Эксперт: Если бы не юбилей, Бородинское поле застроили бы целиком

Как оградить себя от варварства, случившегося на месте исторического сражения 1812 года

Отшумели торжества по случаю 200-летия еликой битвы, произнесены все приличествующие слова о благодарной памяти потомков. И даже справедливость восторжествовала: судебными решениями остановлена распродажа и чудовищная застройка коттеджами исторических полей, политых кровью воинов, а те краснорожие хоромы, что успели подняться на заповедной земле, признаны незаконными и приговорены к сносу. Но как такое могло случиться и где гарантии, что после юбилейной шумихи идея дач на костях вновь не материализуется?

— Юбилей случился очень вовремя, — уверяет юрист музея Илья Фролов. — Еще бы год-другой, и эти земли сплошь бы застроили. И уже не было бы никакого Бородинского поля!«.

Начали захватчики осторожно, с окраин исторического заповедника. Там стали выхватывать и продавать куски земли. Потом нацелились на центр боев с Наполеоном. Мы едем от деревни Бородино к Старому Селу, которое стоит на живописнейшем, в соснах, берегу Можайского водохранилища. Здесь 200 лет назад стояли казачьи полки атамана Матвея Платова, чтобы в критический момент битвы совершить рейд в тыл наполеоновских войск. А в сохранившемся до сей поры сельском храме Смоленской иконы Богоматери воины молились перед боем…

Заборы — вот что нас объединяет…

Справа от дороги один за другим обелиски: Нежинскому драгунскому полку,1-мукавалерийскому корпусу генерала Федора Уварова, Отдельному казачьему корпусу вой-ска Донского атамана Платова… Собственник окрестных сотен гектаров — ЗАО «Бородинский». И эти гектары, которые входят в плоть мемориального музея-заповедника, уже готовили к распродаже под дачи. Так что обелиски в скором времени упирались бы в заборы коттеджных поселков.

Почти подъехали к Старому Селу. С дороги съезд, который утыкается в ворота со шлагбаумом. Слева и справа — бесконечные заборы, столбы, сетка-рабица. Прямо в музее-заповеднике выкроено под дачный поселок огромное поле в несколько гектаров. Мемориальные гектары, как видно по бетонным фундаментам и новеньким срубам, нарезали на 44 участка по 10 соток каждый. Часть успели продать. Заасфальтировали подъезды к особнякам, провели линии электропередачи, врыли мачты освещения, прокопали канализацию, смонтировали септики для дерьма. Домик охраны, будка для сторожевой собаки. 200 лет эти поля хранили великую память, чтобы стать в XXI веке чьими-то усадьбами с гаражами и сараями.

Закон? Да плевали на него. Здесь копать, например, глубже 20 см без археологов нельзя категорически. Все местные поля — это еще и огромная братская могила 100 тысяч погибших — и французов, и русских. То и дело находят кости, детали обмундирования, пули, ядра, оружие. Это все — наша общая память. И ее пустили под нож бульдозеров и экскаваторов.

Сейчас стройка остановлена. Почти все собранные срубы разобрали. Тех, кто уже успел приобрести участки (а это, как правило, москвичи), просят не беспокоиться. Земля остается за ними. Можно репку сажать, можно коров выгуливать — только никаких дач!

Идем дальше — от Спасо-Бородинского монастыря к речке Колочь, вот и поворот к деревне Фомкино. В августе1812-гочерез эти поля шли французы на Шевардинский редут и Багратионовы флеши, а за тем лесочком находилась ставка Наполеона…

И здесь под боком у деревни засыпали щебнем дорогу, отгородили ее шлагбаумом. И опять забор, выгородивший гектаров двадцать. Никто с музеем и с Министерством культуры ничего не согласовывал. Захватили так, как и Наполеону не удалось.

Старожил деревни Фомкино Лариса Кардаш жалуется:

— Забор перекрыл дорогу к лесу, куда мы всегда за грибами-ягодами ходили. Потом появилась новая владелица, представилась Линой. Говорили, что тут будут строить то ли теплицы, то ли реабилитационный центр для наркоманов. Но когда экскаваторы подогнали и рабочих, выяснилось, что тут встанут коттеджи и что якобы мы, жители деревни, дали согласие на перевод земли…

Незаконная стройка остановлена, но забор и шлагбаум пока остались. На всякий случай?

Полмиллиарда на кону

Как такое произошло? Очень просто. Самому музею-заповеднику в пределах мемориального комплекса (а это 110 кв. км) принадлежит в основном только та земля, что находится под зданиями, сооружениями, могилами, памятниками — 130 га в бессрочном пользовании. А вся остальная земля в собственности разных АО, колхозов, совхозов. ЗАО «Рассвет» — на восточной стороне поля, ближе к Можайску, на южной — земли ЗАО «Красный Балтиец». Поля ЗАО «Бородинское», 2 тысячи га, в основном в центре, в самом сердце мемориального комплекса. И еще разбросано тут и там 80 фермерских хозяйств. Все владельцы занимались до поры до времени сельским хозяйством — пахали и косили. Кстати, и 200 лет назад местные крестьяне все до последнего клочка земли возделывали. На поле сражения колосилась рожь, зеленела (по Льву Толстому) капуста.

