Предательство великого исторического прошлого России

Шуринов Александр Сергеевич

Сегодня так складываются обстоятельства, что человек может участвовать в предательстве интересов Отечества, даже не понимая сути происходящих вокруг него процессов. Так случилось и с Обществом потомков участников Отечественной войны 1812 года, которое было организовано и работало с 1998 года при музее-панораме Бородинская битва. Оказалось, что на мнение наших героических потомков ссылаются некие авантюристы и директора музеев, чтобы провести свои проекты или получить некоторые преференции в работе. Относительно недавно выяснилось, что за спиной ничего не подозревающих патриотов пряталась кучка деятелей из музеев Москвы и Российского Дворянского Собрания (далее — РДС).
Помню, лет 5-7 назад меня очень удивили высказывания учёного секретаря Государственного Исторического Музея (далее – ГИМ), который вызвался быть гидом для нашей группы потомков по новому залу Отечественной войны 1812 года (проект зала, якобы, был разработан им самим в соавторстве со ст.н.с., известным историком ГИМа). Зал был сумрачный, с зелёными стенами и чёрным полом, разделён пополам на французскую и российскую стороны. В середине зала стояла французская кухня, которая, по-видимому, по задумке организаторов должна была намекать о причинах поражения наполеоновской армии – недостатке питания в российской глубинке.
В экспозиции не было ничего сказано  о крестьянских партизанских отрядах, о противодействии захватчикам со стороны простого населения, о взрыве Кремля, поругании и разрушении храмов и святынь. Эта экспозиция и до сего дня остаётся таковою. Каждый желающий может пройти в ГИМ и убедиться в моих словах.
Ответы учёного секретаря обескураживали: «Стены зелёные, а пол чёрный, потому что были зелёные леса и чёрная от грязи дорога», «О партизанах нет ни слова, потому что партизан не было, а это были регулярные части, посланные Кутузовым в леса». «Крестьянам было не до партизанщины. Они, как обычно, пили водку в деревнях». «Мундиры несвежие и полинявшие, но зато они подлинные и именно 1812 года».
Вся экспозиция действительно пахла древностью и мышиными отходами. В ней не чувствовалось радости великой победы над врагом, радости от спасения собственной национальной культуры, чести и достоинства русских офицеров и солдат, многие из которых приняли смерть и увечья ради торжества свободы не только России и всей Европы, но и истощённой Франции от тирании Наполеона, которого русский гений А.С. Пушкин называл «кровавым злодеем» и  «ужасом мира».
По окончании столь своеобразной экскурсии с вызывающими комментариями нашлись среди нас слишком любезные организаторы, призвавшие написать благодарность в журнал посещений этого зала. Я подписывать благодарность отказался, но и активно возмущаться у меня недостало сил.
С этого момента, я стал задумываться: «Кому сие выгодно, и зачем было искажать в ГИМе собственную историю о таком героическом и судьбоносном для России событии, как Отечественная война 1812 года?»
Прошли годы, и я убедился, что неряшливая и необъективная выставка в ГИМе, не просто следствие чей-то оплошности. Она – результат последовательной политики по уничтожению и искажению свидетельств исторических достижений российской империи и русского народа.
Конечно, основную работу в этом направлении ведут зарубежные силы. С начала перестройки контакты с представителями зарубежных гостей у нас упростились настолько, что деятельность зарубежных агентов влияния становилась совершенно неконтролируемой и безнаказанной. Общаясь с руководителями музеев, экспозиции которых посвящены Отечественной войне 1812 года, во время устраиваемых ежегодных празднеств, они предлагали последним заманчивые поездки в Чехию (Аустерлиц), Германию (Лейпциг),  Францию (Париж) и к другим памятным местам наполеоновских войн. Все эти мероприятия облекались в формы исторических реконструкций сражений, конференций и симпозиумов.
Большую роль  в развитии такого рода связей и общения  сыграла двурушническая деятельность тогдашних руководителей вдруг возникшего из небытия РДС, которые активно общались с нашими эмигрантами во Франции. С их подачи особенным образом стали обставляться дни Франция-Россия и Россия-Франция. Предпочитали не вспоминать об агрессии Франции и наполеоновской Европы в отношении России, военному конфликту пытались придавать значение временного противостояния Наполеона и Александра I. И сама битва при Бородино стала называться «битвой гигантов». Музей-заповедник «Бородинское поле» уже несколько лет разворачивает свою экспозицию под этим беспринципным названием-лозунгом и начинает её с революционных событий во Франции, выпячивая несуществующую роль Наполеона в этой революции и не замечая его фактическую роль могильщика людских надежд. Далее вся экспозиция сводится к противостоянию оружия, равноправной доблести сторон, тактике и стратегии битвы.
