, удивляют вымыслы современных фальсификаторов и спекулянтов, что Кутузов никогда не был в Москве и она, мол, потому не была ему дорога. Они, просто, скрывают реальные исторические факты из его биографии. Руководил работой Комиссии Генерал-прокурор Александр Алексеевич Вяземский. Работали в ней замечательные люди, патриоты отечества, знакомство с которыми было весьма благотворно для Михаила Кутузова.

Служа в Комиссии Уложения секретарём отдельной «Юстицкой комиссии» Михаил получил замечательный правовой опыт, приобрёл опыт работы с документами высокого уровня и значения. Ему довелось встретиться с различными точками зрения на узловые правовые проблемы того времени и видеть их столкновение, взаимное неприятие. Он воочию увидел правоту и мудрость высказывания Великого Петра: «Россия – это не страна. Это – часть света».

Характерно, что, работая в Комиссии, состоялась первая встреча и знакомство Михаила Кутузова с Григорием Александровичем Потёмкиным, тоже талантливейшим человеком своего времени. В дальнейшем он себя проявит и как большой военачальник и как политик.

Важно заметить, что в Комиссии вели работу уже упомянутый Иван Логгинович Голенищев-Кутузов и два брата его жены Евдокии Ильиничны Бибиковой: Александр и Василий. 38-летний Александр был уже генералом, как пишет Балязин, «отличившимся в минувшей Семилетней войне. Кроме того, прославился он в беспощадном подавлении «бунтов и инородцев» на Урале. В Комиссии Александр Бибиков был избран «маршалом» и в отсутствии императрицы вёл её заседания».

27-летний Василий Бибиков был депутатом от елецкого дворянства. «Его отличала страстная любовь к театру, и этим он не мог не импонировать столь же ревностному поклоннику Мельпомены Кутузову», — пишет Балязин. Заметим, что Михаилу Кутузову было всего 20 лет. Он отличался весёлым и общительным характером, любил шутку, рисовал дружеские шаржи, подражал голосам друзей.

Через полтора года из-за неприемлемости различных точек зрения и неразрешимости ключевых вопросов, работа Комиссии Уложения была прекращена самой же Императрицей.

6. Вновь военная служба

С апреля 1769 года Кутузов вновь находится на военной службе: в Смоленском полку, который входил в бригаду А.В. Суворова. Он вновь участвует в войне в Польше. Уже с барскими конфедератами. Однако, в конце 1769 года по личной просьбе был переведён в армию Петра Александровича Румянцева. Очевидно, тут сказались советы отца, который в это время нёс службу в армии Румянцева.

Службу Кутузов продолжил на должности обер-квартирмейстера авангарда армии. Его начальником был генерал-квартирмейстер Фридрих Вильгельм (Фёдор Васильевич) Бауэр. Здесь Кутузов получил незаменимую практику штабной работы, которую удавалось периодически совмещать с боевым опытом. Во всех сражениях и действиях он отличался крайней смелостью и мужеством.

Характерно, что именно за успехи в боевых действиях его определяют на должность обер-квартирмейстера премьер-майорского ранга.

Служба совместно с отцом была, пожалуй, самым благодатным периодом в карьере Михаила Кутузова. Как известно, 26 июля 1770 года под руководством командующего дивизией князя Николая Васильевича Репнина был взят форпост турок — Измаил. Вот как это произошло. «23 июля весь авангард Репнина, усиленный войсками Г. А. Потемкина, был отправлен для преследования противника, отступавшего к крепости Измаил. Переправив­шись через Ялпух, отряд Николая Васильевича, построен­ный четырьмя каре, 26 июля подошел к Измаилу. При его приближении турки ушли из крепости. Противник отступал так быстро, что догнать его русской пехоте не представля­лось возможным. Лишь конница продолжала преследова­ние, захватив около 1000 пленных и уничтожив приблизи­тельно столько же. Таким образом, в 1770 г. Измаил был занят без боя. В крепости было взято 37 пушек, 6 знамен», — свидетельствуют исторические источники.

clip_image002[16]

Николай Васильевич Репнин (1734 – 1801)

После взятия крепости было принято решение её отремонтировать и укрепить. Для этого в Измаил были направлены отец и сын Голенищевы-Кутузовы. Работы были определены и завершены вовремя. Никто не мог предполагать, что в очередном взятии Измаила придётся участвовать Михаилу Кутузову 20 лет спустя, — пишет Балязин. В то же время боевые действия шли полным ходом: Кутузовым была проведена работа по подкопу под крепость Бендеры, что позволило её взять с меньшими потерями. Он сам участвовал в её штурме.

