«По Бородинскому полю правильно ходить пешком, а не ездить с комфортом..»

Автор — Сергей Моисеев, председатель Харьковской областной
общественной организации «Русь Триединая»

На Украине про двухсотлетний юбилей Бородинской битвы если и говорят, то стыдливо и отстраненно как о чужой дате. И это вполне объяснимо, ведь подобная историческая веха не вписывается в курс так называемой евроинтеграции.
1 сентября в историческом центре Харькова у Александровской колокольни, воздвигнутой в честь победы над Наполеоном,собрались общественники, для которых день Бородинской битвы является памятной датой нашей общей истории. Александровская колокольня стала символической отправной точкой нашего участия в юбилейных мероприятиях на Бородинском поле.
Общая память собрала представителей клубов исторической реконструкции, общественных организаций Харькова, Киевского отделения Союза Русского Народа, казачьих организаций из Харькова и Крыма, Харьковский клуб юных миротворцев.
Наш путь пролегал через Белгород — город первого салюта. Мы посетили Белгородский государственный историко-художественный музей, осмотрели диораму Курской битвы.

После чего мы побывали на третьем ратном поле России — Прохоровском поле. Месте, где 12 июля 1943 года в день Первоверховных апостолов Петра и Павла, произошел окончательный перелом в Великой Отечественной Войне.

 

Вечным памятником, и очагом духовного воспитания вознесся на месте сражения величественный храм первоверховных Апостолов Петра и Павла, на стенах храма начертаны тысячи имен сынов многонациональной державы. Многие из нас находили однофамильцев. Вечный покой им и вечная память!
Далее остановились на мемориале «Прохоровское поле», который нас впечатлил своей красотой и монументальностью!
Грозные силуэты танков и самоходок встретили нас в красноватых отблесках заката. Навечно застыл на постаменте карающий меч возмездия — легендарный танк Т-34. Это вклад Харькова в дело Победы.
Грандиозная звонница, работа Скульптора Вячеслава Клыкова, первого председателя возрождённого Союза русского народа приковала наши взоры. Покой и тишина.

Вдруг в этой звенящей тишине разлился колокольный звон — это колокол звонницы три раза в час возвещает о воинах, погибших на трех ратных полях России: первый звон — о героях Куликовского поля, второй — о солдатах Бородина, третий — в память о победе в Прохоровском сражении. Пробил час и нам нужно продолжать путь восхождения к следующей святыне.

Утром 2-го сентября Бородинское поле встретило нас моросящим дождем. По свидетельствам очевидцев именно таким был день на Бородинском поле 200 лет назад.
Реконструкция боя была намечена на 17 часов, но еще с утра мы заметили, как непрерывный поток людей шел к месту

реконструкции. Транспорт пропускали ограниченно, и люди шли пешком к месту реконструкции страшных и драматических событий 7-9 километров. И это было правильно, ведь шли не на цирковое представление. Шли с маленькими детьми, шли, поддерживая инвалидов, шли по дороге, которая пролегает через ратное поле. По этому полю правильно ходить пешком, а не ездить с комфортом. Невольно подумалось, что Бородинское поле — это огромный жертвенный алтарь, по которому страшно ходить. У нас было время вдумчиво пройтись по этому полю, посетить памятные знаки, установленные на местах, где стояли насмерть наши полки. Посетили Спасо-Бородинский женский монастырь основанный Маргаритой Тучковой — вдовой на месте гибели генерала Александра Тучкова. Бородинский хлеб — это хлеб вечного поминовения, выпекавшийся в этом монастыре вдовой генерала. Теперь мы этот хлеб найдем практически в каждом хлебном отделе на просторах СНГ, а значит, вечное поминовение совершается повсеместно.
Поездку на святое поле можно сравнить с восхождением на гору, путь сюда не может быть легким. В нашей группе, все кто не понимал, куда и зачем едет, получили вразумление через обстоятельства. Это место где земля с небом сходится. Здесь пожиналась кровавая жатва и зерна отделялись от плевел. 200 лет назад для многих тысяч русских воинов здесь были открыты врата вечной жизни. А движимые жаждой наживы европейцы-цивилизаторы, адепты культа диктатора Наполеона, падали в бездну, здесь же их кумир получил рану, от которой уже не оправился.