Уже много лет мы, члены Общества потомков участвуем в конференциях в этом музее-заповеднике и показываем в своих докладах «кровавое злодейство» армий Наполеона. Разоблачаем его бездарные цели и показываем уголовно наказуемые деяния по их осуществлению. Однако наши разработки пылятся в сборниках, и никакого изменения в идеологическом статусе музейных выставок мы не видим. Это касается не только музея-заповедника «Бородинское поле», но и музея-панорамы «Бородинская битва» и Музея Отечественной войны 1812 года в Малоярославце. Во всех этих учреждениях царит идеология равенства противников и дух «толерантности».
На самом деле это идеология национального предательства и забвения подвигов наших доблестных предков, отстоявших Россию и спасших народы Европы от тирании и траты европейских ресурсов на безумные цели маньяка, мечтающего о мировом господстве. Вместо того чтобы нести патриотические идеи в массы, рассказывать о преемственности самоотверженного служения Отечеству, государственные музеи увлечены военными костюмами противника, снаряжением и многолетними пустыми спорами о победе в Бородинской битве и числе погибших с обеих сторон.
Заметим, кстати, если раньше музей-заповедник назывался «Бородинская битва», то совсем недавно он стал называться «Бородинское поле». И эта деформация для неравнодушного человека говорит о многом. Поле, мол, оно поле и есть. Было тут много сражений. Музейные гиды вспоминают, как правило, сражение в Великую Отечественную войну 1941-1945 годов. Но ведь это боевое столкновение с фашистами не идёт ни в какое сравнение с судьбоносным сражением Бородинской битвы в 1812 году!
Мы слышим пустые вместо описания значимости итогов Бородинской битвы для Русской Армии, гениальности действу великого Кутузова, который понял, что продолжение битвы будет гибельным. От ученых требуется изучение его тонкой стратегии, которая соблазнила Наполеона к движению на Москву — в ловушку. Что было потом, все историки знают: в целом из 608-тысячной армии Наполеона обратно сбежало около 30 тысяч искателей наживы. Сам Наполеон бросил армию у Березины и сбежал во Францию. В 1814 году Русские армии вместе с союзниками, которые ещё вчера служили Наполеону, вошли в Париж и принудили Наполеона к капитуляции с почётной ссылкой на о. Эльба. Правда, из ссылки он скоро сбежал, вновь попытался взять власть. Не будем рассказывать всем известного, но подчеркнём, что в 1815 году вся Европа была солидарна в части признания преступных действий Наполеона и с одобрением встретила решение о ссылке международного военного преступника на остров Св. Елены.
Последующие события в Европе показывают, что Францией и Англией, Австрией и Пруссией, а также другими странами не было сделано должной оценки пагубной деятельности Наполеона. Разработанный и внедрённый им гражданский кодекс, содействующий развитию новых буржуазных экономических отношений, затмил военные преступления, которым не была дана научная и справедливая оценка. Опасаясь влияния могущественной России, и претерпев гораздо меньший ущерб от действий Наполеона, европейские страны после его смерти реабилитировали венценосного преступника.
Именем Наполеона спекулировали и прикрывались как военные деятели, так и матёрые авантюристы, спекулянты всех мастей. Напомним об агрессии европейских стран против России в Крымской кампании и последующей Обороне Севастополя. Война, начатая без явной мотивации, объяснялась стремлением помочь Турции и была спровоцирована наследником наполеоновской власти – Наполеоном III. Нельзя не видеть в этой агрессии акт исторической мести. Кстати, Наполеон III  также отличался крайней агрессивностью, наглостью и повышенным самомнением, пёкся о французских олигархах. Он был сметён с императорского престола очередной Французской революцией 1870 года и заканчивал свои дни, как и Наполеон I, под присмотром англичан, проживая, впрочем, под Лондоном.
Попытки реабилитации Наполеона начались не вчера. Ещё в 1840 году прах Наполеона I был вывезён с о. Св. Елены и водружён на пьедестал в Доме Инвалидов в Париже. Сам акт такого общественного «воскрешения» международного военного преступника достаточно показателен для того времени. И сегодня он определяет украшает «лицо» демократической Франции.
Народы Европы, пострадавшие от тирании Наполеона и блужданий его «кровавой великой армии» по Европе, не осознали тяжести того гибельного пути, на который обрекал их амбициозный император. Недаром XIX век был наполнен социальными потрясениями-революциями, зародившимися во Франции. Влияния обуржуазившейся Европы на Россию было достаточно активным в течение всего XIX века и привело к чудовищным последствиям — культура России была во многом потрясена и разрушена. Но эта тема требует отдельного разговора.
