История избрания на царство Михаила Романова

Автор —  Александр Дальнев

История избрания на Царство Михаила Романова подобна современной детективной истории, которые мы часто можем наблюдать по телевизору.

Влияние правительства, так называемой, Семибоярщины на Первое и Второе ополчения, организация Учредительного Собора, сбор депутатов от областей, подкуп и оговор конкурентов, запланированные акции и выступления и прочая и прочая. Всё тут было. И не могло не быть! Привилегированные боярские роды встретились с простонародьем, с казачеством, с крестьянством. Естественно, они использовали своё преимущество в знаниях и выборных технологиях, которые уходили в область откровенных преступных деяний.

Чтобы понять, какие были у них знания в начале XVII века и применены выборные технологии нужно познакомится с рядом источников информации. Желательно, независимых и нейтральных. Было бы неправильно доверять только тем источникам, которые оставили нам сами Романовы и их «доверенные» лица: летописцы, архивисты и историки. Основываясь на этих источниках, мы получим те выводы, которые удобны Романовым и их потомкам, но «неудобны» нам, поскольку будут отличаться от той исторической правды, которая может нас научить новому знанию и объективным выводам. А последние могут нам понадобиться сегодня в современной сложной ситуации очищения отечества от «плевел» предательства и необоснованного фальсифицирующего уничижения русской истории.

В данном материале мы использовали главным образом материалы двух известных историков и специалистов по периоду «Смутного времени»: дореволюционного специалиста по русской истории Казимира Феликсовича Валишевского (1849-1935) и современного известного историка советского и современного периода Руслана Григорьевича Скрынникова (1931-2009).

Представим сначала справки об этих специалистах по указанному выше периоду из Википедии (сокращённые).

Справка о Казимире Феликсовиче Валишевском:

clip_image002Казимир Феликсович Валишевский (польск. Kazimierz Waliszewski; 18491935) — польский историк, писатель и публицист, известный в России сочинениями по придворной истории XVIII века (эпоха дворцовых переворотов), которые пересыпаны салонными анекдотами и подробностями интимной жизни правителей.

Казимир Феликсович Валишевский закончил гимназию в Варшаве. Затем обучался в иезуитской школе в Меце (Франция) и в школе права в Нанси, а завершил образование в Парижской школе права, где получил степень доктора юридических наук. В 1875—1884 гг. преподавал в Кракове, с 1885 г. постоянно жил и работал во Франции. С конца 1870-х начал публиковать статьи, сборники документов, книги, посвященные экономическим и правовым проблемам.

clip_image004Широкую известность К. Валишевскому принесла серия произведений, посвященных истории России XVII—XIX вв. Он издает во Франции на французском языке, начиная с 1892 года, одну за другой книги о русских царях и императорах, об их окружении. Книги Валишевского были объединены в серию «Происхождение современной России» (название по образцу «Происхождения современной Франции» Ипполита Тэна) и охватывают период между царствованиями Ивана Грозного и Александра I.

Более тридцати лет К.Валишевский посвятил изучению России. Он работал в архивах Парижа  и  ЛондонаБерлина  и Вены, а также Петербурга, где пользовался покровительством Великого князя Николая Михайловича. Русские переводы его сочинений издавались в промежутке между Первой русской революцией и началом Первой мировой войны.

clip_image006Последняя его книга, посвященная Александру I, вышла в Париже в 1925 году. В 1929 году «за большой вклад в современную историографию» был отмечен наградой французской Академии наук. Умер в Париже в 1935 году. В период перестройки в СССР были выпущены многочисленные репринты дореволюционных изданий сочинений Валишевского.

Следует заметить, что исторические сочинения Валишевского принято считать не имеющими научной ценности. Ещё до революции авторы энциклопедии Гранат констатировали: «живо написанные и изобилующие бытовыми подробностями в научном отношении оцениваются как крайне легковесные, часто не возвышающиеся над уровнем заурядного исторического романа».

Большая советская энциклопедия даёт профессиональным качествам Валишевского-историка не менее суровую оценку: «Сосредоточивая свое внимание исключительно на личной жизни царствующих особ, Валишевский даёт лишь историю придворных интриг и любовных похождений и анекдотов; какой-либо социальный анализ в сочинениях Валишевского совершенно отсутствует.

С такими суждениями историков, которые готовили статьи в энциклопедии, сегодня нельзя согласиться, поскольку они носят надуманный характер и способствуют фальсификации истории и недопониманию мотивации тех или иных участников исторических событий. Таким образом, позиция отношения к историческому наследию Казимира Валишевского должна быть пересмотрена.

Справка о Руслане Григорьевича Скрынникове:

clip_image008Руслан Григорьевич Скрынников (1931-2009), известный советский и российский историк, доктор исторических наук, профессор Ленинградского, затем Санкт-Петербургского университета.

Руслан Григорьевич Скрынников родился в семье служащих. Его отец, Григорий Иванович Скрынников, инженер, работал тогда на Рионской ГЭС. Мать, Серафима Александровна, была учительницей химии. В детстве мечтал стать физиком, но судьба привела его на исторический факультет. В 1948 году поступил в ЛГУ, где специализировался на средневековой истории. Научным руководителем Скрынникова на факультете был Б. А. Романов, который и пробудил у молодого исследователя интерес к эпохе Ивана IV и опричнины.

clip_image010В 1953 году Скрынников поступил в аспирантуру ЛГПИ им. А. И. Герцена, делал доклады и писал научные статьи по истории XV—XVI веков. Через три года защитил кандидатскую диссертацию «Экономическое развитие новгородского поместья в конце XV — XVI веках». В 1960 году стал преподавателем на историческом факультете ЛГПИ. Преподавание Скрынников совмещал с научной деятельностью, посвятив шесть лет сбору материалов к новой монографии. В 1966 году вышло в печать «Начало опричнины», в 1967 году Скрынников защитил докторскую диссертацию «Опричнина Ивана Грозного». В 1969 году увидела свет монография «Опричный террор».

В работах этого периода учёный полностью пересмотрел концепцию политического развития России в XVI веке и доказал, что опричнина никогда не была цельной политикой с едиными принципами. Согласно Скрынникову, на первом этапе опричнина обрушила удар на княжескую знать, но эту направленность она сохраняла на протяжении всего лишь года. В 1567—1572 годах Грозный подверг террору новгородское дворянство, верхи приказной бюрократии, горожан, то есть слои, составлявшие опору монархии. В этот период террор был политической бессмыслицей.

В 1973 году профессор Скрынников был приглашен на исторический факультет ЛГУ. В течение почти двух десятков Скрынников всесторонне исследовал эпоху Ивана Грозного: внешняя и социальная политика, экономика, освоение Сибири. Изыскания учёного нашли отражение в новых монографиях: «Царстве террора» (1992) и вышедших подряд «Трагедии Новгорода» (1994), «Крушении царства» (1995) и «Великом государе Иоанне Васильевиче Грозном» (тт. 1—2, 1997).

