Минкульт сдал Бородинское поле. Кто принял?..

 Автор —  писатель, можайский краевед Владимир Куковенко

Событие, о котором давно и с затаенной надеждой говорили многие,наконец-то свершилось!

15 августа в здании школы деревни Горки, что рядом с Бородинским полем, прошло предварительное обсуждение двух проектов, подготовленных Мастерской генеральных планов Института градостроительства. Собравшимся были представлены следующие разработки:

1. Генеральный план сельского поселения Бородинское;

2.Проект по определению режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах музея-заповедника Бородинское поле.

Этих разработок ждали с нетерпением и местные жители, и дачники, и администрация Можайского района, и поселковая администрация, поэтому мероприятие проходило в обстановке напряженного ожидания.

На эти обсуждения прибыл даже первый заместитель Главы Можайского района В.В.Скворцов. И это показатель того, насколько важны для Можайской администрации эти разработки.

Правда, бросилось в глаза, что Бородинский музей делегировал на эти обсуждения лишь своего юриста. Неужели Черепашенцу, директору музея, до такой степени безразлично происходящее? Или он имеет на этот счет свое особое мнение, которым не желает делиться ни с проектировщиками, ни с Можайской администрацией, ни с народом?

  

М.Г.Азаренкова, глава сельского поселения Бородинское, открывает публичные обсуждения. Справа от нее – В.В.Скворцов, первый заместитель Главы Можайского района. 

Главные архитекторы проекта (ГАП), весьма интеллигентные женщины, с увлечением говорили о видовых точках Бородинского поля, об истории, о ландшафте и ландшафтных коридорах, о режимах использования земель…

Зал напряженно слушал.

И, наконец, подошли к весьма болезненному для многих присутствующих вопросу ограничения размеров построек на Бородинском поле. В проекте намечалось введение нескольких зон ограничения застройки. В зоне консервации, т.е. наиболее охраняемой зоне Бородинского поля, эти постройки должны быть не более семи метров по высоте и не более десяти метров по фасаду, и построены исключительно из дерева…

И зал взорвался негодующими репликами !

Главный архитектор проекта Корчагина Елена Владимировна

 

Главный архитектор проекта Фоменко Ольга Ивановна

 

И местные жители, и дачники в напряжении…

 Эти эмоции можно понять: двадцать лет на Бородинском поле царила анархия, выразившаяся в том, что были отменены все запреты (или, практически, все), соблюдавшиеся до этого. Именно тогда чиновники Министерства культуры вдруг потеряли интерес к исполнению своих прямых обязанностей и предоставили местной администрации право решать вопросы Бородинского поля, исходя из своих хозяйственных потребностей. Или, по крайней мере, не вмешивались в происходящие процессы. И местная администрация начала энергично и бесцеремонно хозяйствовать на землях музея-заповедника. Земля продавалась и застраивалась без всяких ограничений. За это время было построено много больших и красивых особняков, многие из которых были кирпичные и многоэтажные. И что теперь с ними делать? Сносить?..

Зал негодовал, и даже не помогли несколько пафосные слова главного архитектора проекта Ольги Ивановны о том, что местные жители и дачники живут на историческом поле, и их культурный долг заключается в определенном самоограничении во имя спасения культурного памятника.

Но зал не воспринимал эти доводы.

Надо пояснить, что в этом стихийном протесте мне слышалось негодование не против Бородинского музея, а возмущение против безответственных действий Можайской администрации, которая не в состоянии выдерживать единый хозяйственный курс и регламент на вверенных им территориях.

Разговаривая с местными жителями и с дачниками, я часто слышал от них весьма резонный довод: если бы администрация не продавала нам эти земли, то мы и не строились бы здесь. И не имели бы постоянной головной боли от нерешенных проблем.

Сюда можно добавить и следующее: если бы Можайская администрация не относилась наплевательски к правительственному постановлению 6/11, и придерживалась тех ограничений на габариты возводимых построек, которые в этом постановлении предусмотрены, то теперешняя обстановка на Бородинском поле была бы значительно спокойней.

Возмущает население и то, что Можайская администрация не хочет нести ответственность за свои недавние действия и решения. В последние месяцы, когда наметилось новое отношение к Бородинскому полю, местные чиновники усиленно делают вид, что не имеют к допущенным нарушениям никакого отношения. Тем самым превращая и местных жителей, и дачников в злостных нарушителей предыдущих правительственных решений и постановлений. Хотя, на самом деле, это весьма дисциплинированные и законопослушные граждане.

Видимо, вновь следует ожидать на Бородинском поле большой волны судебных тяжб и разбирательств.

