Ни шагу назад!

Евгений СОСЕДОВ: «Древнее Дунино обустроили и восстановили сами местные жители. Теперь там паломничество, туда едет вся Рублевка»

Сегодня все хотят поговорить с Евгением Соседовым. Журналисты, чиновники, жители Подмосковья. А он поговорил с Путиным…

На прошлой неделе Президент России наградил его за вклад в сохранение усадьбы «Архангельское». А Евгений в ответном слове взял и рассказал, как там есть с «Архангельским» на самом деле. Что «попилен» музей-усадьба, как пирог, на десятки кусков, что рвут его на части застройщики. И что принимает в этом участие, как моментально разошлось по СМИ, «один из богатейших людей России» — Виктор Вексельберг.

Путин в свою очередь пообещал у Вексельберга ситуацию уточнить.

О том, как 10 лет идет борьба за усадьбу, что происходит с древним городом Радонежем и что нужно сделать, чтобы на наших глазах не  умерли старейшие города Подмосковья, Евгений СОСЕДОВ, председатель московского отделения ВООПИиК, в интервью «МК».

архангельское евгений соседов охранные зоны усадьба

фото: Наталья Мущинкина

— На награждение меня номинировала председатель Центрального совета ВООПИиК (Всероссийское общество охраны памятников искусства и культуры) Галина Маланичева. Был отбор, смотрели заявки и отобрали троих.

Потом на церемонии награждения была возможность выступить с ответным словом, и я начал с «Архангельского», поскольку сам президент в своей речи его обозначил. И сказал, что борьба, которая широко освещается в СМИ, напоминает уже плохой сериал, в котором мы ходим по одному и тому же кругу. Выигрываем суды, решения не исполняются, мы инициируем следующие. Останавливаем одну стройку, начинается соседняя. Остановили вырубку, она все равно произошла…

А параллельно лоббируются крупные проекты застройки этих территорий и сокращения охранных зон. И этим лоббированием занимается почему-то один из богатейших людей страны. Президент попросил назвать фамилию. И я озвучил фамилию Вексельберга, потому что не секрет, что его структуры владеют там земельными участками и они неоднократно выходили с инициативами по снятию охранного статуса с этих территорий.

— Виктор Вексельберг сказал, что он вообще ни при чем.

— Мне сложно это комментировать, потому что его структуры уже несколько лет судятся с музеем, с Министерством культуры, добиваются снятия охранного статуса с некоторых земельных участков и кое-где даже этого добились. История была бы завершена, мы бы выиграли суды, но принадлежащая Вексельбергу фирма «Ренова» и аффилированные с ней структуры ведут планомерную юридическую борьбу. Кроме того, в субботу Вексельберг лично принимал участие в совещании в Министерстве культуры по поводу судьбы «Архангельского» и продолжает говорить о возможном освоении этой территории.

— Кому сейчас принадлежит территория?

— Историческая территория «Архангельского» — большая, более 600 га. То, что огорожено забором, это лишь десятая часть, фактически то, что было закреплено за военным санаторием в советское время. То есть забор никакого отношения к исторической территории не имеет. Через дорогу от усадьбы — Театр Гонзага. Его окружает большой парк с самой ценной — Аполлоновой — рощей с необычной лучевой планировкой. Знаменитые панорамы тоже являются частью усадьбы. И вокруг территории ансамбля есть еще территория охранной зоны.

По закону все это должно быть передано музею. Но за последние 10 лет все было разделено на десятки участков, и кто во что горазд пробивает свою застройку. Кто-то нагло начинает строить, несмотря на охранный статус, идут суды, принимаются решения о сносе. Панорамы, кстати, тоже сданы в аренду, за них суды шли.


— Но хотя бы внутри забора не продано?