Интерес к опричнине породил у исследователя и интерес к эпохе Смуты. По данному вопросу Скрынников также написал несколько исследований, среди которых наиболее известным стало «Царь Борис и Дмитрий Самозванец» (1997). Разносторонние интересы Скрынникова подчеркивают его значимая монография «Дуэль Пушкина» (1999) и учебник «История Российская IX-XVII вв.» (1997).

clip_image012 Всего перу Скрынникова принадлежат более 50 монографий и книг, свыше сотни статей по русской истории в ведущих научных, общественно-политических и литературных журналах, многие из которых были переведены в США (4 монографии), Польше (2 монографии), ГерманииВенгрииИталии, Японии и Китае. Наиболее важные результаты научных исследований были изложены Скрынниковым в докладах на мировых конгрессах в Харрогейте (Англия) в1990 году, в Варшаве в 1995 году, на международных конференциях и семинарах в Сорбонне, в университетах  ВенецииТокио, Будапешта, Кракова, университетах Санкт-ПетербургаМосквыНовосибирска, Ростова-на-ДонуВеликого Новгорода, ГамбургаМюнхенаГейдельберга, КиляМюнстераГессена  и др. Одной из последних монографий учёного стала изданная в 2006 году книга «Иван III».

Скрынников выступал в различных странах в качестве почетного приглашённого профессора: в 1988 году он был гостем Британской академии, затем выступал с лекциями и научными докладами в Оксфорде, Кембридже, Лондоне, Бирмингеме, Абердине.

В интернете на сайтах сегодня «бродят» различные трактовки событий, касающихся выбора на Российский Престол царя. В частности там пишут следующее: «Вожди Второго народного ополчения, собранного Кузьмой Мининым и князем Дмитрием Пожарским задумались о том, кого избрать на царский престол Российского государства, задолго до изгнания поляков из Москвы. Сначала штаб Ополчения, объявивший себя новой временной властью страны – Земским Собором, – склонялся к мысли принять шведского принца из династии Ваза – Карла Филиппа, родного брата Густава Адольфа, ставшего к этому времени королем Швеции.

Затем через австрийского посла в Персии Грегоровича ополченцы предложили престол брату Германского императора Рудольфа Габсбурга – Максимилиану. Последний отказался, но зато согласие дал его младший брат Леопольд. Однако его ответ вождям ополчения пришел очень поздно, только в 1613 г., когда вопрос о новом царе уже был решен в пользу Михаила Романова. О кандидатуре последнего в конце концов вспомнили в связи с тем, что ранее его имя в качестве возможного государя всея Руси было названо еще св. Патриархом Ермогеном…». Сказать просто, что эта информация ложная – это предельно мало и было бы необъективным. Нужно ещё и объяснить, почему.

Дело в том, что по сведениям сравнительно независимого источника Казимира Феликсовича Валишевского, труд которого «Смутное время» был признан объективным и издан в 1905 году большим тиражом, патриарх Ермоген вообще не высказывался на эту тему. И мы видим в этой ссылке на Гермогена (Ермогена) пример приписывания ему тех слов и мнений, которых он не высказывал и не проявлял. Этот приём «опоры» на уважаемое историческое лицо достаточно эффективен, и авторы данного исторического подлога явно рассчитывают на наивность и неосведомлённость читателя.

Между тем, исторический исследователь эпохи Смутного времени Казимир Феликсович Валишевский описывает события достаточно аргументировано, ссылается на многочисленные зарубежные источники, в том числе, польские и ватиканские, куда Романовы и их «домашние» историки проникнуть и изъять документы, а, значит, и фальсифицировать историю, не могли. И это определённый залог объективности.

По этим источникам кандидатов на избрание царём было несколько и Романовых среди них изначально не было.

Вот какой список кандидатов мы можем найти сегодня в интернете. Кроме совершенно ошибочного представления, что среди кандидатов был Михаил Романов, в нём были следующие лица:

«Кандидатами на престол были иностранцы:

* Польский королевич Владислав, сын Сигизмунда III;

* Шведский королевич Карл Филипп, сын Карла IX;

Среди представителей русской знати выделялись следующие фамилии:
* Голицыны. Этот род происходил от Гедимина Литовского, однако отсутствие В. В. Голицына (он был в польском плену) лишало этот род сильных кандидатов;

* Мстиславские и Куракины. Представители этих знатных русских родов подорвали свою репутацию сотрудничеством с поляками;

* Воротынские. По официальной версии наиболее влиятельный представитель этого рода, И. М. Воротынский подал самоотвод;

* Годуновы и Шуйские. И те, и другие являлись родственниками ранее правивших монархов…..

* Дмитрий Пожарский и Дмитрий Трубецкой. Они, бесспорно, прославили свои имена во время штурма Москвы, но не отличались знатностью.

* Кроме того, рассматривалась кандидатура Марины Мнишек и её сына от брака с Лжедмитрием II, прозванного ворёнком».

Характерно, что из древних российских родов в качестве претендента был выделен Василий Васильевич Голицын (?-1619), князь, дворянин московский и воевода, затем боярин, старший из 3 сыновей боярина кн. В. Ю. Голицына от брака с вдовой боярина Ф. А. Басманова.

Приведём историческую справку об этой исторической личности:

Голицын Василий Васильевич (ск. 14.01.1619), князь, боярин и воевода. Участвовал в походах на города Нарву (1590) и Смоленск (1596 и 1599). Враждовал с царем Борисом Годуновым; присоединился к Басманову, когда тот объявил, что Лжедмитрий I — истинный царевич. Лжедмитрий отправил изменившее Годунову войско к Москве под предводительством Голицына, а сам двинулся следом. Голицын активно содействовал гибели семьи Бориса Годунова, но вскоре после того начал интриговать против самозванца, приняв участие в заговоре вместе с Дмитрием Шуйским (см.: Шуйские), и был одним из претендентов на Московский престол. В 1608 Голицын в союзе с Шуйским возглавлял царское войско в походе против Лжедмитрия II и бежал из-под Болхова. В следующем году был участником заговора против царя Василия Шуйского. После низвержения Шуйского являлся одним из кандидатов на царский престол. Впоследствии, будучи отправлен в составе посольства к Сигизмунду под Смоленск по поводу избрания королевича Владислава на Московский престол, Голицын был арестован и сослан вместе с митр. Филаретом и др. в Польшу (Голицын — в крепость Мариенбург) (Замечу, что митр. Филарет тоже был сослан в Мариенбург, но авторы почему-то об этом умалчивают – А.Дальнев). В 1616, несмотря на настояния Сигизмунда, отказался склонить московских бояр к возведению королевича Владислава на Московский престол. В 1619 был заключен договор об обмене пленными, но Голицын так и не увидел родной земли, скончавшись по дороге в Москву. Похоронен в Вильне, в братской церкви Св. Духа.

Однако, в период выборов он был в плену у поляков. Впоследствии, возвращаясь из польского плена в 1619 году, он неожиданно умер в пути. Что, по меньшей мере, выглядит странным и требует расследования.

Высокие шансы быть избранными были у одного из командующих Первым ополчением из казачьей голытьбы князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого ( с ним изначально Первое ополчение возглавляли рязанский воевода Прокофий Ляпунов и казачий атаман Заруцкий) и у командующего Вторым ополчением князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Они не выделялись происхождением, но ярко проявили себя в борьбе с иноземцами. Между ними была определённая конкуренция и взаимное недоверие, обильно провоцируемое и поощряемое многочисленными боярскими кланами и правительством Семибоярщины.

clip_image014 Из инородцев в числе кандидатов был сын Сигизмунда III юный Владислав (9 июня 1595—20 мая 1648), которому уже в 1610 году успело присягнуть полуторатысячное боярское посольство под стенами Смоленска, состоявшее из бояр и дворян и опасавшееся за свою жизнь и имущество от рук разгневанного народа.