В последующем отцу и сыну пришлось расстаться. Ларион Матвеевич 4 ноября 1770 года «за старостью лет и болезнями» вышел в отставку. Ему был дан следующий чин — инженер-генерал-поручика и почётная должность сенатора в Москве. Именно в Москве за обширные знания он получил от своих коллег по работе в Сенате прозвище «Разумная книга».

По болезни Илларион Матвеевич часто пропускал заседания и проводил время в своих псковских имениях. Летом 1784 года он ушёл из жизни в возрасте около 65-67 лет. Узнав о смерти отца, Михаил Илларионович добился короткого отпуска у фельдмаршала Потёмкина и навестил могилу почившего родителя, несмотря на расстояние в 1500 вёрст….. Но это будет позже.

В 1771 году Михаил Кутузов был направлен в Старооскольский полк, в котором за отличие в сражении при Попештах был представлен к новому званию подполковника.

А в 1772 году с Михаилом Илларионовичем произошел случай, который доказывает справедливость известной сентенции: важно не только обладать остроумием, но и уметь избегать его последствий. Михаил Кутузов обладал живым характером, любил рассказывать анекдоты и забавные случаи, как завзятый театрал и любитель искусства обладал артистическими талантами и любил подражать голосам и манерам известных командиров и политиков того времени, рисовал шаржи. Эти таланты и желание самовыражения его и подвели!

Существовало предположение, что он был переведён во 2-ю Крымскую армию за то, что передразнил голос командующего фельдмаршала Петра Александровича Румянцева, что признавалось наиболее вероятным. Однако, были мнения, что он с ненадлежащей интонацией и почтением, якобы, повторил характеристику князю Григорию Александровичу Потемкину, которую дала сама императрица: «Князь храбр не умом, а сердцем». Во всех этих мнениях и предположениях много политики, но главное подтверждается – Кутузов много шутил, не сообразуясь с обстоятельствами и слушателями. И его шутки доходили до самого верха. По доносу некого осведомителя-сослуживца 25-летний Кутузов был переведен во 2-ю Крымскую армию, которой командовал Василий Михайлович Долгоруков.

С тех пор Кутузов стал крайне аккуратен в словах и проявлении эмоций в присутствии даже близкого круга знакомых, театральные розыгрыши и шаржи остались в прошлом.

Военные действия в Крыму в то время близились к окончанию, но турки ещё проводили различные захваты портов и территорий, высаживали десанты.

Под начальством князя генерал-аншефа Василия Михайловича Долгорукова молодой офицер Кутузов возглавляет гренадерский батальон и часто выполняет ответственные разведывательные или обычные боевые поручения по противодействию высадки неприятеля на побережье Крыма.

clip_image002[18]

Василий Михайлович Долгоруков-Крымский (1722—1782)

Опять разведка … и первое ранение в голову!

22 июля 1774 года турки под командованием Давлет Гирея провели высадку очередного десанта у Алушты в 8 000 человек. Выбивал их отряд Мусина-Пушкина в 2850 чел., в числе которых был Гренадерский батальон Московского легиона, возглавляемый Михаилом Голенищевым-Кутузовым.

Сражение состоялось у деревни Шума, в котором Кутузов получил тяжелое ранение в голову. Пуля, пробив левый висок, вышла у самого края правого глаза.

В своем докладе об этой битве генерал-аншеф В.М. Долгоруков отмечал высокие боевые качества гренадерского батальона и персональные заслуги Кутузова в подготовке солдат и проведении военной операции. «… Ранены:  Московского легиона подполковник Голенищев-Кутузов, приведший гренадерский свой баталион, из новых и молодых людей состоящий, до такого совершенства, что в деле с неприятелем превосходил оный старых солдат. Сей штаб-офицер получил рану пулею, которая, ударивши между глазу и виска, вышла на пролёт в том же месте на другой стороне лица»,- писал он в докладе Екатерине II.

За это сражение Михаил Илларионович получил орден св. Георгия 4-й степени и был отправлен на лечение за границу с пожалованием 1000 золотых червонцев от императрицы Екатерины Великой. Характерно, что лечиться он был отправлен только через полтора года. С 1 января 1776 года «по Высочайшему Соизволению» ему был предоставлен годичный отпуск «для излечения ран к тёплым водам… без вычета жалования». Очевидно, Кутузов именно в это время женился и фактически провёл с женой и родившимися детьми «медовый» год с лишком за границей. Подтверждением этому является странное отсутствие документов о браке.