Не уничтожаются памятники, не видоизменяется ландшафт, не исчезают горизонты. Это было всегда и всем понятно — и царям, и коммунистам. Но кто сегодня живет такими трудами, если есть возможность утащить и продать? С начала2009-гоЗАО «Бородинское» с разрешения властей сельского поселения Бородинское стало переводить свои земли из одного статуса в другой. Из сугубо сельскохозяйственного — «под дачное строительство». Теперь на полях можно было возводить коттеджи — и фактически уничтожать Бородино.

Занимались этим гнусным выгодным переоформлением экс-глава местного сельского поселения Майя Склюева со своим заместителем Мариной Чуриковой. Им, как теперь известно, удалось оттяпать у Бородинского поля 10 участков в 38 га. Если считать, что рыночная стоимость «мемориальной сотки» под коттеджи тянула как минимум на100-120тысяч рублей, то весь куш составляет полмиллиарда. И это только начало гигантской аферы.

Начались долгие разбирательства. Музей стал требовать через можайский суд вернуть полям прежний статус… Но наверху, в районе, стали намекать: наверху все согласовано. И только нарастающее внимание к проблеме в связи с юбилеем остановило захватчиков. Последовало указания из Кремля разобраться и навести в Бородино порядок.

— Знаете, как Склюева проводила публичные слушания? — вспоминает юрист Илья Фролов. — Привозили людей из дальних деревень, те голосовали по указке начальства. А на все наши протесты и экспертные заключения чиновники с издевкой говорили: ваши казаки с гусарами до самой Москвы скакали и дальше, этак вообще нигде ничего не построишь…

Майя Склюева, проработавшая в местной администрации два десятка лет, на суде заявила, что ничего не знала об исторической ценности распродаваемых при ее участии земель. Она и стала стрелочником в этой истории, получив срок. Но разве можно было организовать такую масштабную аферу без участия вышестоящего начальства? Наивный вопрос…

Следствие закончено — забудем?

Почему так яростно чиновники с коммерсантами вцепились в земли мемориального комплекса? Хорошая экология, близость Можайского водохранилища, речки, тишина. А земля Подмосковья уже давно распродана под коттеджи и склады.

Когда москвичка Лариса Кардаш 27 лет назад покупала землю в деревне Фомкино, то сельсовет и музей поставили ей жесткое условие: «Я не могла строить дом выше 7 метров до конька. Крыша должна была быть только двухскатная. А само строение надо обязательно обшить деревом. Это чтобы сохранялся колорит той эпохи…»

А что сейчас? В том же Фомкино вижу огромные кирпичные страшилища. В деревнях Бородино, Шевардино полным-полно домов из серых блоков или в сайдинге. Сквозь уродливые новоделы проглядывают купола Спасо-Бородинского монастыря. В деревне Горки, прямо под холмом, где была ставка Кутузова, расположился строительный рынок. Такое вот соседство. А над полями былых сражений, завершая картину, носятся частные самолеты.

Во что превратится Бородинское поле даже не через век, а лет эдак через десять?

Слово эксперту

Павел Грудинин, директор ЗАО «Совхоз им. Ленина», Московская область

— Во всей этой истории, увы, нет ничего удивительного. По всей России происходит подобное. Землю без разбора хапают те, кто видит в ней только ходовой товар — и ничего больше. А наши законы поставлены им на службу. Для начала я бы предложил за такой «перевод» земель сельскохозяйственного назначения, исторического значения брать огромную пошлину и направлять ее на развитие сельского хозяйства. Тогда бы аферистов и мошенников поубавилось. Но пока только разговоры.

http://www.trud.ru/article/09-10-2012/1283162_ekspert_esli_by_ne_jubilej_borodinskoe_pole_zastroili_by_tselikom.html

 

  1. Бабкин Николай Егорович says:

    10.10.2012
    Министерство культуры РФ и Министерство культуры Подмосковья объединяют усилия в защиту территории Древнего города Радонеж
    Борьба с незаконной застройкой территории Древнего города Радонеж идет уже больше года — после письма от инициативной группы жителей Сергиево-Посадского района с просьбой защитить историческую землю от вандализма. Федеральное и Подмосковное Министерства культуры договорились объединить усилия и совместно разработать меры по сохранению этой территории.
    Проведенные многочисленные проверки показали беспрецедентные по масштабам и безнаказанности нарушения установленных режимов зон охраны при прямом попустительстве местных властей. Застройка ведется как в охранной зоне, так и непосредственно на территориях уникальных памятников археологии, истории и культуры.
    Сейчас в Министерстве культуры Российской Федерации заканчивается разработка границ достопримечательного места «Древний город Радонеж». В свою очередь Министерство культуры Московской области в этом году оформит значительную часть документов на объекты культурного наследия Радонежа, в том числе и на памятники археологии.
    По мнению Министерств, любая застройка территории Древнего города Радонеж до окончательного определения охраняемых территорий недопустима.
    «Нужно принимать самые жесткие меры к тем, кто не принимает должных мер по защите этой исторической территории» — заявил Министр культуры Московской области Антон Губанков.
    http://mk.mosreg.ru/arhiv_new/1896.html