Возможны ли сегодня совместные празднества дней России и Франции, если основные идеологические вопросы отношения к агрессии Наполеона в Европе понимаются совершенно по-разному? Для России Наполеон навсегда останется кровавым преступником, а для Франции — великим полководцем и императором. На эти принципиальные различия наших государственных позиций и идеологий и пытаются воздействовать иностранные агенты влияния, пользуясь, где откровенным подкупом, а где моральной слабостью или ограниченностью руководителей историков и музейных работников.
Пример такого влияния — проведение в Государственном Историческом Музее выставки «Наполеон и Лувр». Руководство ГИМа, очевидно, считает такую выставку культурным событием. Но сильно в этом ошибается! Проведение такой выставки больше похоже на политическую и идеологическую диверсию против российского патриотизма и оскорбление нравственного чувства русских людей, знакомых с родной историей. Даже включив все ресурсы «толерантности», во Франции не смогут провести выставку аналогичной направленности, скажем, «Сталин и Оружейная палата» или «Сталин и Кремль». Получается, что мы видим только «толерантность» руководителей ГИМа (и тех, кто их поддерживает и ими руководит!), которой хватает на восхваление чужедальних военных преступников, нанесших неизгладимый вред русской культуре и русскому народу в 1812 году.
Доколе же нам терпеть предательство в наших культурных структурах, в сердце России — в Москве, в музеях, которые призваны беречь и умножать священную память о благородной войне за освобождение Отечества и всей Европы в 1812 году, о погибших и изувеченных в этой войне воинах и обычных людях?
Ведь это происходит накануне 200-летия Отечественной войны 1812 года, когда прикосновение к истории могло бы создать творческий подъём в гражданах России, подобный тому, который пережила Россия в XIX веке. Вспомним, прямое наследие той победы: яркое духовное творчество русских писателей, поэтов и художников! Почему же сегодня кто-то пытается погасить эти патриотические чувства нашего талантливого народа? Кто их боится?
Вспоминается аналогичная акция агентов влияния в декабре 2005 года, когда известный и влиятельный в тогдашних пролужковских кругах г-н Батурин навязал проведение экспозиции-выставки, посвящённой 200-летию занятия императорского престола во Франции Наполеоном I в музее-панораме «Бородинская битва». Весь музей был увешан венками Франции, выставка сопровождалась посещением послов и московских властей и закончилась красочным салютом с шашлыками и шампанским. Журнал посещения выставки в музее  был заполнен недоумёнными и возмущёнными  отзывами. Нам, членам Общества потомков участников Отечественной войны 1812 года, было стыдно за проведение столь антипатриотичной и безнравственной выставки. И мы также поместили свой отзыв в этом журнале. Каково же было наше удивление, когда в дальнейшем инициаторов этого отзыва не допустили к участию в ежегодных научных конференциях при музее-панораме!
Другим фактором подобного отношения был отказ от публикации докладов о выдающейся военной деятельности М.И. Кутузова, о мнении А.С. Пушкина о Наполеоне и т.д.
Характерно, что до этого мероприятия любитель Наполеона г-н Батурин принуждал к экспозиции-выставке «Великая армия Наполеона» коллектив Малоярославского музея Отечественной войны 1812 года. В чём опять преуспел. Несколько лет одно из помещений музея демонстрировало золочёные штандарты и портреты, доспехи и оружие разбитых и изгнанных врагов. На конференциях в Малоярославце с подачи московских предателей, в том числе, из ГИМа, «перемывались кости» спасителя Отечества М.И. Кутузова и генерал-губернатора Москвы Ф.В. Ростопчина, звучали призывы не считать Отечественную войну именно Отечественной, поскольку в ней, якобы, не участвовало население. Несли и иной бред, который здесь не хватит места и времени пересказывать.
Удивляет полная безнаказанность болтунов, в которой помимо историков-предателей присутствует также группа наполеономанов. Их выступления были за пределами любой логики и исторической реальности. К сожалению, сейчас накануне 200-летия эти проявления любви к врагу, истязавшему наш народ, резко обостряются.
Жаль, что во Франции и во всей Европе нет достойного полководца и личности, которым российская общественность могла бы отдать дань уважения. Наполеон же для этой цели совершенно не подходит. Его пример только лишний раз показывает, что важны не просто способности человека, но и направления его общественной деятельности. Провоцируя и организуя войны, такие личности обычно проявляют свои самые скверные антиобщественные качества, а в их числе, прежде всего, агрессивность, своекорыстие, авантюризм. Они и не могут быть признаны позитивными историческими фигурами в любом деесопособном сообществе или государстве.