По нашему предположению, Михаил Илларионович вступил в брак с Екатериной Ильиничной Бибиковой перед поездкой или во время её.

Как известно, в их семье было шестеро детей: единственный сын Николай в полтора года умер от оспы (Балязин пишет, что его «заспала» няня), а пять дочерей в результате традиционного воспитания стали хорошо образованными светскими женщинами. О том, что Екатерина Ильинична была на водах с супругом свидетельствуют даты рождения старших детей: Николая – в 1776 году (во всяком случае, он был первенцем и, следовательно, родился как минимум за 9 месяцев до рождения второго ребёнка — Прасковьи); Прасковьи – родилась 11 января 1777 года (когда семья ещё была за границей).

Следующие дочери родились: Анна и Елизавета — в 1782 и 1783 годах; Екатерина и Дарья — в 1787 и 1788 годах.

Характерно, что современные исследователи определяют дату венчания М.И.Кутузова как 27 апреля 1778 года, что противоречит православной традиции заключения брака и рождения детей в браке и представляется неверным.

7. Разведывательная деятельность М.И. Кутузова за границей

Тут следует отметить, что лечение на водах Кутузов прекрасно совместил с выполнением тайных поручений императрицы Екатерины II. Это говорит о высочайшем доверии к нему и соответствующих его способностям функциях и заданиях. Безусловно, именно по её поручению он, будучи в чине подполковника, был представлен прусскому королю Фридриху II и имел с ним соответствующую беседу.

clip_image002[20]

Портрет жены полководца, Е. И. Г.-Кутузовой, кисти Э. Виже-Лебрен, 1795 год

Есть и другие, совершенно неадекватные предположения. Два года лечения Кутузов, якобы, использовал для улучшения собственного образования, путешествуя по Европе. Действительно он посетил (с семьёй!) немалое число городов Европы. Как свидетельствуют историки: «…. он побывал в Вене, Берлине, посетил Англию, Голландию, Италию, пребывая в последней, за неделю освоил итальянский. На второй год своего путешествия Кутузов возглавил масонскую ложу «К трем ключам», находившейся в Регенбурге. Позже он был принят в ложах Вены, Франкфурта, Берлина, Санкт-Петербурга и Москвы» (выделено автором). Нашим псевдоисторикам и увлечённым проевропейским фальсификаторам это дало основания утверждать, что в 1812 году Кутузов не пленил Наполеона при Березине именно по причине своего масонства. Ну, что ещё ожидать от них!

Итак. Во время этого путешествия он вступил в масоны. И хотя сегодняшняя камарилья баламутов рассматривает это как акт против Кутузова, следует полагать, что это было произведено с согласия императрицы Екатерины II чисто в разведывательных целях. Напомним, что в отличии от Кутузова Николай Васильевич Репнин после открытия его связей с масонами был Екатериной удалён от двора и продолжил карьеру уже только при правлении Павла I.

Характерно, что Кутузов вернулся из отпуска 28 апреля 1777 года, опоздав на 4 месяца. Вряд ли, это было бы ему прощено без согласования всей поездки и самого соответствующего опоздания с Государыней.

По представлению самого Суворова через два месяца после возвращения из поездки по Указу Императрицы Кутузову было присвоено звание полковника и он стал командиром Луганского пикинерного полка. Очевидно, не за красивые глаза и улучшение своего образования за границей!

clip_image002[22]

Александр Васильевич Суворов (1730-1800)

Луганский пикинерный полк входил в Московскую дивизию генерал-поручика А.В.Суворова, которая располагалась в Новороссии и Крыму. Сегодня среди предателей и баламутов принято заявлять, что Кутузов не был учеником Суворова, что они практически не служили вместе. Однако, это совершенная ложь! Служба под начальством Суворова с 1777 по 1783 год в Крыму вполне достаточный факт, чтобы уличать лжецов в умышленной фальсификации.