    На сегодня у меня нет практически никаких вопросов к новому министру МО А. Губанкову, но закрадывается неприятный осадок, что при бывшем министре культуры МО Г. Ратниковой работали те же кадры (иначе просто не могу назвать работников данной структуры)…
    Вашурина Людмила Сергеевна
    Первый заместитель министра культуры Московской области (5153) 974-75-87
    Анохина Светлана Александровна
    Заместитель министра культуры Московской области (5161) 974-32-87
    Горушкина Светлана Николаевна
    Заместитель министра культуры Московской области (5159) 785-72-96
    Федунь Игорь Степанович
    Заместитель министра культуры Московской области (3081) 784-69-77
    http://mk.mosreg.ru/ministry_structure/

    Что же такого произошло или поменялось в головах этих «деятелей», если они так заговорили при новом министре, а ведь именно они (эти кадры) несли до определенного времени ответственность по охране Бородинского поля…………?

    • Гайворонских Дмитрий Сергеевич says:

      У них, «этих кадрах» ничего в головах НЕ ПОМЕНЯЛОСЬ, просто поменялось руководство области и министерства и они вынуждены играть по новым правилам и с новыми «минами», Вы же об этом прекрасно знаете!
      Что, первый раз «»новая «метла по новому метет»»?, а ради сохранения теплого места можно не раз поступиться и принципами (если таковые есть) и моралью и тп и тд

      А про Бородино молчали сии кадры наверное потому что — кто у власти был, он ведь их кормил!
      А потом почему молчали? Министр мо Г. Ратникова в СМИ четко ответила — на Бородинском поле УВД Можайского р-на не выявило НИКАКИХ нарушений, все «в рамках закона», только забыла добавить «в рамках какого закона»!
      И это при всем при том, что сейчас на миллионы по утрате исторического ландшафта в Старом Селе открыто новое уголовное дело! А где же утрата ландшафта в Фомкино, Семеновском, о котором были и репортажи в СМИ и по ТВ?
      Или там при прокладке дорог и установки электростолбов для выращивания капусты и рытье котлована под пруд ничего не происходило? Может это монтаж?
      А может это возвращается телепередача для «очень умных» — «Что, Где, Когда» — помните такая была?!

  2. Павел Сажин says:

    В нашей стране что-то можно довести до логического завершения, или суть всех — спрятать все хвосты?

  3. Макс says:

    — Юбилей случился очень вовремя, — уверяет юрист музея Илья Фролов. — Еще бы год-другой, и эти земли сплошь бы застроили. И уже не было бы никакого Бородинского поля!«.
    _______________________________________________

    Вот в чем юрист музея прав, так это точно в том, что «И уже не было бы никакого Бородинского поля!» при чем не без помощи самого музея, который и себе брал и другим давал, да еще и хватило мозгов даже в 2010 году, после шумихи в СМИ присутствовать в судах и выступать на стороне застройщиков, таких например, как два участка по 25 соток для «ранчо Тихомировой и Дятлова в деревне Семеновское»! Видно одного ранчо в деревне Псарево с двумя кирпичными таунхаусами, построенными в 2009 году им (музейным работникам) показалось мало, а господа корреспонденты этого тоже не видят или им дано задание не видеть этого, ведь неизвестно КТО стоит за этими постройками, якобы неизвестно… неустановленные лица так сказать! Кому бы еще их доверили устанавливать, эти лица!?

    • Лев Гурыч says:

      Макс! А Вы хотите узнать кто за этим стоит? Зачем?

      • Макс says:

        Странный вопрос «Зачем?», а зачем вы на данном ресурсе?
        Я хочу чтобы все кто попирает моральные каноны и наше прошлое не прикрывались не весть какими (ими же выдуманными) уловками в законах, не использовали свои связи, а действительно понесли наказание, чтобы другим не повадно было. И это было бы справедливо!

        • ГНВ says:

          А что, разве склюева не понесла наказание?

    • Константин Грекин says:

      Да, что про эти дома нет в сми ничего и про лошадиную ферму тоже. А может там можно было все это построить, все таки памятников рядом нет?

      • Леонид says:

        Константин! Не морочьте голову! Еще скажите что деревня Псарево не входит в границы музея-заповедника! Или вы сами с тех краев?

    • Можаец says:

      из статьи: В деревне Горки, прямо под холмом, где была ставка Кутузова, расположился строительный рынок.

      ну что ж такого, с одной стороны рынок, с другой стороны возле школы, напротив окон той же школы строится новый дом, и никого нибудь, а директора той же школы и ничего… все молчат…, ведь другого места не нашлось!

      • Геннадий Иванович says:

        а при чем здесь строительство дома директора школы? Она ведь скорее всего местный житель, тем более педагог, почему ей нельзя построить дом там, где она работает?

Бородинское поле, Мемориальный памятник эпохи 1812 года, , , , , , , , Permalink

Добавить комментарий