Местных жителей, чьи дома скромней и вполне отвечают новым жестким требованиям, больше интересовали бытовые вопросы: освещение на улицах, медицинский пункт, устройство септиков, открытие нового кладбища. Задавался и вопрос о том, почему село Бородино в официальных документах теперь именуется деревней? На каком основании так произвольно изменен статус села?

Но и эти вопросы обсуждались в довольно накаленной обстановке. Чувствовалось, что постоянное невнимание администрации к проблемам села вызывает не только скрытое раздражение, но и устойчивое недоверие ко всем действиям властей.

Из-за этих эмоций и повышенного внимания местных жителей к социальным вопросам, как-то ушло на второй план главное, ради чего разрабатывались эти проекты – сохранение Бородинского поля и его исторического ландшафта. Я с большим трудом дождался своей очереди — так много было желающих поделиться наболевшим — и задал несколько беглых вопросов разработчикам проектов. Из этих ответов и знакомства с проектами регулирования застройки и сложилось у меня определенное мнение о том, кто и как собирается спасать Бородинское поле.

Прежде всего, надо сказать, что охранная зона музея-заповедника тихо и без лишней огласки упразднена.

Для тех читателей, которые плохо разбираются в Бородинских проблемах, поясню, что в 1962 году, когда правительственным указом был образован музей-заповедник, его земли делились на земли музея (110 кв. км) и охранную зону (645 кв.км), в которой вводились некоторые ограничения на хозяйственную деятельность и размеры жилых построек. Этот указ был подтвержден правительственным постановлением в 1992 году (постановление 6/11).

Необходимость такой большой охранной зоны (ее площадь равна четверти всей площади района) объясняется тем, что Бородинское поле – это, прежде всего, ландшафтный памятник, относительно небольших размеров (10 на 10 км). С нескольких видовых точек это поле просматривается полностью и даже за его пределы на много километров.

Поэтому пятьдесят лет назад и музейные работники, и проектировщики, ради спасения исторического ландшафта и ввели буферную зону, в которой не разрешалось строительство многоэтажных домов, высоких труб котельных, высоких опор ЛЭП и т.д. Эта мера являлась вполне разумной и не столь обременительной, если учесть духовное значение Бородинского поля для национального самосознания. Можно только поблагодарить разработчиков проекта и тех государственных деятелей, которые много десятков лет назад осознали всю необходимость сбережения этого поля для страны и законодательно придали ему особый статус.

Но после 1991 года правительство перестало обращать внимание на духовные основы нации. И даже больше этого – эти основы стали методично растаптываться и уничтожаться. Именно в это время были позабыты все прежние ограничения на Бородинском поле и его земли стали массово продавать под застройку. Но охранная зона, пусть и формально, продолжала существовать, поскольку правительственное постановление 6/11 официально не было отменено.

Не отменено оно и сейчас. Но, вот что странно — на представленном в Горках проекте по определению режимов использования земель на территории музея-заповедника охранная зона отсутствует. Главный архитектор проекта Ольга Ивановна Фоменко на мой вопрос о том, будет ли в проект включена охранная зона, кратко пояснила:

— Институт задания на ее разработку не получал.

Поинтересовался я и тем, будет ли такое задание когда-нибудь выдано? На что получил, пусть и не исчерпывающий, но довольно откровенный ответ:

-Скорее всего, нет!

Теперь уже никаких сомнений не осталось в том, что охранная зона Бородинского поля упразднена. А это значит, что заповедная территория сократилась в шесть раз, и что по границе музея-заповедника могут появиться в скором времени и многоэтажные дома, и трубы, и линии ЛЭП, искажающие своим видом исторический ландшафт.

Заказчиком данных проектов является Министерство культуры РФ, во главе которого стоит молодой «министр-романтик» Мединский В.Р., как его характеризовал Медведев. Возможно, в силу своей молодости и неопытности он и принял непродуманное решение и исключил охранную зону из проектных разработок.

Или, все же, под мощным нажимом? Не берусь судить об этом, но наличие каких-то административных интриг не исключаю. Конечным результатом всего этого стало упразднение охранной зоны Бородинского поля.

Воля ваша, но романтик из нового министра культуры получился какой-то странный. Скорее всего, его действия можно рассматривать не как проявления романтизма, а как откровенное предательство Бородинского поля. Можно назвать это и романтизмом предательства.