ПОХОД НА РОССИЮ

Напомним, что к 1809 году Европа практически полностью была покорена Наполеоном. Оставалась Англия, которая, несмотря на объявленную блокаду, экономически сохраняла свое лидерство в мире. Наполеон пришел к выводу, что надо сначала покорить Россию, захватить ее богатые ресурсы, после чего лишить Британию, ее колоний. Один из путей в Южную Азию лежал через Россию. Но это была внешняя причина, еще одну причину Наполеон назвал в обращении к солдатам накануне вторжения в Россию: «Положить пределы горделивому влиянию России, которое она проявляла в течение 50 лет на дела Европы».

На западной границе России находились три русские армии численностью не более 220 тысяч человек. Им противостояли 614 тысяч солдат Наполеона. Всего же французская армия насчитывала более 800 тысяч солдат разных национальностей.
Когда Наполеон пересек границу России, с ним случилась неприятность, которую в армии истолковали как плохую примету: он упал с лошади.
Узнав о нашествии, русский император направил воззвание к войскам: «Воины! Вы защищаете Веру, Отечество, свободу. Я с вами. На зачинающего Бог».
Как писал участник Отечественной войны 1812 года Сергей Глинка в «записках о 1812 годе»: «Казалось, что вековая Москва, сдвинувшись с исполинского основания своего, летела на встречу государя. Все сердца ликовали; на всех лицах блистало веселье. Дух народный всего торжественнее выказывается в годину решительного подвига. В часы грозной, в часы явной опасности народ русский подрастает душою и крепчает мышцею отважною… 

Под шумом бурь исчезает личность, и сердца сродняются союзом общей опасности. Речи лились рекою и пламенели рвением любви».
В России создавались формирования народного ополчения, а в Малороссии, на Дону и на Урале — казачьи полки.
«Поступавших в ополчение называли жертвенниками, то есть ратниками, пожертвованными Отечеству не обыкновенным набором, но влечением душевным.»
Крестьяне с согласия помещика охотно шли на войну. Для Наполеона, который шел под личиной «освободителя» — это было полной неожиданностью.
Митрополит Платон вручил русскому императору чудотворный образ Сергия Радонежского.
В условиях значительного превосходства вражеских войск русские армии осуществили организованный отход и соединение двух армий у Смоленска, не позволяя Наполеону навязать им генеральное сражение. При этом русские войска одержали ряд побед в арьергардных боях и сражениях местного значения.
Под давлением общественного мнения, Александр I 20 августа назначил Кутузова главнокомандующим всех русских войск вместо Барлая-де-Толли. Назначение Кутузова главнокомандующим произвело общий восторг и в войске и в народе.
Наполеон знал высокие полководческие качества Кутузова, а за хитрость называл его «старой лисицей Севера».
После того, как наступление французов на Санкт-Петербург было сорвано, Наполеон двинулся на Москву и споткнулся о Шевардинский редут. Бой длился почти 10 часов. Огромные силы французов, почти 40 тысяч человек атаковали редут. В этом бою отличились и харьковские драгуны, они отбили у французов пушку.
Основные силы Кутузов расположил так, что Наполеон был вынужден атаковать там, где этого хотел Кутузов.

БОРОДИНСКОЕ СРАЖЕНИЕ
Накануне битвы нижние чины отказывались от положенной им ежедневной чарки водки. Солдаты надевали чистые рубахи, готовые идти в свой последний бой.

Офицеры попросили разрешения у Кутузова сражаться на Бородинском поле в парадных мундирах, при всех орденах.
Все воинство до вечера шло на поклонение к Образу Смоленской Божией Матери. Все воины, от генерала до рядового, понимали, что предстоящее сражение решит судьбу Москвы и всей России. Бородинское сражение началось в праздник Сретения Владимирской иконы Божией Матери.

Общая численность французской армии составила 135 тысяч человек и 587 орудий. Кутузов имел в своем распоряжении около 150 тысяч солдат, включая, по разным оценкам, до 10 тысяч казаков и до 20 тысяч человек ополчения. Вооруженные в основном пиками ополченцы участия в битве практически не принимали.
Наполеон планировал прорвать левый фланг русских, прижать их к Москве-реке и уничтожить. Кутузов же стремился упорной обороной ослабить французскую армию и остановить ее движение к Москве.
Решающие бои развернулись за Багратионовы флеши и батарею Раевского.
По воспоминаниям очевидцев: «Солдаты ходили по крови, которую земля отказывалась поглощать». На небольшом участке шириной менее километра Наполеон сосредоточил уже около 45 тысяч солдат при поддержке 400 орудий. Этой разрушительной массе противостоял Багратион с силами в 20 тысяч человек и 300 пушками.

