Нам нужно продержаться всего одно-два десятилетия – и в России начнут ремонтировать и воссоздавать исторические города

Международный день охраны памятников и исторических мест

Сегодня, 18 апреля – Международный день охраны памятников и исторических мест. И «Тверские своды» не могут не откликнуться на это событие.

Не в первый раз нам приходится говорить об охране и бедственном положении памятников, в частности, в Тверской области, и проблемах сохранения исторических городов. Воспользовавшись поводом, еще раз обрисуем кратко нашу концепцию – во имя чего создан сайт «Тверские своды».

Охрана памятников архитектуры и градостроительства – в европейской истории явление довольно позднее. О нем начали говорить робко в 1 половине XIX века, а нормой она стала в конце этого столетия. Охрана памятников архитектуры стала неотъемлемой частью национальной идентичности европейских народов, для которых, начиная с середины XIX века, в национальном культурном ряду появились значимые исторические здания – Нотр-Дам для французов, Кельнский собор для немцев, Вестминстер – для англичан и т.д. Наряду с этими ключевыми памятниками, формируется представление о необходимости охранять и средовую застройку, ту, что создает неповторимый облик французского, немецкого, английского или иного европейского города.

Формирование национальной идентичности через архитектуру – идея актуальная как в прошлом, так и в наши дни. В архитектуре ярче всего проявляются национальные вкусы, привычки, образ жизни. Национальная архитектура естественно хранит в себе памятники монументальной живописи и декоративно-прикладного искусства народа. При ней складывается садово-парковое искусство, она наполняет содержанием национальное градостроительство. Словом, она крайне важна для воспитания патриота и образованного гражданина.

До России волна интереса к национальным памятникам докатилась в одно время со всей Европой, до провинции – с запозданием на два-три десятилетия. Но уже в 1910-г гг. и в русской провинции проводились грамотные научные реставрации памятников, хотя бы пока единичных. В 1920-х гг. советское государство в этой сфере унаследовало дореволюционную практику. Оно же унаследовало и дореволюционные научные кадры. Русская школа реставрации стала одной из лучших в мире. Пережив репрессии и непонимание в обществе, работая часто на одном энтузиазме, русские реставраторы достойно вписали свои имена в летопись русской культуры.

Необходимо достаточно высоко оценить и советский опыт охраны памятников, как с точки зрения законодательной базы, так и с точки зрения ее практического применения. Но, как известно, два фактора этому мешали. Первый – это государственный атеизм, требовавший уничтожения церквей, независимо от их историко-художественной ценности, а второй – короткая, но жестокая культурная революция 1920-1930-х гг., опустошившая, а затем и уничтожившая памятники, почему-либо объявленные «гнездами» ненавистного «господствующего класса». С этими факторами нельзя было не считаться, но они действовали, по большому счету, в полной мере лишь в начале и середине 1930-х и 1960-х гг. Увы, за это время было погублено невероятно много первоклассных произведений архитектуры и монументального искусства.

Но уже в 1936 году (еще до начала массовых репрессий!) началось жестокое уголовное преследование по фактам порчи памятников. В основном оно касалось порчи гражданских зданий. Сравнительно мягче правоохранительные органы смотрели на снос церквей, имевших мировое значение, к тому же огромное множество их было к этому времени уже уничтожено. Но факт фактом – после пятнадцати лет борьбы с памятниками советское государство круто изменило отношение к ним.

В нынешнем нашем беспамятстве мы забываем: то, что памятники Твери сохранились вообще – это заслуга советских архитекторов города и его защитников, в первую очередь послевоенных. Город утратил до войны и во время ее очень многое – в первую очередь из своих главнейших памятников зодчества. Но можно только восхититься таланту и мужеству команды архитекторов, создавших генплан 1945 года, лучший за его советскую историю. Не будь политики собирания и воссоздания города, проводившейся в 1942-1950-х гг. мы бы сейчас никаких памятников вообще не имели.

Тяжелым ударом для исторического города стало массовое строительство 1960-1980-х гг., ненадолго прервавшееся в 1990-х и ныне вновь активно ведущееся, причем став коммерческим, оно стало еще агрессивнее. С начала 1970-х гг. началось вторжение типовой индустриальной застройки уже в исторический город, причем если первое время отчасти регулировались высотность и какая-то ландшафтность, то в 2000-х гг. в ходе «точечной» застройки и эти условные принципы были забыты.

Но главное даже не это. С начала 2000-х гг. произошел коренной перелом в сознании людей. С этого времени в массовом сознании перестает быть нормой жизнь в исторических домах. Формировалось это исподволь, через воспитание двух поколений в «хрущевках» и «панельках». «Панельки» могут выдержать (хотя и с трудом) существование людей, гадящих под окнами, ломающих деревья, бросающих с балконов окурки, выбрасывающих мусор в подъезде, презирающих соседей и т.д. Дом, особенно исторический, не предназначен для жизни таких неотесанных граждан, ему нужен ответственный хозяин. Фотографии старого города 1980-1990-х гг. в сравнении с нынешними неопровержимо доказывают: в руинированное состояние столетние и двухсотлетние дома пришли буквально за одно десятилетие, когда живущим в них людям эти дома вдруг стали за что-то ненавистны. (Наверное, за то, что в них не помещаются еврокухни, двери с тремя замками, плазменные панели и прочие объекты победившего общества потребления).

В этом смысле защищать памятники, если их ненавидит большинство живущих в них людей, бесполезно. От желающих их уничтожить, у нас в стране пока не выработано эффективного противодействия. Мы очень надеемся, что принятый накануне во втором чтении Государственной Думой РФ закон об ответственности за порчу памятников позволит хотя бы немного оздоровить ситуацию. Заинтересованность в этом государства мы видим.

Но до этого времени необходимо попытаться как можно больше популяризировать сами памятники, донести их ценность до массового горожанина, отвыкшего или никогда не умевшего видеть их красоту. Донести до людей довольно простые, но пока не очевидные вещи, что жить в историческом городе – это престижно. Жить или иметь офис в историческом доме, который отремонтирован и приведен в достойный вид – это в большей степени показатель богатства и вкуса, чем иметь пятиэтажный коттедж.

Как нам говорят европейцы, они прошли то, что мы переживаем сейчас, несколько десятилетий назад. Возможно, и нам нужно продержаться всего одно-два десятилетия – и в России начнут ремонтировать и воссоздавать исторические города. Главное – чтобы было что и где воссоздавать…

Поэтому «Тверские своды» — в первую очередь просветительский проект – не может оставаться в стороне от происходящей прямо сейчас очередной волны борьбы с тверским культурным наследием. Мы будем реагировать на каждый подобный случай всеми доступными нам в рамках закона способами.

Присоединяйтесь к нам!

Вместе мы сможем больше.

http://vk.com/tversvod

История, Культура, Мнения, , , , Permalink

Добавить комментарий