Более понятна позиция руководства Института градостроительства. Это учреждение находится в подчинении правительства Московской области, и Генеральный директор Института Елизаров С. Г., видимо, не нашел в себе ни особой принципиальности, ни особых сил для борьбы за поле русской ратной славы. Но вот относительно других сотрудников у меня одно лишь недоумение. Там работают грамотные специалисты, которые, конечно же, знают проблемы Бородинского поля и знакомы с правительственными законодательными актами. Думаю, что у многих из них в груди бьются сердца не безразличные к священным символам России. Но почему они промолчали по поводу тихого упразднения охранной зоны? И выполнили свою работу с учетом тех условий и ограничений, которые им представил заказчик. Выполнили так, будто и не было многочисленных протестов общественности, многочисленных судебных разбирательств, будто не существует прежних нормативных актов, которые никто не отменял. Неужели и на них был оказан мощнейший нажим, и они сочли за благо малодушно промолчать?

Но и это еще не все.

Минкульт сделал еще одну серьезную уступку, которая выразилась в том, что он не стал бороться за освобождение Бородинского поля от незаконно возведенных дачных поселков. Не стал он бороться и за земли, которые в последние годы были проданы под дачное строительство, но которые в силу разных причин до сих пор не застроены. Все это отразилось в проекте режимов использования земель на Бородинском поле.

Единственное, с чем пока не согласен Минкульт, так это с новыми границами сельских поселений. Я сделал несколько снимков, но все они оказались не достаточно четкими. Но, все же, основное по ним можно понять.

 

 Обратите внимание на желтые и сиреневые пятна на планах. Желтые пятна – это граница существующей застройки сельских населенных пунктов. Сиреневые – это границы земель населенных пунктов (пока не застроенные). Другими словами, это земельный резерв, который по мере надобности будет использоваться. Скорее всего, эти земли будут распроданы под дачи.

В некоторых населенных пунктах этот резерв уже исчерпан. В верхней правой части плана видны два больших желтых пятна – это Старое село и Криушино. Похоже, что они даже вышли за свои границы.

Так вот, сиреневые пятна – это самое страшное для Бородинского поля. Все они располагаются, большей частью, в центральной части музея-заповедника, там, где проходили наиболее ожесточенные схватки Бородинской битвы и где находится основная масса исторических памятников. Эти резервные земли раза в два-четыре больше, чем площадь поселений. Если эти территории будут застроены, то можно говорить о полной утрате исторического ландшафта Бородинского поля.

Специалисты Мастерской генпланов в своих проектах предложили вариант с полной консервацией этих земель, т.е. полное запрещение строительства на них. Пока по данному вопросу ведутся переговоры с заинтересованными сторонами.

Но я не верю в то, что Минкульт РФ будет твердо отстаивать свои позиции. Он уже малодушно сдал охранную зону, фактически смирился со строительством дачных поселков на территории музея-заповедника. Поэтому, вряд ли чиновники от культуры будут бороться за поселковые земли. Им просто не позволят это сделать, поскольку землями Бородинского поля уже давно распоряжается не музей, и даже не Минкульт. Приезд Шойгу на Бородино и его раздраженные и резкие реплики в адрес работников культуры лишь подтверждают это.

Похоже, что специалисты Института градостроительства, чтобы не осложнять свое существования, примут и последние условия игры и согласятся выполнить любые капризы заказчика. И сдадут Бородинское поле полностью.

Но если эти проекты почти не защищают и не способны в дальнейшем защитить Бородинское поле от массовой застройки, то возникает вопрос: для чего была проделана эта огромная работа ?

Не могу отделаться от ощущения, что основная ее цель – закрепить существующее положение вещей и придать вид законной деятельности тех административных лиц, которые распродают Бородинское поле. И авторитетом научно-исследовательского института подтвердить обоснованность подобного «хозяйственного развития» музейной территории.

Другого смысла в этой работе нет. Местная администрация теперь как бы амнистирована и отмыта от прежних обвинений и подозрений.

Наличие этих проектов формально снимает любые подозрения и с самого Шойгу. Теперь он, оправдывая свое нежелание или неспособность защитить Бородинское поле, может смело сослаться на разработки серьезного научно-исследовательского института. Согласитесь, что даже губернатору трудно спорить с наукой!..

В какой-то степени эти проекты должны успокоить и общественное негодование. Ссылки на научную обоснованность придадут заметную весомость любым непопулярным действиям и, возможно, несколько оправдают принятые ранее безответственные решения.

Иных достоинств у этих проектов я пока не вижу.

 

 Видовые точки Бородинского поля. Если не остановить застройку, то Бородинское поле в скором времени может сократиться до размеров вытянутого розового пятна на плане.

 

 Территория сельского поселения Бородинское. Желтые пятна в верхней и средней части плана – проектируемые дачные поселки. До недавнего времени все это относилось к охранной зоне музея.

 Фото автора.