Был момент, когда на пространстве квадрата в версту стороной гремело с обеих сторон 700 орудий! Всего за время битвы со стороны французов было сделано 60 тысяч пушечных и почти полтора миллиона ружейных выстрелов.
Французы произвели на Багратионовы флеши восемь атак. Несли огромные потери, но мощный поток людей неудержимо катился вперёд.
Только в результате восьмой атаки, когда был ранен генерал Багратион, французам удалось занять флеши.
На Бородинском поле шла не только битва двух армии, но и борьба двух великих полководцев.
Кутузов, чтобы выиграть время и помочь Багратиону, приказал казакам атамана Платова и кавалеристам Уварова зайти в тыл французов и нанести неожиданный удар. Атака русской конницы была столь внезапной, что вызвала панику в ставке Наполеона. Император немедленно приостановил натиск на батарею Раевского и повернул дивизии в обратную сторону. Ожидая общего наступления русских, он ничего не предпринимал до трех часов дня. Русская армия использовала передышку для укрепления своих позиций.
По числу рукопашных боев Бородинская битва занимает одно из первых мест среди войн своего времени. Так, в бою за батарею Раевского от 30-го французского линейного полка из 4100 человек в живых осталось около 300.
Рукопашный штыковой бой — самый страшный. Шансов выжить в нем меньше, чем при обстреле, полки русских и французов целиком погибали в бою.
История сохранила нам и имена героев Бородина, солдат и унтер-офицеров — кавалеров военного ордена Георгия Ефрема Митюхина, Яна Маца, Сидора Шило, Петра Милешко, Тараса Харченко, Игната Филонова и многих иных. Это и был русский народ — многоликий, многоязыкий, разный, соединенный общей судьбой, столь же единой, как и государство.

В Бородинской битве атака харьковских драгун была стремительной: они буквально смели 9-й легкоконный полк из корпуса Нансути и отбили взятые было французами русские пушки.
Проявили себя и изюмцы они пришли на помощь пехотинцам. «Остановили быстрое стремление неприятельских кирасир и карабинеров и тем дали время нашей пехоте выстроиться и выдвинуться вперед…», — свидетельствует начальник 2-го кавалерийского корпуса Ф. К Корф.
В Бородинском сражении участвовали ветераны суворовских походов, привыкшие только побеждать.
Одно из самых кровопролитных сражений первой половины XIX века — Бородинское — закончилось там, где и началось.
Правда, у Наполеона осталась нетронутой старая и молодая гвардия, но потеряв веру в победу, он не рискнул бросить в огонь последний резерв и отвел армию на исходные позиции.
Русское войско готовилось утром принять новое сражение. Но потери были велики и Кутузов решил не продолжать сражения.
В конце сражения у Наполеона оставалось в резерве 18 тысяч, а у Кутузова 8—9 тысяч регулярных войск (в частности, гвардейские Преображенский и Семёновский полки).
Потери Наполеона в этом сражении историки оценивают в 35-58 тысяч человек. Среди погибших – 49 генералов. Бородинская битва была могилой французской кавалерии. По разным оценкам, русская армия потеряла убитыми, ранеными от 38 до 45 тысяч человек, включая 23 генералов.
Капитан 30-го линейного полка наполеоновской армии Франсуа вспоминал, что через 8-10 дней после сражения умерло три четверти всех раненых, находившихся в главном амбулансе в Колоцком монастыре.