Кстати, во главе этого боярского посольства, опасающегося за свою жизнь и достояние, были «тушинский патриарх» Филарет (т.е., старший из пяти братьев Романовых — Фёдор Никитич Романов), уважаемые знатные бояре, из которых выделялся Василий Васильевич Голицын, и многие другие. Изначально Великое Посольство, как его назвали историки, предполагало видеть на Русском Престоле польского короля Сигизмунда III. Однако, польский властитель отказался от такой чести и предложил на русский престол своего старшего сына – королевича Владислава. Надо сказать, что посольство выставляло определённые требования. Его главные представители требовали, чтобы будущий монарх принял православную веру. В конце концов, после многомесячных переговоров вопрос этот был признан не самым главным. Для его положительного решения требовались шаги со стороны как поляков так и clip_image016со стороны временного боярского правительства Семибоярщины. Тем не менее, присяга бояр новому царю была проведена и принята.

Однако, Сигизмунд III опасался направлять королевича Владислава в Москву из-за многочисленных противников этого решения в русском простом народе и в рядах уже сформированного Первого ополчения. В результате, в Москву был направлен большой отряд поляков, которому было поручено решать вопросы прихода к власти и занятия московского престола королевичем Владиславом.

С этим отрядом в Москву направлялась и часть боярского правительства. При этом представителям польского короля Сигизмунда III и нового русского царя Владислава было предписано склонить общественность Московии к сохранению Владиславом своей лютеранской веры. Иноземцы рассчитывали на их непосредственное влияние на патриарха Гермогена, который был в это время главным оплотом православия в Московии.

Другая часть представителей правительства и духовенства оставалась при Сигизмунде в качестве заложников, а потом была пленена и отправлена в Польшу.

clip_image018 Однако, сломить патриарха Гермогена не удалось. Он всячески препятствовал польскому влиянию и оккупации, взывал в созданию ополчений многочисленными обращениями. Наконец, он был заперт поляками в подвале Чудова монастыря в Кремле и доведён до голодной смерти в конце февраля 1612 года. Обращения Гермогена, как всем известно, сыграли основополагающую роль при организации Второго ополчения под руководством Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского.

Надо заметить, что за шесть лет нахождения под игом иноземщины, когда Московия была наполнена различными иноземными отрядами и бандами, жителям надоело прятаться по лесам и наиболее способные из них держать оружие вступали в многочисленные отряды защитников. Через некоторое время после прибытия польского отряда в Московский Кремль доступ в него был перекрыт отрядами казаков из Первого ополчения. Началась полуторагодовая осада Кремля Первым ополчением , которая завершилась полной капитуляцией поляков в октябре 1612 года в результате совместных военных действий Первого и Второго ополчений и крушением их планов силового возведения на Московский трон королевича Владислава.

От значительной группы шведских иноземцев претендовал на престол шведский кандидат — вышеупомянутый Карл Филипп.

Современные источники пишут: «Вопрос о новом царе еще не был решен, когда Ополчение Пожарского и Минина выступило к Москве. Уже в августе 1612 г. земское войско подошло к российской столице, занятой поляками, и окружило ее. К Пожарскому присоединился князь Трубецкой вместе с возглавляемыми им казаками. Польская армия гетмана Ходкевича пыталась прорваться в Москву, чтобы помочь осажденному гарнизону интервентов. 22 августа 1612 г. близ Новодевичьего монастыря началось сражение между войсками Пожарского и Ходкевича, которое длилось три дня. Поляки из Кремля также делали вылазки. Казаки, выжидая исхода боя, держались в стороне. На третий день сражения келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий (Палицын) приехал к казакам и сумел убедить их примкнуть к Пожарскому. И хотя русских было не более 10 тысяч, а поляков вместе с кремлевским гарнизоном – около 15 тыс. человек, победа оказалась за Ополчением. 25 августа Ходкевич отступил на Вязьму».

Данные сведения также страдают необъективностью. Как показывают независимые исследования, значение Первого ополчения и его заслуги в победе над поляками гораздо более весомые. Нужно знать и помнить, что полуторагодичное блокирование поляков в Кремле и его осаду организовало и реализовало именно Первое ополчение.

clip_image020Историкам хорошо известно, что лидеры Первого ополчения подвергались большому давлению и провокациям как со стороны правительства из бояр, так называемой, Семибоярщины, так и со стороны иноземцев. В результате подложных писем поляков, которые не находили возможным победить Первое ополчение в открытых сражениях, был оговорён и убит на казачьем Круге один из руководителей Первого ополчения Прокофий Ляпунов. Под давлением своих и чужих находился князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой. Характерно, что именно Трубецкого изначально поддерживал патриарх Гермоген. Сегодня, обращаясь к дореволюционным источникам, мы можем прочитать: «Деятельность кН. Д.Т.Трубецкого составляет одну из наиболее блестящих страниц не только истории самого рода кН. Трубецких, но и вообще истории Руси начала XVII столетия в её тяжёлую годину смут и беспорядков, когда всё спасение отечества зависило вполне от появления нескольких твёрдых в вере за свою родину, искренно желающих и стремящихся к её спасению, умных и серьёзных деятелей.

К числу именно таких верных стражей православной Руси, охранителей своей родины принадлежал и кн.Трубецкой (один из руководителей Первого ополчения, Глава Земского правительства (30 июня 1611 — весна 1613) – автор). В 1610-1612гг. он участвовал в целом ряде сражений против поляков, много содействовал освобождению от последних столицы и на время после изгнания врагов и до избрания Царя Михаила Фёдоровича был избран главным и единственным правителем государства. За свои деяния получил титул «Спасителя Отечества» (Токмаков И.Ф., «Историко-статистическое описание села Гребнево Богородского уезда», 1903г.)».

clip_image022Недавно вышла замечательная книга, целиком основанная на архивных материалах «Князь Дмитрий Трубецкой – Спаситель Отечества.1611/12гг. Краеведческий оттенок биографии». Наукоград. Фрязино.2011. Авторы краеведы Георгий Васильевич Ровенский и Николай Васильевич Потапов призывают общественность восстановить историческую справедливость. Они приводят десятки источников и показывают реальные события происходившие в период Смутного времени и освобождения Москвы от поляков.

Отряды Трубецкого назывались «казачьей голытьбой», поскольку не обеспечивались ни питанием, ни обмундированием, ни оружием. Всё это они завоёвывали в сражениях с иноземцами. В отличии от них воины Второго ополчения, благодаря, очевидно, деятельности Козьмы Минина и поддержки временного правительства «Семибоярщины», обеспечивались и питанием, и обмундированием, и оружием.