—————————————————————

Комментарии:

  1. Саша П says:

    Можайская администрация не хочет нести ответственность за свои недавние действия и решения
    ******
    — а ее, можайскую админстрацию кто-то понуждает нести ответственность? Где прокуратура, где ск? Спят…

  2. Рассвет-закат RZ says:

    …Возмущает население и то, что Можайская администрация не хочет нести ответственность за свои недавние действия и решения. В последние месяцы, когда наметилось новое отношение к Бородинскому полю, местные чиновники усиленно делают вид, что не имеют к допущенным нарушениям никакого отношения. Тем самым превращая и местных жителей, и дачников в злостных нарушителей предыдущих правительственных решений и постановлений. Хотя, на самом деле, это весьма дисциплинированные и законопослушные граждане…

    А двуличие постановки многих вопросов на бородинском поле и двуличное поведение многих жителей этого сельского поселения никого не возмущает???

  3. Прохожий по полю says:

    автор Михаил Юрьевич Лермонтов (1814 — 1841)
    Любовь мертвеца Датируется условно началом 1841 года.

    Родина

    Люблю отчизну я, но странною любовью!
    Не победит ее рассудок мой.
    Ни слава, купленная кровью,
    Ни полный гордого доверия покой,
    Ни темной старины заветные преданья
    Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

    Но я люблю — за что, не знаю сам —
    Ее степей холодное молчанье,
    Ее лесов безбрежных колыханье,
    Разливы рек ее, подобные морям;
    Проселочным путем люблю скакать в телеге
    И, взором медленным пронзая ночи тень,
    Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
    Дрожащие огни печальных деревень.
    Люблю дымок спаленной жнивы,
    В степи ночующий обоз
    И на холме средь желтой нивы
    Чету белеющих берез.
    С отрадой многим незнакомой
    Я вижу полное гумно,
    Избу, покрытую соломой,
    С резными ставнями окно;
    И в праздник, вечером росистым,
    Смотреть до полночи готов
    На пляску с топаньем и свистом
    Под говор пьяных мужичков.

    1841

  4. Любовь Геннадьевна says:
    «Неужели Черепашенцу, директору музея, до такой степени безразлично происходящее?»

    Скорее всего ДА, иначе то, что происходит на Бородинском Поле и в вопросах строительства и в вопросах подготовки к юбилею не назовешь. Самоустранилась администрация ото всего… Не понятно почему до сих пор не стоит вопрос о его (Черепашенца) отставки с поста директора музея? Такая политика руководства музея ведет к полному и планомерному уничтожению Бородинского Поля.

  5. Артем says:

    Ну давайте проясним наконец ситуацию по поводу охранных зон (645км2) простым набором телефона в минкульт РФ:
    Управление Минкультуры России по Центральному федеральному округу
    (г. Москва, Белгородская, Брянская, Владимирская, Воронежская, Ивановская, Калужская, Костромская, Курская, Липецкая, Московская, Орловская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Тульская и Ярославская области)
    119017, г. Москва, Лаврушинский переулок, д. 17, стр. 1
    И.о. Богатырев Сергей Евгеньевич
    Тел. 8(495) 380-04-36; факс 8(495) 380-04-31
    http://www.mkrf.ru/ministerstvo/subdivisions/

    или
    Департамент контроля, надзора и лицензирования в сфере культурного наследия
    Директор Цветнов Владимир Анатольевич

    Отдел государственной охраны объектов культурного наследия
    Заместитель начальника Станкеева Елена Георгиевна 628-18-86
    Советник Бабенкова Оксана Александровна 623-50-57
    Консультант Чиняков Эдуард Александрович 623-21-15
    Главный специалист-эксперт Орлевич Вита Витальевна 621-75-70

    Отдел контроля в сфере объектов культурного наследия
    Начальник Сытенко Георгий Игоревич 623-98-16
    Заместитель начальника Люликова Ольга Святославовна 624-04-10
    Советник Марусов Дмитрий Александрович 623-98-16
    Консультант Гущина Людмила Борисовна 624-04-10

    Отдел регулирования градостроительной деятельности
    Заместитель начальника Камышева Елена Борисовна 628-57-50
    Советник Шевченко Ирина Валериевна 628-16-93
    Консультант Новикова Ольга Григорьевна 621-76-12
    Главный специалист-эксперт Соловьева Евгения Андреевна 625-37-07
    Старший специалист 1 разряда Симонова Наталья Андреевна 625-07-08
    http://www.mkrf.ru/telefonnyy-spravochnik/

    Вопос ребром — есть эта охранная зона или нет?

Бородинское поле, Новости, , , , , , Permalink

Добавить комментарий