И по сей день доносятся до нас раскаты той, судьбоносной битвы. Западные историки не признают поражения Наполеона, взвешивая цифры и диспозиции они не хотят видеть и признавать главного, — непобедимый дух русского войска сокрушил нашествие Наполеона. Самонадеянный тиран поспешил приписать победу себе, но остался без войска за три тысячи километров от Франции. Французские солдаты, были поражены таким количеством убитых и раненых и незначительным числом пленных.
«Успехи» без пленных, без трофеев не удовлетворяли Наполеона отметившего, что: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нем показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми».
«Великая армия» разбилась о несокрушимую армию России. А Кутузов оценил Бородинское сражение по-иному: «Сей день пребудет вечным памятником мужества и отличной храбрости российских воинов, где вся пехота, кавалерия и артиллерия дрались отчаянно. Желание всякого было умереть на месте и не уступить неприятелю».
Армия Наполеона впервые за всю историю потерпела моральное поражение, продвинулась на поле боя на полтора километра ценой своей гибели. Кто не был убит или ранен в бою, тот был морально надломлен. Зверь получил смертельную рану и в Москву он залез уже агонизируя.
Армия Кутузова была не менее обескровлена, но русская армия быстро пополнялась резервами, воины горели духом мщенья. А вынужденная сдача Москвы после совета в Филях, когда Кутузовым было принято тяжелое решение: « Как главнокомандующий — приказываю: отступать!»

Кутузов хорошо знал, что армия готова принять новый бой, защищать древнюю столицу. Но имеет ли он право бросать ее на гибель? Нет! Вот почему старый фельдмаршал сказал: «…с потерей Москвы не потеряна еще Россия… первою обязанностью поставляю сберечь армию, сблизиться с теми войсками, которые идут к ней на подкрепление, и самим уступлением Москвы приготовить неизбежную гибель неприятелю».

РЕКОНСТРУКЦИЯ ПОТЕШНАЯ, А ПОРОХ НАСТОЯЩИЙ

Таковы были исторические реалии. И вот спустя 200 лет мы, пройдя поле, где гремела реальная битва, подошли к месту, которое было выбрано под реконструкцию. Склон холма создал естественный амфитеатр, на котором разместилось 150 тысяч зрителей, а внизу на плоском поле три тысячи реконструкторов из 120 военно-исторических клубов России, стран Европы, США и Канады среди которых было 340 кавалеристов, 420 артиллеристов, воспроизвели ярчайшие страницы битвы.
Над зрителями реял флаг нашей организации Образ Христа «Спас Ярое око» на малиновом фоне и служил напоминанием того, что победа от Господа!
В чем сила и значение подобных реконструкций? В том, что они зарождаются не в кабинетах, а стихийно. 20 лет назад на Бородинском поле собиралась лишь небольшая группа энтузиастов. И лишь теперь памятные мероприятия приобрели государственный статус и международный размах. На мероприятии прибыли делегации из разных стран мира.
В торжествах принял участие президент РФ Владимир Путин, а также потомки участников битвы и представители династии Романовых.
В основу сценария были положены реальные события, произошедшие на Бородинском поле с шести часов утра до пятнадцати часов дня 7 сентября 1812 г.
Из нашей группы в реконструкции боя поучаствовали четыре человека; уланы-чугуевцы за отсутствием лошадей попали в медперсонал лазарета. Правда Чугуевский уланский полк в Бородинском сражении не участвовал, он входил в состав Дунайской армии и включился в войну на завершающем этапе. В марте 1814 года чугуевские уланы с боем первые вошли в Париж.
Двое представителей Харьковского военно-исторического клуба им. Котляревского побывали французскими артиллеристами.
Пиротехники постарались на славу: зрители буквально понюхали пороху. Мощные взрывы вырывали комья земли, оглушали собравшихся. В клубах дыма носилась кавалерия, в артиллерийских дуэлях участвовало 30 орудий, шеренги по

команде залпами били по противнику, разыгрывались штыковые схватки, в памяти невольно всплыли строки стихотворения Лермонтова посвященные Бородинской битве.

Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нами,
Все побывали тут
.

Наличие энтузиастов-реконструкторов свидетельство того, что историческая память не транслируется из кабинетов, а живет в сердцах потомков. Воины, павшие в боях за Отечество подобны титанам, они поддерживают над нами свод мирного неба.
От нас же требуется элементарное — поддерживать огонь исторической памяти.