— Продана вся территория памятника, кроме той части, что огорожена забором. Но и внутри забора все поделено между музеем и военным санаторием, и Минобороны затеяло там стройку дома приемов. Ее, правда, сейчас отменили и стройку заморозили… А проект сокращения охранных зон предполагает, что даже то, что внутри забора, будет лишено статуса памятника. То есть музею останется кусочек около дворца, около церкви и, отдельно, Театр Гонзага.

— Этот проект сокращения охранных зон, он сейчас в каком виде?

— Структуры, которым принадлежат крупные участки, не могут так нагло начать их застраивать, пока они под охраной. Им нужно пролоббировать сокращение охранной зоны до минимума — до забора, грубо говоря. И мы этот проект много лет уже отлавливаем на той или иной стадии. В субботу на совещании, в котором принимали участие Министерство культуры России, представители «Архангельского», «Реновы» и Архнадзора, было решено, что границы будут уточнены в течение двух месяцев. Но во время совещания на столе почему-то опять лежал тот самый пресловутый проект сокращения зон охраны до минимума.

— А там же еще рядом строят гипермаркеты?

— К территории усадьбы прилегает поле, которое частично входит в охранную зону. Оно разделено на три части, половина была сдана под строительство двух гипермаркетов. Тот, что почти построен, не входит в охранную зону, но входит в зону регулирования застройки, также ограничивающую параметры застройки. Сейчас владельцы добиваются строительства на нижней части поля второго, который уже частично в нее входит. Кроме того, они хотели застроить и третью часть, которая подходит вплотную к музею и которую продавало Минобороны в прошлом году, с чем был связан большой скандал.

Суд по этому участку мы выиграли. Теперь идет новый сюжет — застройщики хотят расширить Ильинское шоссе, вырубить липовую аллею и сделать с него заезд.

— А чем это грозит?

— Если сделать заезд, то транзит пойдет мимо театра, это медленная смерть для всей усадьбы. Потому что он и так разделен Ильинским шоссе, но по закону там ограничено движение транспорта. А в случае если этот проект будет реализован, то будет невозможно использовать Театр Гонзага — он будет отрезан. Постепенно погибнет и парк. Это гибель для всего музейного комплекса.

А ведь есть альтернативные развязки, ко всем населенным пунктам можно подъехать, и этот транзит абсолютно не нужен. Но он очень выгоден гипермаркетам, чтобы с Рублевки все ехали через «Архангельское» к ним сюда, а не на МКАД…

Строительство гипермаркетов рядом с музеем-заповедником идет вопреки протестам жителей. В прошлом году тогдашний министр культуры Подмосковья Губанков назвал это «архитектурным терроризмом». Но владельцы земель уверены, что никто не даст им по рукам. И сейчас они внаглую собираются вырубать не принадлежащую им аллею и расширять не принадлежащее им шоссе под свои нужды. На участке от переезда до остановки «Липовая аллея» появилась техника и ограждения.

— Сейчас это дело госорганов, — продолжает Соседов, — потому что аллея входит в охранную зону… Ее уже рубили, кстати, два года назад, мы там ночевали, дрались с рубщиками…

— Что за деревья — липы?

— 950 деревьев: вязы, липы, дубы и березы. Деревья в четыре ряда, посаженные в 1945 году участниками Отечественной войны. Вырубать их в 2010 году начал находящийся рядом Музей техники, они хотели перенести ЛЭП со своей стороны на противоположную сторону шоссе. Мы останавливали технику, ночевали там, пикетировали. Но однажды разошлись по домам, а они вырубили три ряда за ночь. Мы дрались тогда, на нас пытались завести уголовное дело за нападение на охранника. Те самые люди, которые рубили деревья на охраняемой территории!

— А ЛЭП построили?

— Да. Но мы не дали ввести ее в эксплуатацию, так как ее признали незаконной.

— Теперь там две ЛЭП по обе стороны шоссе — рабочая и нерабочая?!

— Да.

— Какие у вас перспективы в деле с «Архангельским»?