Характерно, что во время этого периода службы Кутузов также выполнял довольно сложные и необычные поручения Екатерины II. Он принимал участие в дворцовом перевороте, когда на смену турецкого ставленника Давлет-Гирея на ханский трон в Крыму был посажен угодный императрице Шагин-Гирей. Затем он восстанавливал, низложенного турецкими фанатиками и агентами Турции, Шагин-Гирея на престоле. Тут тоже проявились его яркие способности к дипломатической и, прежде всего, разведывательной деятельности. Шесть лет службы Кутузова под начальством Суворова, а затем и самого Потёмкина дорогого стоили.

clip_image002[24]

Портрет М. И. Кутузова в мундире полковника Луганского пикинерного полка

И Суворов и Потёмкин отмечали исключительную выучку солдат Кутузова. Его полк считался образцовым. Очевидно, тут проявились и были развиты великие педагогические таланты Кутузова. Когда пикинерные полки Луганский и Полтавский объединили, Кутузов получил звание бригадира и стал командиром вновь образованного крупного Мариупольского легкоконного полка. К тому времени Потёмкин окончательно присоединит к России древнюю Таврию и станет «светлейшим князем Таврическим».

Осенью 1784 года Кутузов ездил к могиле почившего родителя, уезжал бригадиром, а вернулся уже к чину генерал-майора.

Пограничная служба. Второе ранение в голову

С 1785 года Кутузов был командиром им же сформированного Бугского егерского корпуса. Командуя корпусом и обучая егерей, он разработал для них новые тактические приёмы борьбы и изложил их в особой инструкции. Он прикрывал с корпусом границы вдоль Буга, когда разгорелась вторая война с Турцией в 1787. 1 октября 1787 года он участвует под командованием Суворова в сражении под Кинбурном, когда был почти полностью уничтожен 5-тысячный турецкий десант.

Как известно, русская армия летом 1788 года стояла под Очаковом и принуждала турков к сдаче хорошо укреплённой Очаковской крепости. Между тем противник совершал вылазки против готовившихся к штурму русских частей. 18 августа 1788 года при отражении такой вылазки противника из крепости Михаил Кутузов получил второе ранение в голову.

Присутствовавший при этом служивший в русской армии бельгийский принц де Линь писал о ранении Кутузова своему давнему другу австрийскому императору Иосифу: «Вчера опять прострелили голову Кутузову. Я полагаю, что сегодня или завтра он умрёт». Между тем лечащий врач отмечал: «… Сей опасный сквозной прорыв нежнейших частей и самых важных по положению височных костей, глазных мышц, зрительных нервов. Мимо которых на волосок прошла пуля, прошла и мимо самого мозга, не оставил других последствий. Как только что один глаз несколько искосило!…. Надобно думать, что Провидение сохраняет этого человека для чего-нибудь необыкновенного, потому что он исцелился от двух ран, из коих каждая смертельная»….. Через три месяца Кутузов был совершенно здоров, а 6 декабря уже принял участие в штурме Очакова, завершившимся полным успехом.

В 1789 году Кутузов принял отдельный корпус, с которым занимал Аккерман, сражался под Каушанами и при очередном штурме Бендер.

В 1789 ходу в отставку ушёл 74-летний Пётр Александрович Румянцев-Задунайский и командование Русской армией возглавил Григорий Александрович Потёмкин.

clip_image002[26]

Григорий Александрович Потёмкин (1739-1791)

В декабре 1790 года Кутузов отличился при штурме и взятии Измаила под командованием Суворова, где командовал 6-й колонной, шедшей на приступ. Великий Суворов так изложил действия генерала Кутузова в донесении: «Показывая собою личный пример храбрости и неустрашимости, он, преодолел под сильным огнем неприятеля все встреченные им трудности; перескочил чрез палисад, предупредил стремление турок, быстро взлетел на вал крепости, овладел бастионом и многими батареями… Генерал Кутузов шёл у меня на левом крыле; но был правою моей рукою».

clip_image002[28]

Штурм Измаила на основе натурной зарисовки. Гравюра С. Шифляра.

Всем известно, что в ответ на просьбу Кутузова о помощи во время штурма, Суворов сообщил ему, что назначил его уже комендантом взятой крепости и сообщил об этом Государыне. Так и случилось. Кутузов долго ещё наводил порядок в крепости, занимался проблемами местного населения окружающих крепость территорий, отражал попытки турок вернуть себе крепость. 4 (16) июня 1791 внезапным ударом он разгромил 23-тысячное турецкое войско при Бабадаге. В Мачинском сражении в июне 1791 года под командованием князя генерал-аншефа Николая Васильевича Репнина  Кутузов нанёс сокрушительный удар по правому флангу турецких войск. За победу под Мачином Кутузов удостоился ордена Георгия 2-й степени. В 1792 Кутузов, командуя корпусом, принял участие в очередной русско-польской войне.