СПАСИТЕЛЬНАЯ ЖЕРТВА
«Во всем и всегда покоряйтесь Провидению. Оно лучше нас знает, к чему и куда нас ведет, какой бы ни постиг вас жребий. Храните честь, честность и благородство души, и вы будете счастливы внутренним убеждением своей совести. Идите наряду с необычайными обстоятельствами: они сами укажут вам место. Мелкие происки и увертливые искательства истощают дух. Берегите его для тех случаев, когда он может действовать явно, не уклоняясь со стези, проложенной обстоятельствами, не вынужденными, а вызванными голосом времени и правительством», — писал ополченец Сергей Глинка в своих воспоминаниях.
Описывая сдачу Москвы он упоминает как задолго до этого события сам будучи в дворянском собрании высказал мысль о том, что это неизбежно: «Мы не должны ужасаться, Москва будет сдана». «Россия не в Москве, она в сердцах сынов…»
Москва с ее древними святынями была принесена в жертву, сожжена, но это только воспламенило народ на дальнейшую войну, которая приобрела священный, духовно-религиозный характер стала Отечественной.

Когда все ладится, возникает искушение стыдливо отбросить веру предков. Кажется, зачем нужны в прогрессивный век архаичные культы и обряды, отнимающие время и деньги. Это же так нерационально! Но рациональный ум в годину испытаний выказывает свою беспомощность, смех сменяется страхом и тогда горделивый ум уступает бразды душе.
В обыденной суете мы смотрим под ноги и по сторонам, и неба не видим, князь Андрей Болконский в произведении Толстого «Война и мир» только будучи раненным в Аустерлицком сражении, лежа на спине, увидел небо: «Над ним не было ничего уже, кроме неба, не ясного, но все-таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками». «Да, я ничего, ничего не знал до сих пор». За этим видимым небом открылся князю новый духовный горизонт доселе невидимый, недосягаемый.
В войну 1812 года этот горизонт открылся всему русскому народу. Стерлись сословные различия, господа-дворяне вспомнили родной язык, быт, культуру, веру. И на «цивилизаторов» обрушилась дубина народного гнева. И вскоре оставшиеся в живых стали завидовать мертвым. Ценители лягушачьих деликатесов потеряли человеческий облик, и ели не только лошадиное мясо как предсказывал им Кутузов, но и друг друга.
Венеция и Милан, Александрия и Лиссабон, Вена, Берлин и Рим покорились императору Франции. Берлинцы стояли шпалерами, когда тот вступал в город, и кланялись. Но ни одна столица не имела для него такого огромного, почти
мистического значения, как Москва.
Вид древней русской столицы с Поклонной горы восхитил императора, ждавшего депутацию бояр с ключами от города.Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
с ключами старого Кремля:
Нет не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.
Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар
Нетерпеливому герою.
Писал впоследствии классик. В истерзанной пожарами и грабежами Москве Наполеон, ожидал от русского правительства «цивилизованного поведения» — предложений о мирном договоре. Трижды французский император предлагал заключить мир. Но Александр I, отказался идти на переговоры.
Непобежденная русская армия стояла в Тарутине. Партизаны громили французские обозы и отряды в тылу.
Маршалл Бертье предлагал русскому фельдмаршалу прекратить партизанскую войну.
Наполеон понял, что оказался в ловушке, армия стремительно разлагалась, кормиться в пустых развалинах было нечем и 19 октября он поспешил покинуть Москву, вернее то, что от нее осталось. Напоследок цивилизатор решил взорвать Кремль, раздалось несколько взрывов, но к счастью, пошел дождь. Он намочил фитили, и заложенные заряды не взорвались, сохранив для потомков колокольню Ивана Великого и другие святыни.
После поражения в Малоярославце, который по разным сведениям, от 8 до 12 раз переходил из рук в руки, Наполеону оставалось только позорное бегство.БЕГСТВО ШАРОМЫЖНИКОВ
«Войска двунадесяти языков» — побежало на Запад. Голод, а не мороз стал главным врагом наполеоновской армии. Из записок русского генерала Крейца: «Несправедливо французские писатели обвиняют холод причиною гибели армии Наполеона. От Малоярославца до Вязьмы время было очень теплое. От Вязьмы до Смоленска — приморозки. Около
Ельни выпал первый снег, но очень малый».