Нужно заметить, что Дмитрий Пожарский был связан определёнными обещаниями защитить от возмездия разгневанных казаков и простонародья руководителя «Семибоярщины» — боярина князя Фёдора Ивановича Мстиславского с его соратниками (членами правительства «Семибоярщины») и некоторых других боярских семей, присягавших Владиславу и попавших в осаждённый казаками Кремль вместе с поляками. Среди членов боярских семей были и Романовы: младший брат Фёдора Никитича Романова – Иван Никитич, по прозвищу Каша, и жена Фёдора Никитича Романова с юным Михаилом. После сдачи Кремля поляками все эти лица были депортированы лично Пожарским из казачьего окружения и выехали в свои поместья. Романовы, как известно, уехали в свои Костромские вотчины. Следует показать, что многие казаки были против такого прощения бояр и между воинами ополчений чуть не случилась воинская стычка из-за вывода бояр и их жён «без позора» (см. вышеуказанный источник, с.70).

Надо сказать, что Дмитрий Пожарский довольно неохотно вступал во взаимоотношения с Первым ополчением, поскольку, очевидно, опасался его влияния на подчинённые ему отряды. Отряды Трубецкого были более многочисленными и патриотически настроенными. За свою службу они не получали жалования, в отличие от отрядов Дмитрия Пожарского.

Между тем, сегодняшние авторы позволяют себе скандальные заявления: «Неожиданно среди победителей разгорелись споры. Трубецкой требовал, чтобы его признали главным, так как он имел звание боярина, а Пожарский был всего лишь стольником. В свою очередь казаки потребовали выплатить им жалование за участие в освободительной войне. Напряжение снял Троицкий архимандрит св. Дионисий Радонежский, предложивший ради выплаты денег казакам заложить сокровища ризницы Троице-Сергиева монастыря или отдать их казакам. То ли пристыженные, то ли успокоенные казаки сняли свои требования».

Эти пасквильные пассажи против казаков легко разоблачаются материалами и документальными свидетельствами Казимира Валишевского и другими источниками. Валишевский говорит о просьбе казаков после совместных сражений поставить их на довольствие, на котором стояли отряды Второго ополчения. При предложении архимандрита Троице-Сергиевского монастыря Дионисия (по свидетельству сохранившихся записок келаря Палицына) принять для оплаты питания ценную утварь из монастыря представители казаков посчитали это предложение провокационным и недостойным для казаков и демонстративно отказались от своих просьб.

Описание последующих событий можно принять: «Поляки, засевшие в Кремле, сопротивлялись отчаянно, надеясь на подкрепление, посланное Сигизмундом III, и понимая, что в случае поражения им сполна придется ответить за все содеянное в России зло.

Наконец, 22 октября 1612 года русские овладели Москвой после тяжелых боев, особо кровопролитных в Замоскворечье, на Пятницкой улице, и около Крымского брода, где русские ополченцы и казаки форсировали Москва-реку. Спасение русского государства в эти дни зависело от минимального перевеса сил: войск у Ополчения было совсем немного, и приходилось рассчитывать только на чудо. Именно настоящим чудом от Казанской иконы Богородицы и посчитали русские люди освобождение Москвы в октябре 1612 г. Неся Казанскую икону в своих рядах, ополченцы сначала 22 октября (4 ноября н.ст.) овладели Китай-городом.

Справка о Казанской иконе Божьей Матери:

«Как пишет современник событий патриарх Гермоген (в то время священник Гостинодворской церкви Казани Ермолай), после пожара в Казани в 1579 году, уничтожившего часть города, девятилетней Матроне во сне явилась Богородица, велевшая откопать её икону на пепелище:

Яви убо себе Богородицына икона сицевымъ образомъ. Не яви убо образа своего Владычица ни святителю града, ни начальнику властелинску, ниже вельможи или богату, ниже мудру старцу: но яви свое честное сокровище, источникъ неизсчерпаемый приходящимъ с вѣрою, чудный свой образъ, нѣкоего мужа от простыхъ, имуща мудрость на войнѣ стрелебную, сего дщи юнна, десяти лѣтъ суща, именемъ Матрона. Сей бо дѣвицы явися чюдная она и пресвѣтлая икона Богородицына. И после убо пожара в томъ же лѣте и месяце, сице нача являтися дѣвицы оной, ей же имя преди рекохомъ, икона пресвѣтлая Божия Матери. И веляше ей поити во градъ и повѣдати про икону Богородицыну, ея же видѣ, архиепископу и воеводамъ, дабы шед выняли образъ Пречистые Богородицы от земленыхъ нѣдръ: и мѣсто повѣда ей, идѣже последи обрѣтоша драгаго бисера честное сокровище, чюдную икону Богородицыну.

clip_image023

В указанном месте на глубине около метра действительно была найдена икона.

День явления Казанской иконы — 8 июля по юлианскому календарю — ныне общецерковный праздник в Русской Церкви.

На месте явления иконы был построен Богородицкий девичий монастырь, первой монахиней которого стала Матрона, принявшая имя Мавры.

Уже в XIX веке не было полной ясности, где находился подлинник явленной иконы, но большинство мнений склонялось к тому, что он был в Казанском Богородицком монастыре..

…. По преданию, чудеса от иконы начались ещё при её перенесении с места явления во храм: согласно некоторым сведениям, исцелились двое слепых, участвовавших в процессии.

В 1579 году список с Казанской иконы был отправлен в Москву царю Ивану IV (Грозному). При Петре I один из списков чудотворной иконы был перенесён в Санкт-Петербург. С 1737 года эта икона находилась в церкви Рождества Богородицы на Невском проспекте, а с1811 года в Казанском соборе.

clip_image025Будущий патриарх Гермоген, святитель Московский, в 1594 году, будучи митрополитом Казанским, составил «Повесть и чюдеса Пречистые Богородицы, честнаго и славнаго Ея явления образа, иже в Казани».

Ещё один чудотворный список с иконы был привезён из Казани в Москву в войско князя Дмитрия Пожарского в 1611 году, видимо, ополчением из Казани. Осенью 1612 года ополчение свергло боярское правительство королевича Владислава (Очень важное свидетельство о фактическом предательстве «Семибоярщины» – А.Дальнев). В память о сём событии было установлено сначала местное (в Москве) празднование иконе; в 1649 году по случаю рождения на праздник «чудотворныя иконы Казанския, во время всенощного пения» наследника престола царевича Димитрия царь Алексей Михайлович повелел праздновать 22 октября Казанской иконе «во всех городах по вся годы».

До постройки Казанского собора на Красной площади Москвы в 1636 году московская «Казанская» находилась в приходском храме Пожарских — церкви Введения на Лубянке, во Псковичах (не сохранилась; стояла на месте нынешней площади Воровского). После разрушения Казанского собора в Москве почитаемый список Казанской иконы был перенесён в Богоявленский Елоховский собор Москвы.

Первым храмом в честь иконы стала Казанская церковь в подмосковном селе Коломенском:

«В 1610 г. Тушинский самозванец с воеводой Сапегою имел здесь свой стан. Царь Михаил Феодорович в память избавления Москвы от поляков приказал заложить каменную пятиглавую церковь во имя Казанской Богоматери, освященную при Алексее Михайловиче»[5]. Современный храм в Коломенском был построен в 16491653 годах как домовая церковь при Коломенском царском дворце.

….. В XIX веке Казанский образ был, вне сомнения, самой почитаемой иконой в России; к началу XX века по Российской империи были десятки официально «чтимых» местных списков Казанской иконы по различным епархиям.

В конце XX века получили распространение мифы, связывающие икону с митрополитом Гор Ливанских Илиёй, и об особой роли иконы в Великой Отечественной войне.