Всем известна особая любовь М.И. Кутузова к простому солдату. Балязин достаточно осторожно и скромно, но ответственно замечает, что брат Михаила -Семён – стал вдруг душевнобольным: сначала буйным, а затем тихим. Он ссылается на сохранившиеся письма самого М.И. Кутузова. Сначала это свидетельство исследователей шокирует, но по некоторому размышлению становится понятным многое. Как свидетельствует наука, от гениальности до сумасшествия один шаг…. И он таким представляется в судьбах Михаила Илларионовича и его брата Семёна весьма отчётливым.

С другой стороны, очевидно, собственные несчастия, собственные невзгоды и страдания порождают в душе полководца щемящую жалость к простым людям, простым солдатам, жизни которых он стремился уберечь от беспощадного молоха войны. Таким именно и был Главнокомандующий Русской Армии – Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов! Простым и великим одновременно. И немалая доля участия в формировании характера Михаила в этой связи приходится, очевидно, на его несчастного брата Семёна и не совсем благополучных и счастливых его сестёр.

8.Дипломатическая работа в Константинополе:

ноябрь 1792 – 1794

В 1792 году Кутузов был направлен чрезвычайным послом в Турцию, где разрешил в пользу России ряд важных вопросов и значительно улучшил взаимоотношения Турции и России. Далее позволю себе процитировать автора статьи о Кутузове в интернете Станислава Пошелюжного: «После заключения Ясского мира, Кутузова отправили чрезвычайным послом в Стамбул». Один из предыдущих послов России в Турции удивлялся решению императрицы, поручившую, якобы, непроверенному в дипломатической работе военному генералу, столь ответственную миссию. И далее, цитата Пошелюжного: «На этой должности он пробыл с 1792 по 1794 год, добившись разрешения целого ряда противоречий между Российской империей и Турцией, возникших после подписания договора в Яссах. Кроме того, Россия получила ряд торговых и политических выгод, среди последних — серьезное ослабление французского влияния на Порту». Находясь в Константинополе, Кутузов даже посетил султанский сад, посещение которого для мужчин каралось смертной казнью. Султан Селим III предпочел не заметить дерзости гениального посла могущественной Екатерины II.

Тут подтверждается та простая истина, что если человек талантлив, то он талантлив во множестве ипостасей. К тому же Екатерина хорошо знала своего посла и учитывала предыдущий разведывательный опыт Кутузова, который является вторым, но не менее важным, лицом любого дипломата.

9.Педагогическая и хозяйственная деятельность в кадетском корпусе

Вернувшись в Петербург после дипломатического шоу в Константинополе, Михаил Илларионович попал в придворный «серпентарий», жертвами которого становились многие прославленные полководцы и талантливые государственные деятели. Однако, будучи дипломатом, не менее талантливым, чем полководцем, Кутузов, как ни странно, ввязывается в многочисленные придворные схватки и выходит из них победителем. Как пишут разного рода мемуаристы, например, после возвращения из Турции Михаил Илларионович каждое утро навещал фаворита Екатерины князя П. А. Зубова, и готовил ему кофе по особому турецкому рецепту, как говаривал сам Кутузов. Такое, вроде бы унизительное, поведение, несомненно, — по мнению Станислава Пошелюжного, — сыграло свою роль в назначении Кутузова в 1795 году на должность главнокомандующим войсками и гарнизонами в Финляндии и, одновременно, директором Сухопутного кадетского корпуса. Между тем, замечая придворные «услуги» Кутузова, его оппоненты не замечают главного – Кутузов был для придворных чинуш и фаворитов учебником военной службы, военного искусства и примером военного здравомыслия. Приглашали его во дворцы, чтобы почерпнуть из кладезя его военных знаний и житейской мудрости, многоликого и поучительного юмора, которым он оставался богат всю жизнь! Все назначения Екатериной II в последние годы жизни, по сути, были блестящими актами признания воинских и педагогических заслуг Кутузова. Великий полководец и дипломат многое сделал для улучшения подготовки офицерских кадров: в том числе, лично преподавал тактику, военную историю и другие дисциплины. Его немалыми трудами укреплялась боеспособность войск размещенных в Финляндии.

Екатерина II ежедневно приглашала его в своё общество. Он провел с ней и последний вечер перед её кончиной, что представляется немаловажным.