Арман де Коленкур: «Именно с этого момента начинаются великие бедствия нашего отступления. Дорога была усеяна трупами. Даже на поле битвы нельзя было увидеть таких ужасов». Многие падали на дороге замертво по ним шли остальные втаптывали в грязь, повозки укатывали трупы в дорогу, так дорога стала кладбищем оккупантов.
Ночью на лагеря нападали казаки, гусары, ополченцы и партизаны. Изнуренные, больные и голодные солдаты французской армии сдавались тысячами. Превратившиеся в дезорганизованную и деморализованную толпу, наполеоновцы справляли всякую нужду прямо в штаны. Снять их и отойти в сторону, как вспоминали позже в мемуарах выжившие, было равнозначно смерти. Дурно пахнущие завоеватели, брели по городам и весям необъятной Российской империи, выпрашивая милостыню и ночлег, словами «шер амии» — «друг мой» или «люби друзи».
Крестьяне, не разбираясь в тонкостях французского стали называть попрошаек шаромыжниками. Так же многие французские солдаты представлялись как «шевалье» то есть «всадник», крестьяне стали именовать их просто швалью. Остатки великой армии окончательно были разбиты в сражении на Березине. Русские захватили около 15 тысяч раненых и гигантский обоз.
Через три дня после переправы в составе некогда огромной наполеоновской армии числилось всего 9 тысяч боеспособных солдат.
Кутузов наконец-то перевел дух. В одной из бесед с генералом Ермоловым Михаил Илларионович признался: «Голубчик, если бы кто два или три года назад сказал мне, что меня изберет судьба низложить Наполеона, гиганта, страшившего всю Европу, я, право, плюнул бы тому в рожу».ДУХОВНЫЕ ПРИЧИНЫ НАШЕСТВИЯ
Во время празднования 200-летия победы в войне 1812 года Патриарх Московский и всея Руси Кирилл говорил, что «когда наш народ оставался верен Богу и Отечеству, то всегда одерживал победу. Верность измеряется способностью человека и народа жертвовать собой. Нельзя, невозможно идти на смерть за комфорт, экономическое процветание и т.п. Умирать можно только за идеалы и во имя священных идеалов».
История всегда чему-то учит, недаром Гете говорил: «История — это мастерская Господа Бога». Однако кем же был Наполеон? Какие духовные силы действовали через него? Поражение Наполеона имело тогда огромное значение для Европы, задержав в ней триумф антихристианских сил на целую эпоху.
Наполеон был антихристианским революционером-масоном, масонами были также все его приближенные и маршалы. Именно Наполеон впервые превратил масонство из тайного общества, каким оно было раньше, в новую официальную государственную религию, объединив все ложи вокруг «Великого Востока». Он установил обелиск с пятиконечной красной звездой на месте казни французского монарха Людовика XVI, устранил его легитимного наследника и короновал себя «императором» всего Запада в соборе Парижской Богоматери.
Дерзкая похоть власти у Наполеона имела признаки антихристианской демонической гордыни, а его победы и исключительное военное везение, удивлявшие всю Европу, объяснялись, видимо, не только полководческим талантом, но и помощью соответствующих духовных сил, к которым он обращался.
Напомним также, как символично Александр I закончил эту войну в Париже: на площади Конкорд, на том самом месте казни французского короля, где «император» Наполеон при своей коронации установил масонскую пентаграмму, русский Император велел отслужить пасхальную литургию с большим православным хором, в присутствии русских войск и французской толпы, над которой торжественно разносилось: «Христос Воскресе!». Александр I назвал это очистительной молитвой и духовным торжеством России в сердце Франции. После чего русские войска ушли домой из освобожденной Европы, не посягнув на какие-либо материальные и территориальные приобретения — Россия видела свою задачу там лишь в восстановлении законного порядка.
Россия оказала помощь европейским монархиям, противодействуя антимонархическим силам. С этой целью после войны был создан Священный Союз монархов России, Австро-Венгрии и Германии. В ходе европейских революций 1848 года, разбившихся о мощь русского великана, долго живший на Западе Ф.И. Тютчев проницательно заметил: «Давно уже в Европе существуют только две действительные силы — революция и Россия.