— Большинство судов мы выигрываем. Проигрываем только там, где участвуют структуры Вексельберга. Бывало так, что участки — одинаковые, судьи — одни и те же, но по одному участку проигрываем, а по другому — выигрываем. Зависит от того, кому он принадлежит.

— В августе прошлого года президент выпустил «Поручение об осуществлении мер по установлению границ и соблюдению правового режима земель на ряде объектов культурного наследия». Там упоминается Бородинское поле, «Архангельское», Новоиерусалимский монастырь, Радонеж, ансамбль Троице-Сергиевой лавры. Что вы можете сказать по этим объектам?

— Радонеж — это полный кошмар. Огромная территория охранная, заповедная. Даже в советские атеистические годы он был признан памятником культуры и истории. Это 287 памятников археологии, уникальный средневековый ландшафт, поразительной красоты холмы, река, сохранившиеся абрамцевские пейзажи. 25 лет все соблюдалось. И вдруг объявили, что никакой охранной зоны нет. Под охраной только крепость. И все было быстро разделено.

А ведь это святое место, связанное с жизнью Сергия Радонежского и его семьи. Теперь кругом заборы. Помимо ущерба культурного это еще и плевок народу в душу — сейчас нельзя пройти к Радонежу от станции. Там тоже забор. И обманутые дольщики, которых местные власти подзуживают протестовать против охранной зоны.

Я сказал президенту Путину, что надо там организовать музей-заповедник. В будущем году будет праздноваться 700 лет Сергию Радонежскому. Безумные деньги вкладываются в празднование в Сергиевом Посаде. Хотя самое простое — установить границы памятника и организовать музей в Радонеже.

— А до суда махинации с этими землями дошли?

— Очень странная позиция прокуратуры. Выявив нарушения, они подали всего два иска. Хотя там разделили 300 гектаров и 30 уже застроили. А иски — на участки в 3 и, кажется, 10 га. Это капля в море! И никаких мер не принимается. Зато волнуются обманутые покупатели. Там специально выбрасываются участки эконом-класса по бросовым ценам, без коммуникаций, по 6 соток, чтобы больше людей потом защищало их.

— А что-то хорошее хоть где-то есть?

— Есть. Последний пример — Одинцовский район, деревня Дунино. Там сохранился дом Пришвина, там он писал свои рассказы, охотился. Рядом — Дунинское городище, памятник дославянской дьяковской культуры федерального значения 1000-летней давности, в отличной сохранности, никогда не осваивалось.

И тоже все было поделено под строительство коттеджей, выделено уже было место под дорогу. Но жители объединились, создали фонд и первым делом поставили часовню на том месте, где собирались проложить дорогу. А обойти ее нельзя — рельеф местности не позволяет.

Потом собрали деньги и начали сами финансировать исследовательские работы, выпустили по результатам несколько книг, реконструировали линию обороны Москвы: восстановили блиндажи, землянки, сейчас там проходят патриотические праздники, реконструкции. Обустроили источник, поставили купель, развесили таблички. И теперь там паломничество, едет вся Рублевка — просто так, на реке посидеть.

Застройщики так и сяк, часовню сожгли. Но в проданных землях теперь функционирует общественный музей-заповедник. И чуть что — да они столько писем везде напишут! Это пример, как общество может мобилизоваться.

— А Королев?

— И Королев. Они добились, что не будет застроен цветаевский сквер. Кстати, с помощью врио губернатора Андрея Воробьева. Там, правда, хотят обустроить его детскими площадками, что убьет сам дух сквера. Поэтому жители хотят не непонятной реконструкции, а реставрации.

Так же они борются за сохранение существующей там с 20-х годов Болшевской трудовой коммуны ОГПУ. Она полностью сохранилась: клуб, жилые дома, магазин. По Генплану она тоже идет под снос, а это — уникальный памятник отечественного архитектурного авангарда.