Автором службы в честь Казанского образа считается святитель Патриарх Ермоген.

· Тропарь, глас 4

Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающих. Всех нас заступи, о Госпоже Царице и Владычице, и же в напастех и скорбех и в болезнех, обремененных грехи многими, предстоящих и молящихся Тебе умиленною душею и сокрушенным сердцем пред пречистым Твоим образом со слезами, и невозвратно надежду имущих на Тя, избавления всех зол, всем полезная даруй и вся спаси, Богородице Дево: Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим.

· Кондак, глас 8

Притецем, людие, к тихому сему и доброму пристанищу, скорой Помощнице, готовому и теплому спасению, покрову Девы: ускорим на молитву и потщимся на покаяние: источает бо нам неоскудныя милости Пречистая Богородица, предваряет на помощь и избавляет от великих бед и зол благонравныя и богобоящияся рабы Своя.

· Величание

Величаем Тя, Пресвятая Дево, Богоизбранная Отроковице, и чтем образ Твой святый, имже точиши исцеления всем с верою притекающим.

· Молитва

О Пресвятая Госпоже Владычице Богородице! Со страхом, верою и любовию припадающе пред честною иконою Твоею, молим Тя: не отврати лица Твоего от прибегающих к Тебе, умоли милосердая Мати, Сына Твоего и Бога нашего, Господа Иисуса Христа, да сохранит мирну страну нашу, Церковь Свою Святую да незыблему соблюдет от неверия, ересей и раскола. Не имамы бо иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Пречистая Дево: Ты еси Всесильная христиан Помощница и Заступница. Избави всех с верою Тебе молящихся от падений греховных, от навета злых человек, от всяких искушений, скорбей, бед и от напрасныя смерти: даруй нам дух сокрушения, смирение сердца, чистоту помышлений, исправление греховныя жизни и оставление прегрешений, да вси благодарне воспевающе величия Твоя, сподобимся Небеснаго Царствия и тамо со всеми святыми прославим Пречестное и Великолепое Имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь».

И далее из источника в интернете о капитуляции польского гарнизона в Кремле:

«….Комендант кремлевского гарнизона польский полковник Струсь в продолжение еще 5 дней отказывался сдаться, но был принужден к тому голодом. Русские, заняв Кремль, к своему ужасу обнаружили там чаны с человеческим мясом – поляки съели всех кошек и собак, перестреляли ворон и, наконец, дошли до каннибализма.

К 27 октября Российская столица была полностью освобождена от интервентов. Патриотические чувства, которые сумела пробудить в народе Православная Церковь, принесли свои плоды. Как только русские люди искренне раскаялись в том, что приняли участие в смуте и объединились в борьбе за освобождение Отечества от иноверных захватчиков, Господь даровал им победу.

В память об избавлении Москвы и России от нашествия иноплеменников было установлено второе празднование Казанской иконе Божией Матери – в день освобождения Китай-города, 22 октября. Смутное время на Руси закончилось. Правда, долго еще по окраинным землям России будут бродить и бесчинствовать отдельные недобитые шайки интервентов, казаков и своих русских «воров».

После освобождения столицы необходимо было созвать Земский Собор и избрать нового царя. Уже в ноябре 1612 г. началась подготовка к Собору. В нем должны были принять участие представители всех русских областей и сословий: бояре, дворяне, купцы, казаки, посадские люди и свободные крестьяне, за исключением лишь крестьян боярских и монастырских, т.е. крепостных. К 1 февраля 1613 г. около 800 человек собралось в Москве для участия в Земском Соборе».

=======================================================

Казимир Валишевский подробно описывает процедуру выборов нового государя на Земском Соборе. Его позицию и аргументы практически полностью разделяет современный исследователь эпохи Смутного времени Руслан Григорьевич Скрынников. И у нас нет оснований им не доверять. Их мнения и рассуждения мы будем приводить по ходу рассмотрения темы.

clip_image027Как пишут современные источники о выборах царя Московии в 1613 году в интернете: «Большинство бояр и северорусского дворянства высказались за кандидатуру шведского принца. Но духовенство, подытожив печальный опыт с приглашением польского королевича, желало видеть на Московском престоле только природного русского. Священнослужителей поддержали южные дворяне, посадские и казаки. Казачество сначала предлагало избрать своего лидера – князя Трубецкого, но его авторитет после смуты был невелик. Тогда казаки предложили на царство Михаила Романова». Такое поверхностное представление о выборах нового царя позволяет скрыть многие внешние влияния на Учредительный Собор.

Важным является тот факт, что сами заседания Земского Собора проходили в Успенском Соборе Кремля. Однако. это помещение не позволяло разместиться всем, что было не случайным фактором. Как отмечает Валишевский, заинтересованные в результатах выборов боярские кланы направляли своих представителей рано утром, а некоторые даже ночевали возле Успенского Собора всю ночь и занимали места сразу после его открытия. Естественно, что другим депутатам места не находилось. Они не могли попасть в Собор и фактически были лишены права голоса.

Другим важным фактором, повлиявшим на процедуру выборов, является проведение ряда повторных голосований. Валишевский пишет, что после проведения первого голосования сторонники Михаила Романова увидели явный недостаток голосов в их пользу. Это голосование по надуманным причинам было признанно недействительным, а следующее голосование было перенесено на две недели. Сторонники Романовых не теряли времени даром и направили в города и веси своих посыльных для приезда на Собор своих сторонников в качестве депутатов. Такие «пробные» голосования повторялись несколько раз, пока не стал ощущаться явный перевес голосов в пользу Михаила Романова. Это были , так сказать, общие вопросы тактики на выборах.

Следующим важным направлением в успехе выборов было влияние на кандидатов и их умышленная дискредитация. С иноземными кандидатами удалось решить вопрос их отставки достаточно быстро. Тут бояре, казаки и все остальные пришли к согласию достаточно быстро, что в общем то несколько притупило чувства осторожности и привадило чувство доверия со стороны казаков. Этим не преминули воспользоваться бояре и дворяне вкупе с высшим духовенством. Вполне возможно и вероятно, что этими процессами мог руководить и патриарх Филарет, находящийся в плену у поляков, но имеющий возможности связи с Московией.

Естественно, что основными претендентами на занятие Российского Престола были два героя-освободителя – Дмитрий Трубецкой и Дмитрий Пожарский. Сообразуясь с понятиями чести и бескорыстия и фактически спекулируя на них, боярские кланы через своих представителей обвинили их в попытках использования, как сейчас бы сказали, административного ресурса.

В результате, Дмитрий Трубецкой как человек чести вынужден был снять свою кандидатуру с голосования. Не менее изощрённо поступили и с Дмитрием Пожарским. Пожарский накануне Земского Собора добился обещанной и давно ожидаемой оплаты ратного труда своим ополченцам. Этот факт был представлен как некий вариант подкупа избирателей, что предполагало общественное порицание. В результате, Пожарский как человек чести тоже снял свою кандидатуру с голосования.

Ещё одним кандидатом, как мы уже отмечали, был знаменитый боярин Василий Васильевич Голицын. Многие его уважали и отдали бы ему голоса, но он был в плену у поляков. Пришлось и эту достойную кандидатуру снять с голосования.