Перед нашествием русские иерархи не переставали бить тревогу, предупреждали аристократов — особенно митрополит Платон (Левшин), митрополит Филарет (Амфитеатров), молодой в то время, но уже замечательный проповедник Филарет (Дроздов) — «Опомнитесь. Те, кем вы восхищаетесь, они же и принесут вам беду. Она придет оттуда, куда вы так же стремитесь. Чем восторгаетесь, тем и наказаны будете».
Французское вольнодумство вскружило умы, дворяне стали говорить на родном языке с французским акцентом, поклонились Западу как идолу, получили страшный урок, но нашли силы покаяться.
Западнические воззрения стали изживаться, вскоре возникло и стало крепнуть течение «славянофилов». Как точно позже сказал о значении этой войны свт. Феофан Затворник: «Припомним двенадцатый год: зачем это приходили к нам французы? Бог послал их истребить то зло, которое мы у них же переняли. Покаялась тогда Россия, и помиловал Бог ее».
Нужно было свершиться столь устрашающему вторжению, чтобы взоры русского царя обратились к Господу. Потрясенный, он и взял впервые в руки Новый Завет на французском языке. Русский Император писал: «Пожар Москвы осветил мою душу и наполнил мое сердце теплотою веры, какой не ощущал до тех пор. Тогда я познал Бога».
Всякий раз, когда мы пытаемся отказаться от своего исторического призвания, заболеваем, кланяемся какому-то изму как идолу, пленяемся им духовно, а потом и физически. Поэтому огромная очередь в первый в Москве «Макдональдс» и крушение Советского Союза вещи взаимосвязанные.
Ну а, что думал сам Наполеон, осознавал ли он, что им движет?
Вспомним слова Пушкина о Наполеоне — «Свершитель роковой безвестного веленья». В беседе со своей женой, Жозефиной, которая опасается за его жизнь перед каждым сражением, он заявляет: «Не бойтесь. Ангел судьбы несет меня до времени и вся моя жизнь — это непрерывное чудо полета. Мир подо мной убегает, как будто я лечу по воздуху. Но этот полет продолжится только до Русской кампании (уже знает). Вы боитесь, что меня убьют на войне? Но убить меня невозможно, я еще не исполнил волю судьбы. Как только я ее исполню, сразу же стану бесполезен и атома будет довольно, чтобы меня уничтожить».
За полгода до вторжения в Россию дядя Наполеона, кардинал Фош, на семейном обеде умоляет его: «Ваше Величество! Вы всю жизнь воевали с людьми. Умоляю вас — не объявляйте войну Богу, не ходите в Россию».
И вот свершилось страшное — в самом сердце Руси, мародеры-кощунники раскалывали иконы на дрова, оскверняли все и вся.
Казалось бы, цель достигнута, но Наполеон был в смятении. Никогда потом не покидал его этот ужас; даже на острове Святой Елены у него осталась эта дрожь в сердце, и из этого внутреннего потрясения родились пророческие слова: «Россия — это сила, которая гигантскими шагами и с величайшей уверенностью шагает к мировому господству»…
Европейски завоеватели получили очередной жестокий урок, который служит извечным предостережением всем врагам
Руси. Наши предки одержали победу и, чтоб потомки не забыли, что победа от Господа, вознесли над Москвой величественный храм Христа Спасителя.
Окрепла вера русского народа и в крепком камне воздвигнулось зримое отображение веры — величественный храм. Отобрав награбленное у Наполеона, казаки Платова, не забыли значительную часть пожертвовать в Казанский Собор. В Санкт-Петербурге на Дворцовой площади вознесся Александрийский столп увенчанный ангелом победы. А в Харькове Александровская колокольня Успенского собора вознеслась выше Ивана Великого, правда сейчас купол колокольни обветшал и нуждается в срочном ремонте, «незалежнисть» убийственно сказалась на многих памятниках архитектуры.
Пушкин как-то задумался, почему Россия вызывает нескрываемое раздражение у Европы и сам на этот вопрос ответил.И ненавидите вы нас…
За что ж? Ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?..
Несколько раз мир оказывался на грани общего порабощения и всякий раз эти планы разбивались о Святую Русь. Всякий раз с поверхности отваливается камень, под которым как под спудом таится Русь. И воскресшая, обновленная она опаляет зверя и озаряет мир дивным светом. И, казалось бы, прочные с европейским знаком качества сети рвутся на глазах изумленных изготовителей. Так было и так будет.
Бородинское поле, История, Мемориальный памятник эпохи 1812 года, Новости, , , , Permalink

Добавить комментарий