После её ухода из жизни, когда на престол восходит Павел I, который, мягко говоря, недолюбливал матушкиных фаворитов, многие генералы и приближенные императрицы попали в опалу. Однако, Михаилу Илларионовичу удалось и тут удержаться и даже продвинуться по карьерной лестнице. Естественно, он обязан этому не искусством в придворных интригах, а своим ярким талантам и военным заслугам, без которых не мог обойтись новый император. В 1798 году Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов повышен до генерала от инфантерии. В том же году он выполнил очередную дипломатическую миссию(!) в Берлине, сумев за две недели изменить международную ситуацию и привлечь Пруссию в антинаполеоновскую коалицию. При Павле I Кутузов находился до его последнего дня и даже ужинал с императором в день убийства.

Это общение с императорскими персонами, да ещё и накануне их ухода в иной мир (по разным, конечно, обстоятельствам!), о многом свидетельствует, и историки напрасно не отдают этому факту должного.

С воцарением Александра I Кутузов все-таки угодил в немилость. Естественно, Александр заподозрил его в участии в заговоре против отца и отношение к Кутузову у него было неровным. В 1801 году Кутузов был назначен петербургским военным губернатором и главным инспектором Финляндской инспекции. Но через год император Александр отправил его в отставку, и Кутузов отправился на отдых в свое волынское имение. Однако, в 1805 году, между прочим, по просьбе самого Александра он вновь был призван на военную службу и ему было поручено возглавить русско-австрийские войска, принявшие участие в войнах Третьей коалиции. Приняв армию, Кутузов двинулся для встречи с союзниками. Однако, «Наполеон счастливой встречи союзников ждать не стал», — как пишет Пошелюжный. «Разгромив армию австрийцев под Ульмом, он вынудил Кутузова выводить русскую армию из-под удара превосходящих сил. Блестяще совершив марш-маневр от Браунау до Ольмюца, Кутузов предложил отступать и далее и ударить, только накопив достаточные силы. Однако, императоры Александр и Франц предложения не приняли и решили дать генеральное сражение под Аустерлицем. …. Кутузов же при Аустерлице на своем мнении не настоял и от должности не удалился, тем самым разделив ответственность за поражение с августейшими тактиками». Отдадим должное Станиславу Пошелюжному, сделавшему такие полезные сегодня выводы. И далее. «Александр, и так, не особо жаловавший Кутузова, после Аустерлица особенно невзлюбил «старика», считая, что главнокомандующий намеренно его подставил. Тем более, что общественное мнение возлагало вину за поражение на императора». Кутузова лишают звания главнокомандующего и отправляют губернаторствовать в Киеве, где он борется с грабежами и кражами, занимается хозяйственными делами, готовит ополчение для Молдавской армии. Но долго продолжаться такое положение не могло. Тильзитский мир и последующие события не давали усомниться в продолжении столкновений с Наполеоном и его захватническими агрессивными инициативами по отношению к России.

Затянувшаяся в 1811 году война с турками в преддверии ожидаемого вторжения Бонапарта создавала крайне неблагоприятную стратегическую ситуацию на юге. В этих сложных обстоятельствах Александр I  назначил надёжнейшего Кутузова главнокомандующим Молдавской армией вместо умершего Каменского. В первых числах апреля 1811 Кутузов прибыл в Бухарест и принял командование армией, ослабленной отзывом дивизий на защиту западной границы. Он нашёл на всем пространстве завоёванных земель менее тридцати тысяч войск, с которыми должен был разбить сто тысяч турок, расположенных в Балканских горах. И он это сделал! В Рущукском сражении 22 июня 1811 года (15-20 тысяч русских войск против 60 тысяч турок) он нанёс противнику сокрушительное поражение, положившее начало общему разгрому турецкой армии. Далее Кутузов преднамеренно отвёл свою армию на левый берег Дуная, заставив противника в преследовании оторваться от своих баз. Он блокировал переправившуюся через Дунай под Слободзеей часть турецкой армии, а сам в начале октября послал корпус генерала Маркова через Дунай с тем, чтобы напасть на оставшихся на южном берегу турок. Марков обрушился на неприятельскую базу, овладел ею и взял под обстрел захваченных турецких пушек главный лагерь великого визиря Ахмеда-ага за рекой. Скоро в окружённом лагере начались голод и болезни, Ахмед-ага скрытно покинул армию, оставив вместо себя пашу Чабан-оглу. 23 ноября 1811 Чабан-оглу сдал Кутузову 35-тысячную армию с 56 орудиями. Ещё до капитуляции царь пожаловал Кутузову графское достоинство Российской империи. Турция была вынуждена вступить в переговоры. К сожалению, сегодняшняя геральдическая служба относит изначальное присвоение титула графа в роду Голенищевых-Кутузовых не к Михаилу Илларионовичу Голенищеву-Кутузову, а к его дальнему родственнику Павлу Васильевичу Голенищеву-Кутузову и датирует этот акт 1835 годом. Это в принципе неверно.