Еще одна проблема, о которой я говорил президенту, — исторические города. Раньше их в Подмосковье было 22, а по России — около 500. Сейчас утвержден другой, очень странный список. Там всего 41 город, и в него не вошли Псков, Тверь, Новгород, даже Москва.

— Лоббирование ради строительства?

— Несомненно. Так вот, в области в списке исторических городов Подмосковья остались только Коломна и Зарайск. К чему это привело. В Звенигороде за последние годы полностью снесен исторический центр. Дома поджигали, оставляли без крыши, возводили вплотную высотки. А теперь подбираются к самому центру древнего города: Городку с Успенским собором — самым старым храмом в Московской области, и к Саввино-Сторожевскому монастырю, где территории сохранились в первозданном виде. Вся она переводится под застройку. Местные власти полностью игнорируют местных жителей.

В Клину начали реконструировать торговые ряды, а закончили тем, что их надстроили тремя этажами. Очень надеемся, что в ситуацию вмешается врио губернатора, тем более у него была намечена поездка в Клин. Или Волоколамск — древнейший город Московской области. Там культурный слой XII века. И ничего не находится под охраной. За последние годы была снесена вся историческая часть. А ведь он мог бы войти в число туристических объектов…

Кроме того, я рассказал, что у нас катастрофическое положение с памятниками. Рушатся храмы. В Серпухове в центре города стоит красивейший храм с пробитой крышей чуть не со времен войны, рушится Распятский монастырь.

— Так РПЦ же все передали.

— Бывает, что церковь есть, а прихода нет. Или в городе 20 церквей, а прихожан — 100. Не на что содержать. Нужна программа консервации. Иногда надо просто сделать подпорки под стены, крышу настелить, и храм еще простоит 10 лет. В Волоколамском районе в селе Ярополец погибает Казанский храм с усыпальницей генерала Чернышева. Стоит без окон, без дверей, разоренная, поруганная могила графа, рушатся колонны, портики. Там достаточно крышу починить, окна сделать, и он доживет до реставрации. А так — через несколько лет его не станет… В таком же виде и усадьба рядом.

— А спасет ли ситуацию предложенная подмосковными властями «льготная аренда», по которой здание можно будет арендовать на полвека за символические деньги?

— Это хорошая идея. В Москве так уже оформили десятки зданий. Если бизнесу предложить арендовать усадьбу на общих основаниях, это невыгодно, очень много денег надо в реставрацию вложить. А так, конечно, это поможет спасти усадьбы.

— Сколько их сохранилось в хорошем виде?

— Единицы. Это или музеи, или энтузиасты вкладывают свои деньги.

— В свое время Брынцалов, кажется, арендовал…

— Николо-Урюпино. Кончилось грустно. Он начал уродовать здание, замазывал фрески Буше, чтобы рисовать свою жену. Его выгнали, и тут же главное здание сгорело. Сейчас усадьба в госсобственности. Был начат ремонт, но три года назад все остановилось, и теперь она брошена, все разбито, тоже без окон, без полов.

— «Льготная аренда» — это же предложение совсем недавнее. Как вам, кстати, работается с областным министерством культуры в новом составе?

— В области 7 тысяч памятников, понятно, что для них нужен отдельный орган. А ими раньше занимались 15 сотрудников наряду с народными промыслами и музеями. Один юрист — это смешно. Не выделялись деньги на создание охранных зон.

А сейчас штат увеличен. Десятикратно увеличено финансирование. Врио губернатора Воробьев и министр культуры Рожнов сказали, что культура — наш приоритет, а охранных зон ни сантиметра не отдадим. Появилась концепция восстановления усадеб. Теперь можно увеличить и число исторических городов, срочно определить границы охраняемых зон. Это все интересно и обнадеживает. Что до нас, то мы всегда готовы к сотрудничеству. Надо начинать эту работу, чем скорее, тем лучше.