Милославские и Куракины были сняты с голосования в силу участия их в предательских акциях: организации ими Великого посольства, участия в присяге королевичу Владиславу, присутствия в Кремле во время осады и пр..

Самый знаменитый из рода Воротынских, якобы, сам добровольно снял свою кандидатуру.

Не выдержали общественного противостояния кандидаты из родов Годуновых и Шуйских. И те, и другие являлись родственниками ранее правивших монархов. Как отмечается в интернете: «Род Шуйских, кроме того, происходил от Рюрика. Однако родство со свергнутыми правителями таило в себе определённую опасность: взойдя на престол, избранники могли увлечься сведением политических счётов с оппонентами».

Также были исключены возможности участия в выборах вдовы Лжедмитрия I и Лжедмитрия II Марины Мнишек с её малолетним сыном.

После нескольких дней безуспешных дебатов и голосований депутаты оказались в определённом тупике, который был, очевидно, кому-то выгоден и которым, очевидно, намеривались воспользоваться некие силы. Об этих силах нетрудно догадаться думающему читателю.

clip_image029Как свидетельствуют документы, с инициативой выбора Михаила Романова неожиданно выступил казачий атаман Межаков. Вполне понятно, что это выступление было подготовлено боярами из клана Романовых, но вносить его со стороны своих явных сторонников им было не с руки. Всё-таки понятиям чести и достоинства тогда придавалось особое значение. Данное предложение было выражено устами казачьего атамана и это было большим политическим шагом и результатом большой подспудной работы. Такого рода работу мы можем наблюдать сегодня воочию при принятии законов и важных решений в государственных органах власти.

Следует заметить, что предложение выбора юного Михаила устраивало многих. Одних оно устраивало, поскольку их депутатская миссия-«командировка» грозила стать вообще безрезультатной и сам Земский Собор грозил затянуться до весны. А на местах ждала мирная жизнь, посевная и грядущее преодоление голода и разрухи. Другие видели возможность в выборе юного, фактически недееспособного, царя некоторую политическую передышку и возможность собраться с силами и мыслями. Третьи находили в выборе Михаила Романова возможности влиять на принимаемые решения властных структур. И только сами Романовы и родственные им боярские роды видели в этом решении узкую щель, через которую можно было войти во власть, а потом в ней удобно расположиться. Собственно эти родственные Романовым кланы и стали проводить обширную закулисную работу в пользу Михаила. Характерно, что, когда кто-то из депутатов-казаков высказал сомнение в способностях будущего царя к царствованию и управлению и потребовал его присутствия на Соборе, выступил князь Черкасский и уверил, что в данном случае он своей честью гарантирует царственную дееспособность Михаила, а его отсутствие на Соборе объясняет только чистой случайностью и отсутствием дорог. Таким образом претензии отдельных депутатов были отклонены простыми уверениями, что никто не в праве сомневаться в чести и достоинстве великого боярина князя Черкасского и каждый обязан его заявлениям поверить на его честное боярское слово.

Как мы уже отмечали, кандидатура Михаила Романова несколько раз выставлялась на голосование. Такие технологические приёмы привели к ожидаемому результату — через некоторое время кандидатура Михаила Романова нашла поддержку у большинства участников Собора.

Современные материалы в интернете отмечают: «Даже бояре были вынуждены считаться с настроением большинства и тоже, в конце концов, согласились на избрание Михаила, тем более, что при молодом царе многие надеялись занять положение опекунов-временщиков». Такой вот уже обычный для нашего времени исторический «перевёртыш». И далее: «21 февраля 1613 г. простой люд, собравшийся в Кремль, бурно выразил поддержку Михаилу, потребовав от бояр отказаться от кандидатуры шведского принца. После этого, в тот же день, Михаил Романов единогласно был избран на царство……».

Характерно последующее: «Молодой царь Михаил, еще не подозревавший о своем избрании на царство, проживал вместе с матерью – инокиней Марфой – в Троицком Ипатьевском монастыре в Костроме. Об этом, к счастью, не знали воровские шайки, искавшие способ устранить новоизбранного государя. Вероятно, догадываясь о пребывании Михаила где-то в Костромских пределах, где находились родовые вотчины Романовых, какой-то недобитый отряд интервентов решил пройти по романовским владениям неподалеку от Костромы, дабы захватить Михаила в плен. Проводником поляков стал знаменитый Иван Сусанин, который завел их в лесные болота и принял смерть от рук интервентов.

2 марта 1613 г. из Москвы к Михаилу была направлена депутация. К 14 марта посланцы добрались до Костромы, где состоялась их встреча с Михаилом. Узнав о своем избрании на царство, 16-летний Михаил отказался стать царем – «с гневом и слезами», как говорили посланцы. Марфа также не соглашалась на избрание сына, напоминая послам о том, сколь часто в последнее время избирали царей, а потом с легкостью им изменяли.

Наконец, Романовых удалось уговорить после того, как от лица всей Русской земли Михаилу были обещаны верность и послушание. В память об этом событии было установлено празднование Феодоровской иконе Пресвятой Богородицы (14/27 марта), так как именно этим чудотворным костромским образом Михаил был благословлен на царство в Ипатьевской обители.

Справка о первом русском царе династии Романовых:

clip_image031Михаи́л Фёдорович Рома́нов (12.12.1596—13.07.1645) — первый русский царь из династии Романовых (правил с 27 марта 1613 года) (выделено А.Дальневым, т.е., правил с 9 апреля по новому стилю), был избран на царствование  Земским собором 21 февраля (6 марта) 1613 года. Сын боярина Фёдора Никитича Романова  (впоследствии — Патриарха Московского Филарета) и боярыни Ксении Ивановны Романовой (урождённой Шестовой). Приходился двоюродным племянником последнему русскому царю из московской ветви династии  Рюриковичей, Фёдору I Иоанновичу.

11 июля 1613 г. нового царя венчали на царство в Успенском соборе Московского Кремля.

Торжественное богослужение за неимением Патриарха совершил митрополит Казанский Ефрем, который возглавлял в это время церковное управление, являясь Местоблюстителем Патриаршего Престола».

На образе митрополита Ефрема он изображён с закрытыми глазами, что, очевидно, свидетельствует об отношении Патриаршего Местоблюстителя к выборам юного царя Михаила из рода Романовых.

Однако, борьба за Московский Престол ещё не закончилась. Она продолжалась ещё около 20 лет. Основные претензии были со стороны польского королевича, а потом польского короля Владислава IV Ваза.

Оценку выборов и деятельности Михаила Романова на Русском Престоле говорит следующая историческая справка из Википедии:

«….По версии известного советского историка, профессора А. Л. Станиславского, известного специалиста по истории русского общества XVI—XVII вв., важную роль в воцарении Михаила сыграло великорусское казачество, вольные великорусские люди, вольности которых царь и его потомки отбирали всеми возможными способами.

13 (23) марта 1613 года послы от Земского собора, избравшего 16-летнего Михаила  царём, во главе с архиепископом Рязанским Феодоритом, келарём Троице-Сергиева монастыря Авраамием Палицыным и боярином Фёдором Ивановичем Шереметевым прибыли в Кострому; 14 (24) марта они были приняты в Ипатьевском монастыре с решением Земского собора об избрании Михаила Фёдоровича на московский престол.