clip_image002[30]

Герб графского рода Голенищевых-Кутузовых

4 (16)  мая 1812  в Бухаресте Кутузов заключил мир, по которому Бессарабия с частью Молдавии переходила к России (Бухарестский мирный договор 1812 года). Это была крупная военная и дипломатическая победа, сместившая в лучшую сторону стратегическую обстановку для России в целом к началу Отечественной войны 1812 года. Наполеон негодовал, поскольку на агентуру и дипломатические миссии в Османской империи были потрачены огромные средства, а Кутузову удалось в одиночку договориться с турками, да ещё и значительный кусок территории для России приобрести». А что вы хотите от профессионального разведчика и опытного дипломата, работавшего в Турции 10 лет назад!

По заключении мира Дунайскую армию возглавил адмирал Чичагов, а Кутузов был отозван в Санкт-Петербург, где по решению чрезвычайного комитета министров был назначен командующим войсками для обороны Петербурга.

Тут нужно заметить, что в тот момент никто не предполагал, что Наполеон двинет свою армию в сторону Москвы. Очевидно, что первой целью должна была быть первая столица империи – Санкт-Петербург, и Александр I совершенно осмысленно поручал Кутузову оборону столицы. Когда же противника удалось отвлечь в сторону Москвы, пришлось озаботиться назначением верховного главнокомандующего обеих русских армий. И на эту роль опять пришлось выдвигать Кутузова. Через Госсовет ключевое решение императора, подчёркивающие его понимание незаменимости Кутузова, было принято.

10. Отечественная война 1812 года.

Без преувеличений 1812 год можно назвать самым сложным в жизни Михаила Илларионовича Кутузова. Нерусское происхождение военного министра Михаила Богдановича Барклая де Толли и длительные отступления армии вызывали различные толки, вплоть до обвинения в измене. Петр Иванович Багратион в письме императору высказывал свое недоверие и обвинял Барклая в сговоре с Бонапартом. А разлад между командующими никогда ничем хорошим не заканчивался. Необходима была фигура, способная консолидировать и офицеров, и солдат. Общественное мнение единогласно указывало на Кутузова, в котором видели прямого наследника военных успехов Суворова. Чего стоят только слова, брошенные вскользь и подхваченные в армии: «Пришел Кутузов бить французов» или, сказанное главнокомандующим: «Да как с такими молодцами отступать?!». Однако, приняв армию за несколько дней до Бородина, Кутузов не мог не понимать, что стратегия Барклая де Толли верна и выгодна, а любое генеральное сражение с Наполеоном — это неизбежная игра в рулетку. Конечно, Михаил Илларионович, всячески не давал солдатам унывать при последующем отступлении, но уже тогда наверняка, задумал свою самую изящную интригу, направленную против Наполеона. Во всяком случае, многие действия главнокомандующего с этой позиции обретают вполне законченный смысл.

«Многие, в том числе Лев Толстой и генерал А.П. Ермолов акцентируют внимание на том, что Бородинское поле не было самой удобной позицией (это пишет Станислав Пошелюжный в интернете – А.Ш.). Так, утверждают, что позиция у Колоцкого монастыря тактически была много выгодней. И если бы речь шла о генеральном сражении, цель которого поставить точку в войне — тогда бесспорно это правда, но принять там бой означало поставить на карту судьбу России. Выбрав поле при Бородино, Кутузов оценивал, прежде всего, выгоды стратегические. Местность здесь позволяла организованно отступить в случае неудачного развития событий, сохранив армию. Михаил Илларионович предпочел отдаленный, но верный результат, скорому, но сомнительному успеху. История полностью подтвердила его ставку на надёжность.

Ещё одно обвинение в адрес Кутузова — это ошибочная диспозиция Бородинского сражения. В бою не использовалась половина артиллерии, а 2-я армия Багратиона, якобы, была отдана чуть ли не на убой. Однако, это вновь вопрос стратегии с большой примесью политики. Понеси русская армия меньшие потери, вполне вероятно, что Кутузову не удалось бы продавить решение об оставлении Москвы, которая стала ловушкой для французов». А новое генеральное сражение — новый риск для армии и всей России. Кутузов вынужден был решать задачу относительного риска и эта тактика себя оправдала. Решение о сдаче Москвы Кутузов принял, очевидно, до известного Совета в Филях. Сообщать об этом решении Александру I было бессмысленно (к тому же возможен был перехват информации разведчиками противника, которые дневали и ночевали в наших штабах!) и он взял всю ответственность за решение в складывающихся обстоятельствах на себя. Через два месяца император только благодарил главнокомандующего за принятые самостоятельные решения.