МЕЖДУ ТЕМ

В прошедшую субботу врио губернатора Подмосковья Андрей Воробьев провел совещание с главами Сергиево-Посадского района и муниципального городского образования. Основной темой совещания стала подготовка к празднованию 700-летия со дня рождения Сергия Радонежского.

Андрей Воробьев сказал, обращаясь к муниципальным властям, что жители ждут понятный для них план преобразований города. В порядок должна быть приведена вся инфраструктура. «Через год, когда будет празднование 700-летия, мы не должны ударить в грязь лицом», — призвал он. Глава области отметил, что за подготовкой к празднованию будет установлен жесткий контроль. В том числе это касается и расходования средств. Ранее Андрей Воробьев отмечал, что из федерального бюджета будет выделено 3,5 миллиарда рублей, около трех миллиардов выделит регион.

В том числе был поднят вопрос об охранных зонах поселения Радонеж, в котором прошли детство и юность преподобного Сергия. Глава района Владимир Коротков заявил, что охранные зоны Радонежа были разработаны и утверждены еще в середине 80-х годов, но, к сожалению, они не соблюдаются и требуется их актуализация, необходимо проверить законность новых построек, которые возникли в Радонеже. Поскольку до сих пор сохранилось древнее городище, таящее в себе еще много неисследованного. Каждое лето на развалинах городища незаконно трудятся «черные копатели».

Губернатор внимательно выслушал доклады глав муниципальных образований и напомнил им, что до торжеств остается чуть больше года.

О подготовке к торжествам, которые будут отмечаться не только в России, но и за ее рубежами, «МК» рассказал глава города Василий ГОНЧАРОВ.

— Торжества не за горами — уже 3 мая будущего года они начнутся сначала в Сергиевом Посаде, затем на родине преподобного — в Ярославской области. Что намечено сделать в городе к этой дате?

— При нынешней автомобильной загрузке, когда все движение осуществляется через центр города, мы будем не в состоянии принять всех гостей. Поэтому я предложил построить объездную дорогу на западе города. Немало высоких гостей прибудут в лавру — ожидается приезд как руководителей нашей страны, так и глав Церквей. Поскольку центр города будет освобожден от автотранспорта, то их приезд не осложнит грядущих торжеств.

Объездная дорога позволит, с одной стороны, разгрузить центр, а с другой — направить паломников и гостей Сергиева Посада в туристический центр, который вырастет на поле за лаврой, в районе Благовещенья. Это будут модульные сооружения с необходимой инфраструктурой. От туристического центра всего 10 минут пешим ходом до лавры. Важно будет устроить пешеходную зону от Благовещенского поля до лавры. После проведения торжеств благоустроенное Благовещенское поле должно стать излюбленным местом прогулок и народных гуляний горожан. Все эти работы помогут преобразить город.

Проектно-сметная документация по строительству западного объезда уже в процессе завершения. Достигнуто соглашение в ОАО РЖД о строительстве небольшого вокзала неподалеку от поселка Семхоз. Это позволит избежать скопления туристов и паломников на вокзале в самом городе. Выходя из электрички в Семхозе, они за считанные минуты будут доставлены на Благовещенское поле, где смогут разместиться в гостиничных комплексах. Вблизи нового вокзального помещения будут расположены автомобильные стоянки.

— Несмотря на поддержку губернатора и федеральных структур, как я понимаю, проблем в городе остается немало?