Инокиня Марфа была в отчаянии, она слёзно умоляла сына не принимать столь тяжкое бремя.Михаил и сам долго колебался. После обращения к матери и Михаилу рязанского архиепископа Феодорита Марфа дала своё согласие на возведение её сына на престол. Через несколько дней Михаил выехал в Москву. Мать благословила его на царство Феодоровской иконой Божией Матери, и с этого момента икона стала одной из святынь дома Романовых. В предании об иконе есть такие слова, приписываемые Марфе: «Се, Тебе, о Богомати Пречистая Богородица, в Твои Пречистеи руце, Владычице, чадо свое предаю, и якоже хощеши, устроиши ему полезная и всему православному христианству».

По дороге он останавливался во всех крупных городах: Костроме, Нижнем Новгороде, Владимире, Ярославле, Троицком монастыре, Ростове, Суздале.

Прибыв в Москву, он отправился через Красную площадь в Кремль. У Спасских ворот его встречали крестным ходом с главными государственными и церковными реликвиями. Затем он молился у гробниц русских царей в Архангельском соборе и у святынь первопрестольного Успенского собора.

11 (21) июня 1613 года в Успенском соборе Московского Кремля состоялось венчание Михаила на царство, ознаменовавшее основание новой правящей династии Романовых. (Даты несколько отличаются от предыдущих, но это связано с разницей отсчёта в 10 или 13 дней, которые приняты историками – А.Дальнев).

clip_image033 Царь Михаил Фёдорович был молод и неопытен, и до 1619 года страной правили великая старица Марфа и её родня. Об этом периоде историк Н. И. Костомаров говорит следующее: «Близ молодого царя не было людей, отличавшихся умом и энергией: все только одна рядовая посредственность. Прежняя печальная история русского общества приносила горькие плоды. Мучительства Ивана Грозного, коварное правление Бориса, наконец, смуты и полное расстройство всех государственных связей выработали поколение жалкое, мелкое, поколение тупых и узких людей, которые мало способны были стать выше повседневных интересов. При новом шестнадцатилетнем царе не явилось ни Сильвестра, ни Адашева прежних времен. Сам Михаил был от природы доброго, но, кажется, меланхолического нрава, не одарен блестящими способностями, но не лишен ума; зато не получил никакого воспитания и, как говорят, вступивши на престол, едва умел читать».

clip_image035 Потом, после освобождения в 1619 году из польского плена Патриарха Филарета, фактическая власть перешла в руки последнего, также носившего титул Великого государя. Государственные грамоты того времени писались от имени царя и патриарха.

В царствование Михаила Фёдоровича были прекращены войны со Швецией (Столбовский мир 1617, по которому России были возвращены Новгородские земли) и Речью Посполитой (1634), возобновлены отношения с иностранными державами. В 1621 году специально для царя дьяки Посольского приказа стали готовить первую русскую газету«Вестовые письма». В 16311634 годы осуществлена организация полков «нового строя» (рейтарскогодрагунского, солдатского).

В 1632 году Андрей Виниус с разрешения Михаила Фёдоровича основал первые чугуноплавильные, железоделательные и оружейные заводы близТулы.

В 1637 году срок поимки беглых крестьян был увеличен до 9 лет, а в 1641 году — ещё на год. Вывезенных же другими владельцами разрешалось искать до 15 лет.

Скончался 13 (23) июля 1645 года в возрасте 49 лет от водяной болезни  неизвестного происхождения. Похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля».

А вот ещё один вариант описания деятельности Михаила Романова на Российском Престоле:

clip_image036

«До 1933 Россией фактически правил отец Михаила — патриарх Филарет.
В царствование Михаила происходит постепенное восстановление народного хозяйства, потерпевшего большой урон в первое десятилетие XVII в. В 1617 был подписан мирный договор со Швецией в Столбове, по которому шведы возвратили России захваченную ими Новгородскую область. Однако за Швецией остались русские города: Ивангород, Ям, Копорье, Корела с прилегающими районами.

Поляки предприняли два похода на Москву, а в 1617 польский королевич Владислав со своим войском дошел до стен Белого города. Но вскоре интервенты были выбиты из предместий столицы. В 1618 между Польшей и Россией было заключено Деулинское перемирие на 14,5 лет, по которому польский король отзывал свои войска с территории России, но за Речью Посполитой оставались Смоленская, Черниговская и Северская земли. Поляки не признали прав Михаила на русский трон. Сын Сигизмунда III Владислав величал себя русским царем. Вышла из подчинения России Ногайская Орда. Ногайцы стали опустошать пограничные земли. В 1616 с ними удалось заключить мир. Несмотря на то, что правительство Михаила ежегодно посылало в Бахчисарай дорогие подарки, крымские татары совершали походы в глубь русской территории. Их к этому подталкивала Турция.

Фактически Россия в 1610-е — 20-е находилась в политической изоляции. Чтобы выйти из нее, была сделана попытка женить молодого царя на датской принцессе. Но переговоры о женитьбе успехом не увенчались. Тогда Михаила попытались женить на шведской королевне. Русские потребовали от шведской принцессы перехода в Православие и получили отказ.

clip_image038 Главной задачей, которую пыталось решить правительство Михаила, было освобождение Смоленской земли. В 1632 году русская армия осадила Смоленск, взяла Дорогобуж, Серпейск и др. города. Тогда Польша договорилась с крымским ханом о совместных действиях против России. Крымские татары прорвались в глубь русской территории, дошли до Серпухова, разграбив населенные пункты, расположенные на берегах Оки. Многие дворяне и дети боярские, имевшие поместья в южных районах, ушли из-под Смоленска защищать свои земли от татар.

Польский король Владислав IV подошел к Смоленску и окружил русское войско. 19 февраля 1634 русские капитулировали, отдав полякам все имеющиеся у них пушки и сложив свои знамена у королевских ног. Владислав IV двинулся далее на восток, но был остановлен под крепостью Белой. В марте 1634 был заключен Поляновский мирный договор между Россией и Польшей. По нему Польша возвратила России город Серпейск, за который пришлось уплатить 20 тыс. руб.

В то же время Владислав IV (убедившись, очевидно, в тщетности своих претензий – А.Дальнев) отказался от претензий на русский трон и признал Михаила русским царем (выделено автором – А.Дальнев).

После всех этих событий началось восстановление старой и строительство новой засечных черт на юге страны. Москва стала активно использовать донских казаков для борьбы с Турцией и Крымским ханством. В царствование Михаила установились хорошие отношения с Персией, которая оказывала России помощь деньгами во время Русско-польской войны 1632 — 34. Территория России увеличилась за счет присоединения к ней ряда сибирских регионов.

Обстановка внутри страны была сложной. В 1616 произошли народные движения, в которых приняли участие крестьяне, холопы и нерусские народности Поволжья. В 1627 вышел царский указ, разрешивший дворянам передавать свои поместья по наследству при условии службы царю. Таким образом, дворянские поместья были приравнены к боярским вотчинам. После прихода Михаила к власти был установлен 5-летний сыск беглых крепостных. Это не устраивало дворянство, которое требовало продления срока сыска. Правительство пошло дворянам навстречу: в 1637 оно установило срок поимки беглых до 9 лет, а в 1641 увеличило его еще на год, а тех, кого вывезли другие владельцы, разрешалось искать в течение 15 лет.