В итоге, армия противника на глазах превратилась из несокрушимой военной машины в толпу мародеров и оборванцев. А последующее отступление из России обернулось катастрофой для французов и их европейских сообщников. Огромная заслуга в этом принадлежит Кутузову, который сумел вопреки общественному мнению не кинуться во второй самоубийственный бой с армией противника у стен Москвы, а дал ей возможность насладиться грабежами и разрушениями в опустевшей столице, доведя себя до недееспособного состояния. Вполне понятно, почему поручением императора Александра I к Правительствующему Сенату в декабре 1812 года Кутузову был присвоен титул князя Смоленского и он был назван «Спасителем Отечества». Итак. Если свои военные принципы Суворов определял так: быстрота, штыки, натиск, победа, то для Кутузова был свойственен иной подход: разведка, стратегическая оценка всех обстоятельств. Только потом был натиск, победа, после которой шло дипломатическое закрепление её результатов. Заметим, великий военный стратег и тактик Александр Васильевич Суворов не смог в полной мере проявить своих выдающихся качеств, поскольку не сложилась соответствующая историко-политическая ситуация. А Михаилу Илларионовичу Кутузову это удалось благодаря стечению обстоятельств и политической воле государя Александра I.

Заметим, что в России в этот исторический период родилась и сформировалась достаточно широкая плеяда талантливых полководцев, учёных и общественных деятелей. М.И. Голенищев-Кутузов был из их числа, и даже возглавлял этот почётный список русских героев. Большой удачей России было найти и дать проявить себя этой неординарной талантливой личности в защите Отечества.

16/28 апреля в 1813 году в городе Бунцлау генерал-фельдмаршал, Светлейший Князь и Спаситель Отечества, первый полный кавалер ордена св. Георгия умер. Объезжая войска верхом, он подхватил тяжелую простуду. Сердце Кутузова было погребено в Бунцлау, а умащенное травами тело было отправлено в Санкт-Петербург, где и было торжественно погребено в Казанском соборе.

Михаил Илларионович был блестящим разведчиком, дипломатом и талантливым полководцем, который точно знал, когда, где и с кем можно сражаться, а когда и где нельзя и, благодаря этому, выходил победителем из самых сложных ситуаций. При этом Кутузов не был хитрецом и интриганом (что пытаются приписать ему проевропейские оппоненты, умышленно оговаривая победителя), он просто был умнее своих противников и учитывал многие факторы, учитывать которых противник не умел, или это просто не приходило ему в голову. Его интриги, так называемые врагами и завистниками, приносили огромную пользу всему государству. Не это ли высший показатель служения Отечеству, когда вопреки внешним и внутренним преградам, содействуешь его процветанию? (Здесь использованы материалы С. Пошелюжного с критическими замечаниями автора. Источник: topwar.ru).

Что касается отношения к Кутузову Александра I, то тут многое совершенно преувеличено. Безусловно, иногда демонстрировать дистанцию и расположение нейтральности было нужным и полезным для общих взаимодействий в армии. Однако, личная переписка императора с Кутузовым свидетельствует о его тёплом и внимательном отношении к великому полководцу.

Необходимо отметить, что Александр I многому научился у Кутузова, в том числе и в первые четыре месяца похода Русской армии в Европу с января по апрель 1813 года. Умер Кутузов практически на руках императора.

В дальнейшем Александр I предложил занять пост Главнокомандующего Русской армией Михаилу Богдановичу Барклай де Толли. Однако тот отказался, помятуя «крики и вопли» о его вымышленном предательстве в 1812 году.

После решительного отказа Военного Министра возглавить Русскую Армию Александр I вынужден был возглавить её сам, возглавив тем самым и антинаполеоновскую коалицию, и повести далее всю военную кампанию до взятия Парижа 19/31 марта 1814 года. Проведённые им сражения, тактические и стратегические решения оказались достаточно эффективными, чтобы сломить Наполеона и принудить его к капитуляции. Так что и тут уроки Михаила Илларионовича Кутузова пошли впрок и дали максимально полезный результат. Слава его и добрая память о нём будут торжествовать в веках!!!

Бородинское поле, История, Портреты, , , Permalink

Добавить комментарий