Положение с патриотизмом в нашей исторической и культурной среде иногда просто угнетает. Показательной является ситуация с Обществом потомков участников Отечественной войны 1812 года, которое спокойно работало до 2007 года над программами патриотического воспитания и преемственности поколений. При приближении к 200-летнему юбилею оно было захвачено и разорено рейдерами. В результате в нём воцарилась группа авантюристов из выше упомянутого Российского Дворянского собрания. Срочно был открыт счёт для приёма пожертвований. Действительно, под предлогом патриотической работы в Обществе потомков участников Отечественной войны 1812 года проще вымогать деньги из наивных зарубежных и внутренних патриотов России!
Горько было наблюдать, как под влияние РДС и их «липовых» сообществ попадают руководители города Москвы. 14 июля на заседании Оргкомитета по проведению празднования 200-летнего юбилея представителем рейдерской группы навязывались мероприятия по ВИП-приёму гостей на будущем празднике 200-летия победы в 2012 году. По просочившемся сведениям, музей-заповедник «Бородинское поле» вдруг стал заинтересован в приватизации Бородинского поля (что будет вопиющим случаем распродажи национального достояния и святыни!). Есть предположение, что часть этой святой земли будет предложена нашими музейщиками и Министерством культуры России противнику — Франции и последняя установит на ней памятник Наполеону. Такого бесславного предательского и кощунственного конца наши предки не могли бы и предположить.
На наш взгляд, путём проведения выставок типа «Наполеон и Лувр» в ГИМе проводится подготовка к такого рода предательству в 2012 году. И велика опасность превратить празднование 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года в сходку прощелыг, авантюристов и врагов со всего мира — у нас на Бородинском поле, у памятника международному военному преступнику Наполеону. По крайней мере, сейчас ежегодное празднование Дня Бородинской битвы в начале сентября начинается с мероприятий у французского памятника «Мёртвым великой армии», что крайне негативно воспринимается участниками праздника и российской общественностью.
Если мы не объединимся в своём возмущении складывающимся положением, так и будет. Бородинское поле будет вновь оккупировано агрессивными и самоуверенными французами и их европейскими апологетами.
Проведение выставки «Наполеон и Лувр» в Государственном Историческом Музее показывает, насколько слаба и бездуховна наша музейная элита, которая позволяет фактически уничижать собственные успехи по освобождению Европы в 1812-1814 годах от владычества самоуверенного людоеда, сидящего в ажурных креслах и наслаждающегося шедеврами живописи в Лувре. Из близких примеров перед глазами всплывает фигура Гитлера, который любил слушать музыку европейских музыкальных гениев, в том числе, Рахманинова, но при этом приказывал травить миллионы людей разных национальностей и культур в газовых камерах.
Безусловно, основная цель выставки в ГИМе — выпятить личность Наполеона и показать успехи его деятельности в Европе. И некоторые из посетителей выставки попадаются на эту удочку: отметят для себя позитивную роль Наполеона. Иные посмотрят только на произведения из Лувра. Другие же напишут в книге отзывов следующее: «Для русских Наполеон — враг, разоритель, истребитель, не понимаю преклоняющихся перед эгоистичной фигурой людоеда».

Бородинское поле, История, Культура, , , Permalink

One Response to Предательство великого исторического прошлого России

  1. Недавно я была на экскурсии в малоярославецком музее 1812
    года. Все еще хуже, чем Вы рассказали. Девица-экскурсовод периодически
    вздыхала: «Ах, французы!» Или:»Итальянцы сражались как
    львы!» А про «львиное отступление Неверовского», которое у всех
    вызывает восхищение, сказала:»русские прошли ускоренным маршем 250
    верст». И вообще, русская армия в изложении экскурсовода выглядела
    какой-то жалкой массовкой. То под Тарутино заблудилась в лесу, то после
    Малоярославецкого сражения отступала до Полотняного завода, пока не заметили,
    что Наполеон уходит. В конце экскурсии сложилось впечатление, что Наполеон
    пришел в Россию, погулял, а потом просто ушел. Когда ее прямо спросили о
    причинах поражения, мялась и выдавила что-то о морозах и сложившихся
    обстоятельствах. Зато три(!!!) раза повторила, что к ним в музей приезжают
    иностранцы. Вот оказывается, что самое главное! 
    И это теперь называется патриотическим воспитанием. Нам любезно
    сообщили, что музей неоднократно награждался грамотами именно за патриотическое
    воспитание. И куда смотрит администрация города, Малоярославецкая Дума или кому
    там этот музей подчиняется?  

Добавить комментарий