В правление Михаила была предпринята попытка создания регулярных воинских частей. В 30-е годы появилось несколько “полков нового строя”, рядовой состав которых составляли “охочие вольные люди” и беспоместные дети боярские; офицерами в этих полках были иностранные военные специалисты. Под конец царствования Михаила возникли кавалерийские драгунские полки для охраны внешних границ».

Интересны сведения о семейной жизни первого царя из династии Романовых. Тут мы тоже используем сведения из интернета, но уже без комментариев.

«Брачные планы и коллизии Михаила Романова

clip_image040 В 1616 году царю Михаилу исполнилось двадцать лет. Царица-инокиня Марфа (умерла 26.01.1631), в согласии с боярами, решилась устроить смотрины невест — царю подобало жениться и явить миру законного наследника, чтобы не было смут.

Справка о царице-инокине Марфе (урождённой Ксении Ивановне Шестовой – супруги Фёдора Никитича Романова) из Википедии:

При Борисе Годунове вместе с мужем была насильно пострижена в монашество. В 1601 году сослана в Заонежье, в село Толвуя на берегу Онежского озера и разлучена с детьми — Михаилом и Татьяной (единственные выжившие из её шести детей).

Детей взяла к себе тётка, Марфа Никитична Черкасская. Тайком она увезла их из Белозерского края в село Клин Юрьевского уезда, старинную вотчину Романовых.

Девушки съезжались в Москву на смотрины, но мать заранее выбрала сыну девушку из знатной боярской семьи, близкой к семье её родственников Салтыковых. Михаил, однако, спутал её планы: обходя ряды красавиц, молодой царь остановился перед боярышней Марией Хлоповой. Царскую невесту поселили во дворце и даже нарекли новым именем Анастасия (в память о первой жене Ивана Грозного). Вместе с девушкой ко двору прибыла и её многочисленная родня. Но внезапно девушка заболела, в течение нескольких дней у неё была частая рвота. Осмотревшие её придворные доктора (Валентин Бильс и лекарь Балсырь) выдали заключение: «Плоду и чадородию от того порухи не бывает». Но Михаил Салтыков донёс царю Михаилу, что лекарь Балсырь признал болезнь невесты неизлечимой. Инокиня Марфа потребовала, чтобы Марию удалили. Был созван Земский собор. Гаврило Хлопов бил челом: «Болезнь произошла от сладких ядей. Болезнь проходит, невеста уже здорова. Не след отсылать её с верху!. Но бояре знали, что мать царя не хочет Хлопову, поэтому признали: «Мария Хлопова к царской радости непрочна!». Марию вместе с бабкой, тёткой и двумя дядями Желябужскими, разлучив с родителями, отправили в ссылку в Тобольск. Но Михаил Фёдорович продолжал получать известия о здоровье бывшей невесты.

В 1619 году вернулся из плена отец царя, митрополит Филарет, и был посвящён в патриархи. С его появлением влияние матери на Михаила заметно уменьшилось. Филарет не согласился с женой и осудил сына за малодушное поведение. Невесту и её родственников перевели в Верхотурье, а через год — в Нижний Новгород. Но Филарет не настаивал на браке с бывшей невестой. Принимая во внимание печальное состояние государства, патриарх решил сосватать Михаилу литовскую королевну, но тот отказался. Тогда отец предложил посвататься к Доротее-Августе, племяннице датского короля Христиана. Летопись сообщает об отказе короля, мотивированном тем, что его брат, принц Иоанн, приезжал сватать царевну Ксению (дочь Бориса Годунова – А.Дальнев) и, по слухам, был уморен отравою. В начале 1623 года было отправлено посольство к шведскому королю сватать его родственницу, княжну Екатерину. Но она не захотела исполнить непременного русского условия — креститься в православную веру.

После неудач при иностранных дворах Михаил Фёдорович вновь вспомнил о Марии. Он заявил родителям: «Сочетался я по закону Божию, обручена мне царица, кроме нея не хочу взять иную». Инокиня Марфа вновь обвинила девушку в болезни. По приказу патриарха Филарета было проведено дознание: допрошены родители Марии, врачи, лечившие её. Врачи Бильс и Балсырь были отправлены в Нижний Новгород, чтобы вновь осмотреть невесту. Они освидетельствовали Марию-Анастасию, допросили родных, духовника и пришли к единому мнению: «Марья Хлопова во всём здорова». Сама невеста говорила: «Как была я у отца и у матери, и у бабки, так болезни никакие не бывали, да и на государеве дворе будучи, была здорова шесть недель, а после того появилась болезнь, рвало и ломало нутрь и опухоль была, а чаю, то учинилось от супостата, и была та болезнь дважды по две недели. Давали мне пить воду святую с мощей, и оттого исцелена, и полегчало вскоре, и ныне здорова». После дознания заговор Салтыковых был раскрыт. Михаила и Бориса отправили в свои вотчины, старицу Евникию (наперсницу Марфы) сослали в Суздальский монастырь. Царь вновь собирался жениться на выбранной девушке. Но инокиня Марфа пригрозила сыну: «Если Хлопова будет царицей, не останусь я в царстве твоём». Через неделю после опалы Салтыковых Иван Хлопов получил царскую грамоту: «Мы дочь твою Марью взять за себя не изволим».

Настояв на своём, инокиня Марфа нашла Михаилу Фёдоровичу новую невесту — родовитую княжну Марию Владимировну Долгорукую из древнего рода потомков черниговских князей — Рюриковичей. Свадьба состоялась 18 сентября 1624 года в Москве. Но через несколько дней молодая царица заболела и через пять месяцев умерла. Летопись называет смерть Марии Божьей Карой за оскорбление ни в чём не повинной Хлоповой.

clip_image042 В 1626 году царю Михаилу Романову шёл тридцатый год и был он бездетный вдовец. Для новых смотрин привезли 60 красавиц из знатных семей. Но приглянулась ему одна из прислужниц — дочь можайского дворянина Евдокия Стрешнева, дальняя родственница боярышни, приехавшей на смотрины. Скромная свадьба состоялась 5 февраля 1626 года в Москве. Молодых обвенчал сам патриарх Филарет, отец жениха. Причём царь ввел Евдокию в кремлёвские палаты всего за три дня до объявления венчания, боясь, как бы враги не испортили девушку. До того отец и братья сами стерегли её дома. Евдокия отказалась менять имя на Анастасию, объяснив, что ниАнастасии Романовне, ни Марии Хлоповой «имя это счастья не прибавило». Она далека была от борьбы политических «партий» при дворе и интриг. Семейная же жизнь Михаила Фёдоровича оказалась счастливой».

В браке у Михаила Фёдоровича и Евдокии Лукьяновны родились 10 детей. Многие из них умерли в младенчестве и детском возрасте. Только трое из них дожили до преклонного возраста (Алексей, Анна и Татьяна). В государственной деятельности ярко проявил себя русский царь и приемник Михаила Фёдоровича – Алексей Михайлович Романов (19.03.1629 – 29.01.1676).

Выводы по настоящему представленному сборному материалу мы делать не будем, а предоставим читателям сделать это самим. Впрочем, тема Смутного времени и участия в нём Романовых ещё не закрыта.

 

История, , , Permalink

Добавить комментарий