— За прошедшие полгода мы лишь немного подчистили город — где-то убрали мусор, где-то починили дороги. В этом назначение администрации. Но остались нерешенными глобальные проблемы городских микрорайонов, которые утопают в снегу. Необходимо, чтобы городской аппарат работал четко и отлаженно. Помню, как в начале 2000-х годов, если уборочные машины или дворники рано утром не выходили на улицы города, это воспринималось жителями как катастрофа. Система должна быть выстроена так, чтобы горожане не замечали усилий администрации по наведению порядка в городе, и в то же время все работало как часы. Важно привести в порядок фасады городских зданий, благоустроить дороги и тротуары, упорядочить рекламу. Всем этим новая городская команда уже занимается. А самое главное — подготовлен Генплан развития Сергиева Посада. Вскоре он будет представлен на утверждение депутатскому корпусу.

http://www.mk.ru/

Интервью, Культура, Новости, , , , , , , , , , Permalink

6 Responses to Ни шагу назад!

  1. Дело темное says:

    Говорят Путин с коррупцией борется?…
    Бородино-о-о-о!!!

    Ой! Извените, там коррупции нет… — даже прокурор МО Аникин не заметил, там ВСЕ ЛАЗЕЙКИ в ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ, которые прокуратура сама и создает… Все это называется АСТЕГМОТИЗМ…

    Шито — крыто???

  2. Роман says:

    Кто же разыгрывает очередную постановку?
    Какой хороший мальчик — Женя Соседов!!! И защитеник, и награжден, и такой смелый…
    Остальные все в …

    • Денис says:

      Возникает резонный вопрос: А где вообще собака зарыта?

      • Антон says:

        Когда стало известно о застройке Бородинского поля — подскажите реакцию ВООПИКА???

        Награждена Маланичева, награжден Соседов….
        приведите мне слова противостояния этих деятелей в то время? Может я и ошибаюсь — факты их противостояния, не именно их а этой организации?!!

  3. VS says:

    1)— А до суда махинации с этими землями дошли?
    — Очень странная позиция прокуратуры.

    ….Никому ничего не напоминает… Выезд Аникина энд Можаева на Бородинское поле…

    2)— А до суда махинации с этими землями дошли?
    — Очень странная позиция прокуратуры. Выявив нарушения, они подали всего два иска. …Зато волнуются обманутые покупатели. Там специально выбрасываются участки эконом-класса по бросовым ценам, без коммуникаций, по 6 соток, чтобы больше людей потом защищало их.

    … Картина маслом, ну точно также как на Бородинском поле — перевели земли КФХ под дачи, поднялся шум — сразу стали нарезать на более мелкие участки — Клыги, Маринины, Крикуновы и прочая шваль… При полном участии таких «видных польтических деятелей» типа Болдырева…

    3)— Большинство судов мы выигрываем. Проигрываем только там, где участвуют структуры Вексельберга.

    … Как же тут не вспомнить г-жу судью Можайского района — Проскурякову…
    В одних судебных решениях она одна, в других другая…

    И не мудрено что все так, ведь сценарий один и безволие государства в лице Президента и Премъера НАШЕЙ России, а так же их окружения, тоже одно…

    АНАРХИЯ???!!!

  4. VS says:

    Ты до боли нежная вечеров печаль.
    Грусть моя безбрежная, раненая даль.
    В тишине березовой в сокровенный час
    Серебром колодезным ты крестила нас.
    Серебром колодезным ты крестила нас.

    Ты такая грешная с верою святой.
    То глядишь невестою, то молчишь вдовой.
    Под снегами талыми плачет колея.
    Отдохни усталая, Родина моя.
    Отдохни усталая Родина моя.

    В слезах полей, в крестах церквей
    Живет надежда, любовь и сила.
    Храни тебя от черных дней
    моя Россия, Россия, Россия.
    Моя Россия, Россия, Россия.

    Ты сама не ведала, что в тебе сильней.
    Запрягала медленно, загнала коней.
    Что-то слишком алая над страной заря.
    Отдохни усталая, Родина моя.
    Отдохни усталая Родина моя.

    В слезах полей, в крестах церквей
    Живет надежда, любовь и сила.
    Храни тебя от черных дней
    моя Россия, Россия, Россия.
    Моя Россия, Россия, Россия.

    Храни тебя от черных дней
    моя Россия, Россия, Россия.
    Моя Россия, Россия, Россия

Добавить комментарий